Сюжеты

Где, кого, за что

Громкие процессы недели

Задержание Яна Кателевского

Этот материал вышел в № 83 от 1 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Новая газета»

Кредиты, наркотики, мигранты

Мосгорсуд подвел итоги работы столичных судов за первое полугодие. Общее число рассмотренных дел превысило 600 тысяч. «Новая» составила топ самых популярных категорий

Дела гражданские

В лидерах (вполне ожидаемо) — взыскание сумм по договору займа и кредита. Что касается споров между двумя физлицами, то главная их причина банальна: люди по-прежнему подписывают договор займа, сидя за кухонным столом, один на один с заимодавцем и без всякого юриста. Отсюда — разнообразные юридические вакханалии: путаница со сроками возврата, начисляемыми процентами, залоговым имуществом, составлением расписок….

Особняком — дела по взысканию юрлицами кредитов с граждан (бросается в глаза количество споров заемщиков с микрофинансовыми организациями). По данным Объединенного кредитного бюро, 59% россиян имеют открытые кредиты, средний размер долга заемщика — 210 000 руб.

Чтобы человек понимал, на что в буквальном смысле слова он себя подписывает, ему нужно хоть немного разбираться в сфере гражданского, финансового и банковского права, а также изучить законодательство в сфере защиты прав потребителей. Но граждане, прельщенные перспективой как можно скорее получить необходимую сумму, ставят свою подпись на договоре, детально его не изучая, после чего сумасшедшие проценты неминуемо приводят горемык в суды.

«Не обладая достаточными знаниями в области права и не осознавая свою ответственность за неисполнение обязательств по договору, граж­дане часто нарушают условия и сроки погашения кредита или займа», — комментирует «Новой» Александр Сорокопуд, младший юрист BGP Litigation, отмечая, что закон предусматривает право займодавца потребовать досрочного погашения всей суммы долга, если заемщик хотя бы раз нарушит срок платежа.

На втором месте в гражданском судопроизводстве (12%) — рассмотрение жилищных споров. Права граждан в этой сфере часто нарушают банки, компании-застройщики, государственные инспекции или даже соседи. «Государственные органы, компетентные в решении тех или иных вопросов, связанных с жилищем, часто уклоняются от решения реальных проблем населения. В связи с этим гражданам самостоятельно приходится отстаивать свои права и законные интересы в суде», — говорит Сорокопуд.

Дела уголовные

В уголовной сфере наибольшее количество рассмотренных дел (36%) были посвящены наркотикам. Что понятно: в прошлом году глава уже несуществующей ФСКН насчитал в России 7 млн наркоманов. Как отмечает Валерий Шухардин, адвокат московского бюро «Реальное право», лица, употребляющие наркотики, обычно находятся в поле видения оперов, что облегчает раскрываемость такого рода преступлений, — следовательно, процент таких уголовных дел растет. А если еще вспомнить, что уголовное дело одного человека, купившего 10 раз под контролем оперов те же спайсы, часто не бьется на эпизоды, а делится на 10 дел-клонов, то удивляться не приходится. «На мой взгляд, это еще обусловлено и имеющейся правовой неопределенностью законодательства, связанного с наркотическими и психотропными веществами, в частности, по вопросам производных, препаратов наркотических средств и их размеров», — считает адвокат.

Дела административные

В бесспорных лидерах — ст. 18.8 КоАП (70%): «Нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства правил въезда в Российскую Федерацию либо режима пребывания (проживания) в Российской Федерации». «Ужесточение миграционной политики произошло в 2013 году — с этого момента ст. 18.8 и начала пользоваться популярностью, особенно в Москве и Московской области. И такое наказание, как административное выдворение, для столичного региона стало безальтернативным, — объясняет специалист в сфере миграционного права, адвокат Ирина Бирюкова. — Тогда как в остальных городах и областях России (кроме Питера и Ленинградской области) суд может применять и иное наказание». «Была задача — избавиться от лишних, по мнению властей, мигрантов. Когда объявляют очередную операцию «Мигрант», то в суды со строек везут автобусами», — рассказывает Бирюкова.

Александра Таранова —
специально для «Новой»

Не догнали, так погрелись

Ассоциации «ГОЛОС» больше не существует, а движение «ГОЛОС» заткнуть не получается

Суд: Пресненский районный г. Москвы
Истец: Минюст
Ответчик: Ассоциация «ГОЛОС»
Суть: иск о ликвидации
Стадия: решение вынесено

В реестр «иностранных агентов» ассоциация попала еще в 2013 году, тогда и вынуждена была приостановить свою деятельность. Вместо ассоциации поле общественного контроля за выборами заняло одноименное движение, не имеющее статуса юрлица и потому не попадающее под требования закона об НКО. «И ничего с этим было не поделать, никак движение «ГОЛОС» не ухватить. Поэтому Минюст придумал, что движение есть инструмент продолжения деятельности ассоциации «ГОЛОС» и, почти как в расследовании по уголовному делу, попытался найти доказательства связей и контактов, установить умысел», — прокомментировал «Новой» стратегию властей адвокат «ГОЛОСа» Максим Крупский.

В качестве «доказательств» в иске представлены какие-то гиперссылки с портала ассоциации «ГОЛОС» на сайт движения. Кроме того, Минюст вынес в отношении ассоциации несколько постановлений об административном правонарушении на общую сумму 1,2 млн рублей за отсутствие маркировки «иностранного агента» в публикациях на сайте движения «ГОЛОС».

Как сказал «Новой» сопредседатель совета движения в защиту прав избирателей «ГОЛОС» Григорий Мельконьянц, учредившие «ГОЛОС» НКО надеялись когда-нибудь избавиться от статуса «иностранного агента». Ассоциация трижды подавала в Минюст заявление об исключении ее из реестра «иноагентов», но всякий раз ведомство находило какие-то новые нарушения.

Последний отказ в феврале 2016-го был мотивирован тем, что волонтеры движения «ГОЛОС» присутствовали в качестве наблюдателей на парламентских выборах в Польше, при этом приглашающая сторона оплатила им расходы на получение визы, проезд и проживание.

«С одной стороны, мы видим почти символический акт уничтожения ассоциации, с другой стороны, молодое движение «ГОЛОС» плодотворно работает и взаимодействует с ЦИК в рамках подготовки к выборам в Госдуму. Видимо, у кого-то наверху все же есть понимание того, что без активного «ГОЛОСа» обеспечить выборам легитимность не получится ни внутри страны, ни за рубежом», — считает Мельконьянц.

Юлия Счастливцева —
специально для «Новой»

«Учила-учила вас… Как дети, честное слово»

Будни раменского правосудия: что можно узнать, если оставить включенным телефон

Суд: Раменский городской
Подсудимый: блогер Ян Кателевский
Статья: 19.3 (неповиновение сотруднику полиции) КоАП
Наказание: 22 суток административного ареста
Стадия: встречное заявление

История блогера Яна Кателевского из Рамен­ского Московской области получила скандальное развитие благодаря диктофону в телефоне, который зафиксировал разговоры полицейских и судьи.

В мае этого года Ян Кателевский получил по двум административным делам в общей сложности 22 суток ареста: за фотосъемку автостоянки полицейских около здания ОВД «Раменское». При задержании к Кателевскому, по его же собственным словам, «применили силу», то есть душили, выкручивали руки, а впоследствии отказывались вызвать ему «скорую помощь». На первый процесс против блогера судья Ольга Голышева почему-то не пустила ни защитника, ни слушателей. Частично публику допустили лишь на последнее заседание, куда Яна привезли из спецприемника.

25 июля Кателевский выложил в YouTube запись с диктофона на своем мобильном, который остался включенным после того, как его изъяли полицейские. Время записи: конец апреля — начало мая. Предположительно, поскольку подмосковный полицейский главк сейчас проводит по этому инциденту проверку. Голоса на аудиозаписи похожи на голоса и.о. начальника 1-го отдела полиции Раменского Сергея Мучкина, оперативников Сергея Трушкина и Сергея Старикова, а также судьи Ольги Голышевой.

Сначала в отделении полиции не­опознанный сотрудник объясняет Яну, что «нельзя жить по закону Российской Федерации». Затем уже два неопознанных полицейских в нецензурной форме сетуют, что задержанный-де очень умный и носит копию протокола (предположительно протокола досмотра. — Ред.) с собой в кармане, а они хотели эту копию выкрасть.

Далее — голос, похожий на голос начальника Мучкина гневным шепотом инструктирует полицейских: «Вырвите сумку! <…> Сумку вытащил, б***, и ему положил. И все. <…> Сейчас ему будет за хранение, просто вырвите, б***, и уйдите! Сейчас от вас больше ничего не требуется. Здесь камер нет, камеры в коридоре». Дальше, видимо, желая воодушевить подчиненных решимостью, голос, похожий на голос Мучкина, добавляет: «Я бы ему сейчас бы это, б***, сделал. Там камера стоит. У меня коридор просматривается полностью».

Затем диктофон вместе с вещами путешествует в Раменский городской суд, где голос, похожий на голос судьи Ольги Голышевой, попрекает Мучкина, Трушкина и Старикова, что они никак не хотят учиться «правильно» оформ­лять материалы дела: «Так нельзя объяснения давать, надо, чтоб… Я же объясняла. <…> Желательно, конечно, понятого одного притащили бы… Учила-учила вас… Конечно, посторонний нужен… Ладно, в коридоре ждите».

Перед заседанием к голосу, похожему на голос Голышевой, предположительно обращается пристав c вопросом, что делать с людьми, которые придут на заседание по Кателевскому. Она отвечает: «Да не пускайте. Вы только знаете, как? Они там такие активные, снимают. Вообще ничего не говорите, не пускайте и все. Вообще не выходите к ним».

Позже голос, опять же похожий на голос судьи Голышевой, под звук проезжающего мимо суда поезда разговаривает по телефону голосом, похожим на голос Мучкина: «Сочиняю… Тяжелое, тяжелое … Потому что посторонних нет. Он (Кателевский. — Ред.) орет, что все заинтересованы. Правильно говорит-то… Вот. Еще. Листаю весь «Консультант» (компьютерная справочно-правовая система в России. — Ред.) по поводу закрытого режимного объекта (Кателевского, напомним, обвинили в съемке режимного объекта. — Ред.), не могу ничего найти такого, чтобы…» Собеседник приходит на помощь: «Блин, а может Игорю Олеговичу к вам зайти? <…> Он голова светлая в этих моментах. Давайте подумаем. Я позвоню. Ольга Валентиновна, давайте сообща…»

Затем голос, похожий на голос Голышевой, в ответ на вопрос полицейского, куда девать изъятые у Кателевского вещи, пророчески шепчет: «Эти вещи там гудят. Они же не отключены. Вы почему их не отключили? <…> Там, может, записывающее устройство. Я тут разговариваю сижу. Все гудит, все работает вообще. Ну вы чего? Вы как дети, честное слово».

В конце записи голос, похожий на голос судьи, приговорившей в итоге Кателевского к 22 суткам ареста, ласково говорит ему: «Вы — герой. Видите, как вам повезло? Все случилось так, как вы хотели. Правильно? А так, если бы не постановление, и интереса никакого нет, правильно?» Кателевский не отвечает. «Че-то придумал», — с умилением говорит голос, похожий на голос Голышевой.

Как сказал «Новой» сам Ян Кателев­ский, вышедший из СИЗО в конце мая, а чуть позднее получивший на руки изъятый у него мобильник, по факту данной аудиозаписи он планирует обратиться в правоохранительные органы. После того как аудио и его расшифровка оказались обнародованы в Сети и в СМИ, Главное управления МВД России по Московской области пообещало провести проверку. В Раменском же суде и в полиции от комментариев отказались. Более того, накануне, в ходе съемок репортажа про историю Кателевского, около здания 1-го отдела полиции Раменского, были задержаны активисты Вадим Коровин и Константин Алтухов, а также сопровождавшая их съемочная группа телеканала РЕН ТВ. Журналистов РЕН ТВ отпустили сразу, а Коровина и Алтухова лишь через несколько часов. На обоих составлены протоколы по ст. 19.3 КоАП РФ — «невыполнение законных требований сотрудника полиции».

Александра Букварёва —
специально для «Новой»

Где, кого, за что

Следователь Карпов vs Навальный. Люблинский суд Москвы отклонил жалобу главы Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, признав законным возбуждение в отношении него уголовного дела о клевете на бывшего следователя МВД Павла Карпова. В своем заявлении в суд Карпов утверждает, что оппозиционер публиковал в своем блоге и в соцсетях ссылки на фильм «Каста неприкасаемых», в котором, среди прочего, говорится о причастности экс-следователя к смерти юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского и хищении денег. Ранее Мещанский суд по иску того же Карпова признал информацию, изложенную в роликах, не соответствующей действительности и порочащей честь и достоинство, после чего экс-следователь инициировал дело против Навального.

По словам адвоката Навального Вадима Козбева, у дознавателя не было законных оснований для возбуждения дела: он не указал признаки преступления, в каких СМИ распространены сведения и не представил ссылок на конкретные публикации.

Стыдное дело. 28 июля Высокий суд Лондона отклонил иск проживающего в Великобритании советского диссидента и писателя Владимира Буковского, обвинявшего Королевскую прокурорскую службу в клевете. Суд постановил, что прокурорская служба не заявляла о причастности Буковского к сексуальному насилию над детьми, пояснили «Новой» юристы писателя. Сама прокурорская служба ранее отрицала, что оклеветала Буковского, в своем пресс-релизе для СМИ в 2015 году.

Владимир Буковский так прокомментировал решение суда: «Это просто очковтирательство. Обвинения прокуратуры в отношении меня были повторены по всем СМИ, разрушили мою репутацию — и теперь мне говорят, что они (прокуратура. — Ред.) никогда этого не делали! За 15 месяцев они пытались внедрить в сознание людей, что я педофил. И теперь говорят: «Нет, мы не про это». <…> И даже сейчас они не пытаются исправить свои обвинения, это по-прежнему размещено на их сайте. Мне по-прежнему инкриминируется «создание» этих изображений, хотя в судебном заседании было установлено, что я не участвовал в их производстве». Адвокаты Буковского готовят апелляцию на это решение.

Отметим, что российские информагентства неправильно интерпретировали сообщение представителей Буковского, сообщив, что тот выиграл суд.

Напомним: в апреле 2015 года Королевская прокурорская служба обвинила Буковского в «производстве» и хранении «непристойных» фотографий несовершеннолетних. Он назвал обвинения «абсурдными» и подал жалобу на клевету. В конце апреля этого года он в знак протеста объявил голодовку, которую прекратил 16 мая.

Экс-сотрудники ФСБ осуждены. 25 июля Московский гарнизонный военный суд вынес приговор двум бывшим сотрудникам ФСБ, разработавшим схему хищения 800 тыс. долл. у главы Росалкогольрегулирования за оказание покровительства. Суд признал бывшего оперуполномоченного управления «П» (промышленность) СЭБ ФСБ капитана Игоря Коробицина и его экс-коллегу по столичному УФСБ Максима Цуканова виновными по ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ («покушение на особо крупное мошенничество, совершенное группой лиц»). Цуканов, который, по версии следствия, разработал план вымогательства денег и который в ходе судебных слушаний признал свою вину, был приговорен к 5 годам лишения свободы.

Полностью отрицавшего свою вину Коробицина суд приговорил к 6 годам лишения свободы. В качестве дополнительного наказания суд наложил на каждого из осужденных штраф в размере 700 тыс. руб., а также лишил обоих воинских званий.

Как заявил «Новой» адвокат Коробицина Андрей Гривцов, уголовное преследование его подзащитного являлось способом устранения неугодного лица, т.к. Коробицин занимался пресечением противоправных действий на алкогольном рынке и начал мешать лицам, которых он проверял.

Дело СК. Мосгорсуд признал законным заключение под стражу до 15 сентября замглавы управления собственной безопасности Следственного комитета РФ Александра Ламонова, обвиняемого в получении взятки в особо крупном размере. Жалоба на постановление Лефортовского суда рассматривалась в закрытом режиме по просьбе прокуратуры. Защита Ламонова высказалась в том духе, что обвинения неясны, размыты и неконкретны.

Ламонова и его коллег ФСБ задержала в рамках уголовного дела о вымогательстве 8 миллионов рублей, фигурантом которого является «вор в законе» Шакро Молодой. По делу о взятке Лефортовский суд также заключил под стражу первого заместителя руководителя ГСУ СК РФ по Москве Дениса Никандрова и руководителя Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СК РФ Михаила Максименко. Законность их ареста Мосгорсуд проверит 2 и 4 августа. 

Тем временем Денис Никандров подал иск к изданию Life, посчитав, что статья портала выставила его в «неприглядном свете, как преступника — оборотня в погонах» и опорочила генерала.

Дело Немцова. 25 и 26 июля в Московском окружном военном суде прошли предварительные слушания по делу об убийстве Бориса Немцова. На скамье подсудимых: Дадаев, Эскерханов, Бахаев и братья Губашевы. Всем им предъявлены обвинения по ч. 2 ст. 105 УК РФ — «убийство по найму, совершенное группой лиц по предварительному сговору». Столь странное, на первый взгляд, место рассмотрения уголовного дела обусловлено тем, что предполагаемый киллер — Дадаев — на момент убийства был действующим офицером чеченского батальона «Север» ВВ МВД РФ (ныне — Нацгвардия). Подсудимые своей вины не признают, хотя ранее давали признательные показания под видеозапись.

На заседании было заявлено несколько ходатайств: о возвращении дела в прокуратуру, о привлечении к процессу переводчиков, о суде присяжных. В итоге суд принял решение: процесс начнется 24 августа с отбора жюри присяжных. При этом волнующийся судья почему-то решил сделать это в открытом режиме, что невозможно по определению. Не заметили этого и представители прокуратуры, которые вообще произвели на участников процесса совсем невнятное впечатление. Если присяжных удастся отобрать с первого раза, то, по существу, процесс начнется в конце августа — начале сентября.

Подготовили
Анна Симонаева,
Сергей Соколов,
Юлия Счастливцева,
Александра Таранова,
Вера Челищева

Теги:
суды
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera