Сюжеты

Сажать — выпускать

Давление общества на власть, которая медлит с наказанием за сепаратизм, близко к выбору: либо суд, либо самосуд

Александр Ефремов. Фото: Петр Сивков / ТАСС

Этот материал вышел в № 84 от 3 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Мусафировасобкор в Киеве

 

В прошлый раз Ефремова «взяли» ночью в собственном доме — чтобы не скрылся за границей. Так экс-главу фракции Партии регионов в Раде, бывшего руководителя госадминистрации Луганской области, одного из самых преданных Януковичу политиков, который первый же публично отрекся от шефа-беглеца, привлекли в феврале 2015-го к уголовной ответственности. «За злоупотребление служебным положением и служебный подлог!» — объявил новоназначенный генпрокурор Украины Виктор Шокин. Он давал понять: для «крупных рыб» наступают плохие времена — разорение страны и последовавшее кровопролитие связаны с конкретными фамилиями. Фигурантов достанут, где бы ни залегли.

Исполнительная власть рассуждала не столь категорично, видя во влиятельных экс-регионалах ситуативных союзников — и в Раде, и на переговорах по поводу Донбасса, как минских, так и непубличных.

В случае Александра Ефремова речь шла о подделке результатов голосования в парламенте 16 января 2014 года за законы, известные как диктаторские. Их принятие стало причиной столкновений Майдана с милицией. Еще политику вменяли разжигание межнациональной розни, обвинение сколь серьезное, столь и сложно доказуемое.

Суд определил меру пресечения. Ефремов позволил старому другу по партии, Борису Колесникову, внести залог — 3,6 миллиона гривен (более 145 тысяч долларов по курсу) и с электронным браслетом на ноге на следующий день отправился домой. Вскоре Александра Сергеевича видели в бассейне: в сопровождении своих бодигардов он совершал заплывы для здоровья. И вышел сухим из воды.

Коллегия Печерского суда постановила вернуть обвинительный акт Генпрокуратуре: психологическая и почерковедческая экспертизы не подтвердили «разжигание». Сам пловец сообщил прессе, что преследуется по политическим мотивам. Браслет с него сняли, загранпаспорт вернули. Только вот залог никак не отдадут, язвил Ефремов.

Ремейк истории состоялся рано утром 30 июля 2016 года. Вместо дома — борт самолета, вылетающего из аэропорта «Борисполь» по маршруту Киев—Вена, вместо Шокина — очередной генеральный прокурор Юрий Луценко: «Гражданин Ефремов задержан по подозрению в посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины».

Кроме появившихся обвинений в фактическом содействии созданию «ЛНР» и спонсировании боевиков в производстве осталось дело по диктаторским законам. Присутствует и третье дело, связанное с завладением государственными денежными средствами и давлением на должностных лиц госпредприятия «Луганскуголь». Его возбудили по заявлению и материалам, собранным общественной организацией «Центр противодействия коррупции».

Луценко, предвосхищая события, сказал, что предложит Ефремову сделку со следствием, чтобы получить максимум информации о событиях в Луганске весной 2014 года. Согласие на сделку, вытекало из речи генпрокурора, не даст задержанному возможности внести залог и выйти на свободу, как в прошлый раз. «Только арест. ГПУ будет ходатайствовать об аресте сроком на два месяца для проведения досудебного следствия», — отметил Луценко.

Телехроника местных луганских телеканалов сохранила немало любопытных выступлений Александра Сергеевича на митингах. В прессе достаточно историй граждан, которые стали вынужденными переселенцами благодаря Ефремову, который прежде выжимал из региона все соки как куратор нелегальных шахт-«копанок», а после Майдана и поражения Януковича решил попугать Киев сепаратизмом.

Но информационное пространство на «хорошую новость» отреагировало со скепсисом. Слишком часто за последнее время из-под носа украинского правосудия давали ускользнуть подозреваемым в коррупции и других преступлениях персонажам калибра Ефремова, чтобы следом объявить в международный розыск. Нынешний случай подводил черту под ахами-вздохами «Опять не успели!». Больше никто не избежит…

Настроение, кажется, почувствовали в «верхах». Статья «за посягательство на территориальную целостность» — тяжелая, предполагает пожизненное заключение. Зато альтернативой суду выступал самосуд: на востоке страны не прекращалась война, каждый день продолжали гибнуть люди. С учетом обстоятельств для Ефремова сейчас была предпочтительней камера СИЗО. Она защищала и от действий со стороны соратников — в случае, если Александр Сергеевич решит не тянуть лямку в одиночку.

Заседание Печерского суда началось с переносов места, потом времени. Душный зал с обилием охраны держали в осаде бойцы добровольческих батальонов, активисты гражданского объединения «Вільні люди» и просто киевляне. Приговор встретили пением гимна Украины. Ефремова увезли в автозаке. Ближайшие два месяца — период досудебного следствия — он проведет в изоляторе СБУ.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera