Сюжеты

Теракты подрывают авторитет канцлера

Меркель не оправдала ожиданий немцев, а в Баварии предложили «культуру депортации» вместо «политики открытых дверей»

Фото: Reuters

Политика

Александр Чурсинсобкор на Балканах

В Германии после взрыва в Ансбахе с нетерпением ожидали, когда Ангела Меркель лично появится на публике и отреагирует на событие, взбудоражившие, без преувеличения, всю нацию до уровня панических настроений — все-таки первый случай, когда исламский террорист-смертник подорвал себя на немецкой территории. С экранов и в прессе успели высказаться федеральный министр внутренних дел и премьер-министр Баварии, депутаты бундестага и политики из оппозиционных партий, прокурорские и полицейские чины различных рангов. Молчала только «мама», что порождало не очень приятные для нее спекуляции.

И вот, наконец, фрау канцлер взяла слово, проведя в минувший четверг в Берлине летнюю пресс-конференцию. Ради этого Меркель прервала отпуск и нарушила традицию — обычно она встречалась с прессой после завершения отпускного сезона. Правда, в остальном глава правительства строго соблюла свой фирменный стиль: уверенный тон, сдержанные без крайностей формулировки, суховатая почти без эмоций речь. Только в самом начале она одарила зал и телекамеры улыбкой, словно успокаивая всех: я — здесь, никакой паники, все под контролем.

Где ошиблась Меркель

С первых фраз стало ясно, что Меркель не прислушалась к многочисленным голосам, которые после «кровавой недели» требовали закрыть границы и выслать всех хоть раз нарушивших закон мигрантов. Хотя канцлер и сказала, что Германия ведет борьбу или даже находится в состоянии войны с «Исламским государством» (запрещенной в России организацией), но тут же добавила: «Мы не боремся и не воюем с исламом».

Террористы в Вюрцбурге и Ансбахе, по словам Меркель, надругались над принявшей их страной, над всеми, кто им помогал и заботился о них, а также над сотнями тысяч беженцев, которые ищут защиты и хотят жить в мире. Власти, заверила она, сделают все, что в их силах, чтобы полностью расследовать злодейские преступления и восстановить доверие к государству.

Вместе с тем, она по-прежнему, как и 11 месяцев назад, не выказала и тени сомнений в том, что политика «открытых дверей» была правильной, как и реальным выдвинутый ею в связи с миграционным кризисом лозунг «Мы преодолеем это!». Назвав решение проблемы беженцев исторической задачей и испытанием для Германии, канцлер, опять повторив свою известную фразу, предложила план из девяти пунктов по борьбе с террористическими угрозами.

Среди них, в первую очередь, следует назвать создание специального единого центра в системе правоохранительных органов для проникновения в закрытую сеть интернета Tor и другие шифрованные виртуальные каналы связи, используемые террористами и преступными группировками; увеличение численного состава полиции и спецслужб с одновременным улучшением их технического обеспечения; привлечение частей бундесвера для участия в антитеррористических операциях; ускорение процесса депортация беженцев, которым отказано в убежище. Эти действия должны дополнить такие информационные усилия, как организация системы раннего обнаружения радикальных настроений в мигрантской среде и расширение аналитического изучения причин исламского терроризма. И, наконец, необходимость как можно скорее наладить обмен базами данных по террористам в рамках Евросоюза, углубить сотрудничество с дружественными иностранными спецслужбами и принять единый общеевропейский закон об оружие, чтобы полностью исключить оружейную торговлю через интернет.

Выдвинутый Меркель план антитеррористических мероприятий, по мнению немецких экспертов, носит слишком размытый характер и не представляет собой ничего нового, а, скорее, является шаблонным ответом государства, чтобы хоть как-то успокоить общество и разрядить напряженную обстановку. Эффект получился обратный — канцлер разочаровала бундесбюргеров.

Много слов и опять ничего конкретного, так в сети оценили выступление Меркель. Особое возмущение вызвало повторение тезиса «мы преодолеем это» без ответа на очень актуальный в сложивший ситуации вопрос — как? Подавляющее большинство пользователей посоветовали канцлеру не олицетворять собой всех немцев.

После пресс-конференции журналисты и политологи также не скрывали своего разочарования. Комментаторы подчеркивали, что Меркель, похоже, не до конца оценив эмоциональное состояние общества, вместо анализа политических промахов постаралась скрыть растерянность и беспомощность госаппарата призывами мобилизовать силы.

Общее мнение выразил доктор политологии Клаус Шрёдер из берлинского Свободного университета: «В речи канцлера отсутствовали ясные ответы на волнующие проблемы, прежде всего, по миграционной политике. Ожидание не оправдались, недовольство курсом правительства будет нарастать».

Бавария пошла в наступление

На этом фоне занятая баварским премьером Хорстом Зеехофером после терактов в Вюрцбурге и Ансбахе жесткая позиция по мигрантам принесла ему дополнительные очки в политический рейтинг. Он, в частности, заявил, что, более не оглядываясь на Берлин и Брюссель, закроет границы Баварии для беженцев, которые не имеют на руках подтверждающих личность документов и будет высылать их на родину, даже если речь идет о кризисном регионе.

Острой критике подверг премьер Баварии то обстоятельство, что в приютах для беженцев, существующих на бюджетные деньги, никто не контролирует ситуацию. Мигранты фактически предоставлены самим себе, полиция появляется только в экстренных случаях по вызову, другие государственные органы вообще самоустранились, а социальные службы не обладают достаточными полномочиями, чтобы авторитетно воздействовать на склонных к насилию беженцев. Политик пообещал устроить тотальную инспекцию всех находящихся на баварской земле приютов.

Кроме того, Зеехофер потребовал вернуться на федеральном уровне к установлению верхней границы на количество ежегодно принимаемых Германией беженцев. По его мнению, она не должны превышать 200 тысяч человек.

По инициативе премьера баварское земельное правительство провело даже специальное совещание под девизом «Безопасность с помощью силы», где обсуждались меры по нормализации обстановки и защите населения от террористических угроз. В качестве приоритетных задач рассматривались обустройство на границе так называемых транзитных зон для мигрантов по принципу фильтрационных пунктов, создание 20-ти тысяч новых штатных мест в полиции, выделение дополнительных финансов на закупку современных антитеррористических спецсредств и экипировки. Кто-то из участников совещания вполне серьезно предложил взамен культуры «добро пожаловать» ввести «культуру депортации».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera