Колумнисты

Быстрее, тише, дороже

Почему МОК допустил Россию на Олимпиаду

Встреча с членами олимпийской сборной России в Кремле. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 82 от 29 июля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

Всемирное антидопинговое агентство (WADA) обвинило Россию в организованном государством применении допинга и порекомендовало МОК отстранить ее от участия в летней Олимпиаде в Рио-де-Жанейро.

Россия, впрочем, не единственная страна, пострадавшая из-за прямого вмешательства государства в спорт. По этой причине в разные годы МОК забанил Кувейт, Индию, Гану и Панаму.

Россию к тому же не забанили. Томас Бах, глава МОК, не внял рекомендациям WADA и не стал исключать всю сборную, перепасовав ответственность спортивным федерациям, которые должны были принять это решение в частном порядке.

Решение главы МОК Томаса Баха легко понять: международная спортивная бюрократия любит тишину, а Олимпийские игры стремительно теряют привлекательность.

Во-первых, они перестали окупаться. Ни при каких обстоятельствах страна, принимающая Олимпиаду, не может отбить свои деньги. Несмотря на это, жители олимпийских городов обычно относятся к Играм с воодушевлением: к примеру, лондонскую Олимпиаду одобряли 70% жителей английской столицы.

Это — важный электоральный плюс, однако семилетний промежуток между решением МОК в пользу той или иной страны и Играми означает, что демократический политик, подавший заявку, редко политически доживает до ее плодов.

В этих условиях на Игры начинают претендовать в основном авторитарные страны: к примеру, при выборе места зимней Олимпиады-2022 МОК был вынужден выбирать между Пекином и Алматы. Осло, Стокгольм, Львов, Краков, Сент-Мориц и Мюнхен или отозвали заявки, или передумали их подавать.

В условиях, когда демократические государства все менее интересуются проведением Олимпиад, особую важность приобретает дружба с авторитарными режимами. Там и выпивка льется рекой, и отдельные члены МОК могут не только поужинать с местным государем, но и отправиться с ним на охоту.

К сожалению, те же самые авторитарные режимы, которые мечтают добыть себе Олимпиаду любой ценой, склонны также и к государственным программам поощрения допинга. Перед спортивными бюрократами возникает сложная проблема: им надо, с одной стороны, не отпугнуть клиентов-диктаторов, склонных к настойчивым и приятным ухаживаниям, а с другой — не понизить капитализацию игр за счет явной коррупции и закрывания глаз на допинг.

Олимпийские игры систематически теряют аудиторию: к примеру, Олимпиаду в Сочи в США смотрело на 17% меньше зрителей, чем предыдущую в Ванкувере. Во многом это связано с тем, что список олимпийских видов спорта расширяется за счет малоинтересных для зрителя соревнований.

Эти малозрелищные виды спорта опять-таки отвечают потребностям авторитарных стран, чьи правители тешат свое эго спортивными достижениями: выиграть комплект медалей в каком-нибудь условном керлинге куда легче, чем в зрелищном виде спорта, не нуждающемся в государственных спонсорах. Кроме того, любая бюрократия, в том числе и спортивная, всегда склонна к саморасширению.

Допинговый скандал поставил МОК в сложное положение. Ведь речь о святом — о статусе и бабле. Олимпиада — это около 70% денег от спонсоров и ТВ-трансляций, которые распределяются через МОК. Как распределяются эти деньги — сказать сложно. В 2008 году британский think tank One World Trust  назвал МОК самой непрозрачной из 30 международных организаций, более непрозрачной, чем НАТО. Такая организация и авторитарные режимы созданы друг для друга.

Реакция российских властей на допинговый скандал на первый взгляд была вполне стандартна: наших бьют и кругом враги. «Обвинения в адрес российских спортсменов построены на показаниях одного человека со скандальной репутацией», — заявил Владимир Путин.

Но собственно показания Григория Родченкова были лишь верхушкой айсберга. К примеру, он подробно рассказал о спецоперации по подмене мочи во время Олимпиады-2014.

К тому же Родченков предоставил в распоряжение WADA не только словесные показания, но и множество материальных свидетельств: фотографии, и-мейлы. Притом ходят неясные слухи, что Родченков не является единственным свидетелем: якобы один из людей, непосредственно замешанных в спецоперации по подмене мочи — чуть ли не из офицеров, — тоже сбежал на Запад после того, как ряды чиновников РУСАДА начали косить таинственные смерти.

Однако если внимательно проанализировать российскую реакцию, то нетрудно заметить, что большая часть гневных заявлений на тему «кругомвраги» исходила из уст министра спорта Виталия Мутко и подведомственных ему спортсменов.

Сам Кремль вел себя удивительно взвешенно. Причина была, видимо, ровно в том, что Кремль трезво оценивал ситуацию и понимал: непрозрачная и безответственная олимпийская бюрократия на самом деле является главным союзником Кремля и заинтересована замять допинговый скандал по тем же причинам, по которым она была заинтересована в проведении Олимпиады в Сочи.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera