Сюжеты

Пока все сносно

На смену «ночи длинных ковшей» пришли дни быстрых судов

Так было в феврале. Фото: Евгений Фельдман / «Новая»

Этот материал вышел в № 81 от 27 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Анна Бессарабовакорреспондент

Столичные власти выбирают новые постройки для сноса, объясняя, что освобождают город от «гадюшника». Собственники ларьков жалуются, что чиновников не заботят ни Конституция РФ, которую они нарушают, ни люди с их несчастьями и потерями.

О том, что происходило в Москве в ночь с 8 на 9 февраля 2016 года, помнят многие. Одномоментно в разных районах города были разрушены 104 торговых павильона: небольшие ремонтные мастерские, цветочные киоски, пункты шиномонтажа, аптеки и довольно крупные магазины. Некоторые строения уничтожались вместе с товаром. Десятки собственников потеряли имущество, сотни людей — работу.

Мэр Москвы Сергей Собянин назвал снос «наглядным примером того, что в России не продается правда, наследие, история нашей страны», и посоветовал предпринимателям не «прикрываться бумажками о собственности, приобретенными явно жульническим путем». А рассказы о потерянном бизнесе в социальных сетях и СМИ сменились похожими статьями о «напрасных истериках — никто из пострадавших не умер, уже через месяц все возобновят торговлю и вернут свои деньги».

К сожалению, это не так: и смерть была — после погрома от сердечного приступа скончался один из собственников помещения в торговом комплексе «Чистые пруды», и пострадавшие не могут восстановиться — суды не у всех принимают исковые заявления.

Весной с улиц исчезли 376 объектов. Недавно появился новый список из 107 точек «самостроя», правительство Москвы дало их владельцам два месяца — чтобы хорошенько подумали и снесли строения добровольно. Осенью, как утверждают адвокаты предпринимателей, будет очередной этап демонтажа.

Чиновники не останавливаются, несмотря на то, что коммерсанты и депутаты Мосгордумы от нескольких партий сочли их действия незаконными, обратились в Конституционный суд России, и он пока не вынес окончательное решение. И несмотря на то что 11 июня президент страны поручил правительству РФ усовершенствовать механизм государственного строительного надзора и порядок сноса объектов самовольного строительства, внести в законодательство изменения, исключающие случаи принятия нормативно-технических документов в области проектирования и строительства без согласования с федеральными органами исполнительной власти.

Законы должны доработать до 1 декабря 2016 года, а Москва разрушает ларьки, магазины и мастерские сейчас.

По словам столичного мэра Сергея Собянина, с собственниками «самостроя» бесполезно договариваться, потому что среди них «есть лица, связанные с криминалом». Руководитель Госинспекции по недвижимости Москвы Сергей Шогуров поддерживает градоначальника: «В данном случае страдает не малый бизнес, а правительство города, у которого отобрали территории. Те же Чистые пруды показали: не стало гадюшника, и теперь это территория для жителей».

— Объекты недвижимости, зарегистрированные 13 и более лет назад, двухэтажные капитальные строения ларьками не являются и палатками с шаурмой тоже. Под фиктивными бумажками власти во многих ситуациях понимают решения суда, — возражает адвокат Рубен Маркарьян, чей клиент (ООО «Созидание) недавно предъявил правительству Москвы иск на 1,8 млрд рублей.

— Город не рассматривал объекты, их документацию индивидуально, к чему огульные обвинения? Пострадали разные люди: у 91-летнего Абрама Гофмана на Чистых прудах было 25 квадратных метров, он сдавал их «Евросети» и жил на вырученные средства, — приводит примеры вице-президент Ассоциации владельцев недвижимости Гай Дилбарян. — У Юлии Савиной был долгосрочный договор аренды земли, ее магазин снесли из-за ошибки госслужащих. Предприниматели просят госинспекцию, правительство Москвы, суд: «Давайте разбираться, ведь столица сама подписывала разрешения». Бесполезно.

Кто здесь потерпевший?

«Новая» пообщалась с несколькими владельцами недвижимости. Их ларьки, магазины снесли в феврале. Кто-то нашел новое помещение и торгует в неудобных условиях. Кто-то не знает, как расплатиться с кредиторами и расстается с персоналом. Кто-то ходит по судам, доказывая неправоту чиновников.

Ветеран труда Абрам Гофман после «ночи длинных ковшей» чувствует себя очень плохо. Он и раньше болел — возраст, больное сердце, жизнь с кардиостимулятором. А тут еще потеря собственности, равнодушие управленцев, включивших его, честного старика, в список «жуликов». Абрам Ханонович постоянно об этом говорит. Как вложил все, что заработал, в угол на Чистых прудах. Что лечился, покупал дорогостоящие препараты на деньги от аренды. Никогда никого собой не обременял, не хитрил и не мошенничал. Тогда за что с ним так?

Юрист Гай Дилбарян объясняет, что с февраля по июнь пишет письма в правительство столицы, просит людей из различных комиссий, инспекций изучить документы Гофмана, решить его проблему, но это как со стеной разговаривать...

Москвичка Юлия Савина пытается отстоять в суде интересы своей мамы. Она владела магазином автозапчастей на улице Часовой — двухэтажным зданием площадью более 300 квадратных метров.

«У нее был долгосрочный договор аренды земли до 2061 года. Все оформлялось по закону, — рассказывает Юлия. — Строение снесли по нелепой ошибке, в документах Кадастровой палаты наше здание по непонятным причинам развернули на 180 градусов, и по бумагам получилось, что оно расположено на коммуникациях, как раз на пересечении кабелей.

Мы вызвали экспертов, те подготовили техническое заключение. Кадастровая палата признала: да, ошибка, — но долго тянула с ответом.

Обращались с мамой в госинспекцию, префектуру и слышали: «Ничем не можем помочь. Идите в суд». Пошли в суд, он назначил первое заседание на дату, которая наступила уже после «ночи ковшей».

Весной я подала иск в Арбитражный суд, мне отказали. Ходила в штаб по защите бизнеса при правительстве Москвы, чиновники предложили взять в аренду другое помещение и ежемесячно платить по 5 тысяч рублей за квадратный метр. Откуда такие деньги? Компенсировать потери город не хочет. Здание стоило примерно 60 миллионов рублей. Его сносили вместе с имуществом и товаром — еще 4 миллиона. Магазин находился в 15 минутах ходьбы от метро «Аэропорт», рядом были только парковка и рынок. Зачем городу понадобилась пустая, удаленная площадка?

Мама отдала магазину 20 лет жизни, с ней работали люди, которых она давно знала, — 15 человек. С половиной пришлось расстаться. Взяли кредит, арендовали небольшое помещение на рынке. Торгуем не для прибыли, а для погашения долгов, и неизвестно, выберемся ли когда-нибудь из этого тупика».

Собственница ларька из Юго-Восточ­ного округа столицы Александра Н. просит не называть ее фамилию: «Опять начнется: зачем, почему? Еле-еле нашли здание для торговли. Неудобное, тесное, но нашли. Самые стойкие предприниматели еще на что-то надеются, судятся. Многие и хотели бы бросить бизнес, но их держат долги.

Власти обвинили владельцев киосков в самострое по липовым документам, а кто их подписывал? Город. Тогда чиновники действовали по одним правилам и законам, сегодня придумали другие».

Пойдешь направо — плати, налево пойдешь — плати

Снос «самостроя» в Москве регулируется постановлениями городского правительства № 819 от 11 декабря 2013 года и № 829 от 8 декабря 2015-го.

Если объект, принадлежащий собственнику, находился в первом документе, он может быть рассмотрен на градостроительной земельной комиссии (ГЗК). В случае ее положительного решения владельцу позволяют заплатить штраф и легализоваться, сохранив ларек или павильон.

Если объект включен в постановление № 829, чиновники рассматривают его уже с учетом части 4 статьи 222 Гражданского кодекса РФ. В июле 2015 года Госдума России внесла в нее изменение, дающее право сносить построенные объекты, если они расположены на земельном участке незаконно и находятся в зоне с особыми условиями использования: в полосе отвода инженерных сетей, на территориях общего пользования. Городские власти поняли формулировку по-своему: можно сносить без суда.

В Ассоциации владельцев недвижимости популярно объясняют «Новой», что такое легализация. Регламентированной основы у процедуры нет: ни нормативной базы, ни порядка.

«Москва разборчива в своем желании помочь: где ей выгодно — помогает, где невыгодно — нет. Независимо от размера нарушения собственника целенаправленно подводят к легализации. Просто из-за того, что один чиновник не увидел у тебя в документах, условно говоря, запятую, он может заявить: «Подозрительно, давайте-ка отправим вас на легализацию». То есть заставляют платить штраф. Ты попадаешь на рабочую группу, где присутствуют архитектура, департамент городского имущества и госинспекция, — продолжают предприниматели. — Сумма «прощения» рассчитывается, исходя из объема нарушения в квадратных метрах и их стоимости в конкретном районе Москвы — от 7 тысяч за квадратный метр на периферии до 30 тысяч за квадрат в центре. В постановлении № 819 около тысячи объектов. Легализация идет полным ходом. Для большинства это последняя надежда спасти бизнес, люди платят».

О «гражданском подвиге судей»

Сотрудники мэрии говорят, что иски о неправомерном включении объектов в постановление о сносе (№ 829) подавали 98 собственников. Адвокаты и сами владельцы недвижимости знают лишь о четырех заявлениях. Процесс в Мосгорсуде коммерсанты проиграли. Верховный суд жалобу предпринимателей отклонил.

В мае Ассоциация владельцев недвижимости и депутаты Госдумы от КПРФ и ЛДПР обратились в Конституционный суд с просьбой о проверке 4-й части 222- й статьи Гражданского кодекса РФ на соответствие статьям Конституции РФ, согласно которым собственник не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Мало того, ассоциация написала президенту России о «спланированной кампании по уничтожению индустрии мелкорозничной торговли в Москве».

«Она направлена на помощь крупным торговым сетям и на ограничение конкуренции — департамент городского имущества Москвы является крупным собственником торговой недвижимости в столице, — заявляют авторы послания. — Просим наложить мораторий на снос строений до соответствующего постановления Конституционного суда и до выполнения ваших поручений по совершенствованию законодательства в сфере сноса объектов, имеющих признаки самовольного строительства».

1 июля в Арбитражном суде Москвы состоялось первое судебное заседание по иску владельца ООО «Созидание» — собственник требует взыскать с правительства города и префектуры Южного административного округа убытки в размере 1,8 млрд рублей.

«В этом случае мы имеем дело с капитальным строением. Оно было построено у станции метро «Южная» с выполнением ряда технических условий, принятых Московским метрополитеном: реконструкцией теплового узла, установкой антивандальных фонарей и так далее, — перечисляет адвокат истца Рубен Маркарьян. — Было три решения суда. Префектура обращалась по поводу освобождения «самовольно занятого» земельного участка и проиграла процесс — суд заявил, что участок был занят на основании распоряжения префекта. 

В октябре 2015 года Арбитражный суд Московского округа установил, что объект не является самовольной постройкой, и не дал разрешения на его снос. Решение принималось на основании проведенной технической судебной экспертизы. В иске префектуре было отказано, и тем не менее в ночь на 9 февраля объект снесли.

Сейчас мы требуем взыскать убытки. На первом заседании ходатайствовали о запросе в Конституционный суд, просили проверить часть 4 статьи 222 Гражданского кодекса на соответствие Конституции.

Наши оппоненты уверяют, что действовали исключительно в рамках этой статьи. Но в постановлении правительства Москвы № 829 не написано же о сносе без суда и следствия, там определен порядок сноса, а префектурам поручено этот снос организовать, и может получиться так, что префектура превысила свои полномочия.

Мне кажется, вольная трактовка части 4 статьи 222 Гражданского кодекса РФ и привела к нынешним проблемам. И, наверное, Конституционный суд РФ должен разобраться. Даже если он не признает ее неконституционной, то, по крайней мере, пояснит. Например, действительно у местных органов власти должно быть право на снос самовольной постройки, но за исключением ситуаций, когда право на постройку (пусть она и обладает признаками самовольности) зарегистрировано в установленном порядке, потому что зарегистрированное право собственности не может быть разрушено волевым решением какого-либо чиновника, оно может быть оспорено только в суде».

Официально

Алексей Немерюк
Руководитель департамента торговли и услуг Москвы:

— Объекты самостроя в столице возникают постоянно, поэтому городские власти будут продолжать работу по их сносу. Владельцам дается возможность обратиться в штаб по поддержке предпринимательства. Мы еженедельно даем туда информацию о тех объектах, в которых есть свободные площади. Цены там ровно такие же, какие установлены и в объектах под снос.

Согласно нормативам Министерства промышленности и торговли России, в столице на каждую тысячу жителей должно приходиться 709 кв. метров торговых площадей. А у нас этот показатель равен 874 кв. метрам — на 23% больше.

Сергей Шогуров
Глава Госинспекции по недвижимости Москвы:

— Только за последние два года в столице выявлено порядка 450 тысяч кв. метров капитального строительства, которые незаконно появились в городе. В новом списке — 31 тысяча кв. метров. Все сооружения находятся на общегородской территории или на городских сетях и коммуникациях...

У нас предусмотрена компенсация за снос в случае, если собственник сам демонтирует свои сооружения в сроки, указанные в уведомлении. Из собственников снесенного в феврале самостроя никто этого не сделал и не подал заявления на выплату компенсации за демонтаж.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera