Комментарии

Они, народ

Леонид Гозман присутствовал на республиканском Конвенте, где Трампа номинировали в кандидаты. Как это было

Фото: Reuters

Политика

Леонид ГозманНовая газета

Завидовать плохо. Но что делать?

Дональд Трамп — ночной кошмар американского истеблишмента, американский Жириновский (даже мимика похожа), хам и популист, взявшийся из небытия, никуда и никогда не избиравшийся, номинирован в кандидаты в Президенты США от Великой Старой Партии Линкольна!

Когда находишься в зале Конвента — «Следующий Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп», овации, охваченные энтузиазмом лица — сомневаться в его победе невозможно. Ноябрьские выборы кажутся формальностью. Суггестивное воздействие Конвента фантастическое — еще минута и, кажется, я сам готов был бы проголосовать за человека, являющегося средоточием всего, что мне отвратительно.

Режиссура, подбор и подготовка спикеров великолепны. Чего стоит только выступление матери погибшего в Бенгази солдата: «Я обвиняю в смерти моего сына Хилари Клинтон»! Люди плачут!

Правда, все аналитики утверждают, что у Хилари небольшое, но устойчивое преимущество. У Трампа меньше денег, нет людей, готовых агитировать от двери к двери, а без этого не склонить колеблющиеся штаты — преодолеть отставание он не сможет. Звучит убедительно, только те же аналитики еще недавно утверждали, что у Трампа по тем же самым причинам нет шансов выиграть праймериз.

Но он выиграл! В борьбе против лидеров партии. Против авторитетных сенаторов и конгрессменов, за которыми миллионы избирателей. Против прессы — он был для нее забавным клоуном, но никак не реальным претендентом. Созданное внутри республиканцев движение «Стоп Трамп» не опускало рук — за полчаса до открытия Конвента была предпринята последняя попытка изменить правила, что поставило бы номинацию Трампа под вопрос. Напряжение в зале возросло до немыслимых пределов — я боялся, что сидевшего рядом со мной пожилого джентльмена хватит инфаркт, делегация Колорадо в знак протеста покинула зал, но Оргкомитет подтвердил незыблемость процедур, и все пошло по плану.

Кто стоит за Трампом? Люди — те, кому надоела существующая система, которые разочаровались в ней и возлагают — совершенно напрасно — свои надежды на Трампа. Вначале их было не много. Лишь три процента избирателей США в ходе праймериз высказались за Трампа. Но именно это активное меньшинство, которым не лень было зарегистрироваться, а потом пойти проголосовать, создали впечатление неотвратимости его победы, которое заставляет сейчас присоединяться к нему миллионы людей. 

Лидеры партии в ужасе — сенаторы и конгрессмены, которых я видел здесь в рамках программы для иностранных гостей, начинали с фразы «Я не сторонник Трампа»! Но они пленники процедур, их соблюдение — с этим они все согласны — важнее результата. И кукушка — Трамп — законно разместилась в гнезде. Для включения в бюллетени на праймериз не надо «разделять устав и программу», надо лишь собрать подписи. Согласия руководства партии не требуется.

Конвент — не только зомбирование общества, но и диалог с ним. Трампа обвиняют в расизме — а на Конвенте за него черные. В антиисламских настроениях — слово главе «Американских мусульман за Трампа». Может, организация и фиктивна, но нужные слова прозвучали.

Он против мигрантов? Но его жена, говоря о себе, упоминает, что она из Словении и получила гражданство лишь в середине девяностых. У выступающих на Конвенте  конгрессмена и его жены не только восемь детей — да здравствуют семья! — ее родители из Мексики. Мы, говорит Конвент, против нелегалов, но мы за тех, кто приезжает законно, работает, как мы и становится одним из нас. Нет черной и белой Америки, повторяют спикеры, есть Америка. И зал скандирует: «U. S. A.»!

Конечно, единство только в зале. У входа — демонстрация против Трампа. А среди сувениров «за Трампа» продается и футболка с лаконичной надписью: «Fuck Trump». Протестующие — я их спрашивал — будут за Хилари, но только чтобы остановить Трампа, которого считают катастрофой. Правильно считают! Но проблема в том, что у оппонентов Трампа нет никого, с кем бы они связывали свои надежды, нет ни Обамы, ни Кеннеди —  выбирают меньшее из зол, а это не очень мобилизует.

Конвент объявил врагом Америки не просто исламский терроризм, но радикальный ислам — одну из ветвей религии, как таковую. Люди на Конвенте счастливы — наконец, открыто сказано то, что они давно думали, но не могли произносить вслух. Им дали свободу! Но — поразительно — даже в кулуарах никто не вспоминает, что второе имя Обамы — Хуссейн, что он ходил в мусульманскую школу, и от этого, мол, все беды. При ненависти к нему — ни одного расистского высказывания, а небелых спикеров приветствуют особенно бурно. Даже сторонники Трампа не хотят быть расистами — Америка изменилась.

И еще — вокруг Арены спорят, но к рукопашной не переходят. В зале, кстати, опознав во мне иностранца, меня стали спрашивать о моем отношении к Трампу. Я сказал, что думаю. Результат — не проклятия, не отчуждение, а интересный и вполне доброжелательный разговор.

Чем все кончится, неизвестно. Как проголосует «ржавый пояс», куда качнется десять процентов избирателей (девяносто голосуют за «свою» партию), кто придет на избирательный участок, а кто останется дома? Никто не знает, что будет, если Трамп победит? Я-то думаю, что это будет ужасно и для Америки, и для мира, а надежды нашего руководства на то, что он забудет о Крыме и Украине и все будет, как раньше, ни на чем не основаны.

Но ни меня, ни вас не спрашивают. Люди на Конвенте и вокруг него убеждены, что кто бы ни стал их следующим президентом, он станет им по воле народа.  

И они правы. Потому и зависть.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera