Сюжеты

Россия без нефти, или Жертва диктатуры

Юлия Латынина проехалась по Юго-Восточной Азии и выяснила, что можно сделать из страны за полвека или в какую дыру ее можно загнать. Сегодня — рассказ о Филиппинах

Манила, как и Москва времен Лужкова, — это огромная и очень грязная деревня. Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 83 от 1 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

Самое ужасное, что я видела после Брунея, — это Филиппины. Манила, вернее Метро-Манила, — гигантская агломерация, в которой живут 20 млн человек: это город, в котором трафик хуже, чем в Москве.

Нас повезли от греха подальше на кратер вулкана в 80 км от Манилы, и мы добирались эти 80 км четыре часа. Все это время справа и слева от нас тянулось нечто, что неправильно было бы назвать трущобами. Трущобы — это все-таки слово европейское, оно предполагает холодный климат и толстые стены. На Филиппинах климат жаркий, толстых стен не надо, и тамошние трущобы сделаны только что не из птичьего дерьма.

При этой невероятной нищете и невероятной плодовитости (филиппинка рождает в среднем 3,8 детей) поля стоят заброшенными, и Филиппины импортируют рис.

В стране никогда не было земельной реформы. Земля — гигантские латифундии — до сих пор принадлежит испанским аристократам, которые пришли сюда еще в XVI веке выращивать сахарный тростник. Я, право, страстный поклонник неприкосновенности частной собственности, но с одним исключением: гигантские поместья. Латифундии уничтожили Римскую империю и Латинскую Америку, и точно так же они до сих пор уничтожают Филиппины. Если вы хотите иметь в аграрной стране ответственного собственника, то земля, особенно в начальный период жизни страны, должна принадлежать фермерам.

Старинные испанские фамилии — до сих пор богатые люди на Филиппинах. Дома их были бы ничем не примечательны в Европе, но они выглядят вызывающе богато на фоне местных лачуг.  Еще богатыми бывают китайцы (им, как всегда, принадлежит все, включая национальные авиалинии), еще богатыми бывают правительственные чиновники.

Главное, что экспортируют Филиппины, — рабочую силу. Сборочных производств в стране нет. В ответ на вопрос: «Почему?» — филиппинцы отвечают: «Китай». На самом деле рабочая сила в Китае давно не дешевая, и главная причина отсутствия сборочных производств при фантастической бедности и трудолюбии населения — это коррупция, бардак и отсутствие реформ.

Единственным массовым местным промышленным производством является производство «джипни». «Джипни» происходит от слова «джип». Первыми «джипни» были военные джипы, которые оставили на Филиппинах американцы. Предприимчивые филиппинцы прорезали в них сзади входное отверстие, поставили поручни и превратили в маршрутки. Когда первое поколение джипов скончалось естественной смертью, «джипни» стали делать так: ввозят из Японии подержанный мотор, а сверху наворачивают кузов, склепанный примерно из того же сора, что и местные трущобы. На «джипни» ездят внутри, снаружи и сбоку, вися, как гроздья.  Вторым излюбленным видом общественного транспорта является трехколесный мотороллер с доской или коляской. На доске, как кучу ананасов, вповалку везут людей.

В Маниле, с ее трущобами, пробками, обвешанными людьми «джипни» и шестиместными мотороллерами, отчетливо понимаешь, что город — это не просто скопление людей. Это прежде всего планирование городского пространства. Манила, как и Москва времен Лужкова, — это огромная и очень грязная деревня.

Мы наивно думали, что нас везут за 80 км от Манилы, чтобы показать вулкан. Оказалось, что нас везут за 80 км от Манилы, чтобы показать нам чудо из чудес — пятизвездочную гостиницу, в холле которой дают нормальный ланч.  Выстроена гостиница действительно красиво — на склоне кратера.

В любом Лондоне или Париже она бы ничем не отличалась от близлежащих зданий. Здесь она выглядит, как замок посереди лачуг, и как всякий замок, она, естественно, снабжена оградой и чуть ли не рвом с подъемным мостом.

Это всегда так в современном мире. Даже в самой нищей стране несложно построить пятизвездочную гостиницу. Что сложно построить — это пятизвездочную страну. Филиппины — это наглядный пример того, что современная страна не может быть процветающей без промышленного производства, и что промышленное производство, даже при наличии бедного, христианского (98% филиппинцев — католики) и работящего населения, невозможно без вменяемого правительства.

Самое поразительное, что еще в 50-х годах Филиппины были одной из самых богатых и благоустроенных стран ЮВА. Филиппины — это пример того, что со страной в течение двух десятков лет может сделать диктатура Фердинанда Маркоса и его супруги Имельды, у которой было столько же пар туфель, сколько у султана Брунея — комнат.

Филиппины — это Россия без нефти.

(Окончание следует)

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera