Сюжеты

7 историй людей, борющихся с тяжелыми заболеваниями

Совместный проект с «AdVita»

Общество

Елена Лукьяновафотокорреспондент

 

Оксана: «Раньше я работала в этой клинике медсестрой на отделении сердечно-сосудистой хирургии, теперь здесь лежу»

Диагноз: острый лейкоз. До болезни работала медсестрой в клинике МЧС. В одиночку воспитывает одиннадцатилетнюю дочь, родителям за восемьдесят. Необходима трансплантация костного мозга, следовательно, поиск донора в международном регистре, который стоит 18 000 евро.

Адресные пожертвования: 1 000 рублей 

«Раньше я работала в этой клинике медсестрой на отделении сердечно-сосудистой хирургии, теперь здесь лежу. Когда я вылечусь, хочу продолжить работать, чтобы поднять дочь на ноги. Мне до сих пор не верится, что это происходит со мной».

Анкета на сайте Адвиты: http://advita.ru/OkMikh1.php


от автора

Сотрудники российских благотворительных фондов знают: чем выразительнее лицо их подопечного на фотографии, чем увлекательнее его история, тем больше шансов найти жертвователя. Как мы выбираем тех, кому помогаем? Чего ждем от страдающих людей в обмен на нашу помощь и почему им приходится делиться самым сокровенным, доказывая, что их жизнь имеет ценность? Перед вами обычные люди обычных профессий и, к несчастью, необычной болезнью. Им всем нужны деньги на лечение. Самим им пока им не удалось привлечь внимания жертвователей: они не выдерживают конкуренции с более «интересными» больными и исчезают в потоках просьб. Мы хотим сделать этих людей видимыми. Хотим, чтобы они были живы. Просто посмотрите на них — и помогите.

Дима: «Мама винит себя за мою болезнь. Ей кажется, что она что-то пропустила»

Диагноз: вторичный миелофиброз. Дима — студент Военмеха, мама — пенсионерка, у сестры двое маленьких детей, брат — простой инженер. Нужен препарат Джакави в течение длительного времени, подана заявка в Комитет по здравоохранения, но препарат пока не поступил. Одна упаковка (месячный курс) стоит 244 680 рублей, сколько месяцев Диме придется ждать лекарства от государства — неизвестно.

Адресные пожертвования: отсутствуют.

«Операцию я хочу сделать после сдачи диплома и уже ищу работу инженера-конструктора. Из-за болезни не расстраиваюсь, уже привык, но мне жалко маму. Мы живем вдвоем, и я вижу, что она винит себя за мою болезнь. Ей кажется, что она что-то пропустила, вовремя не заметила и постоянно читает про мой диагноз в интернете».

Анкета на сайте Адвиты: http://advita.ru/DPistsov1.php


Юля (с сыном Даней): «Даня думает, что я вылечилась, потому что вышла из больницы»

Диагноз: острый лейкоз. До болезни работала медсестрой в детском доме. Мама — пенсионерка, сыну восемь лет, у бывшего мужа другая семья. Для продолжения лечения нужен препарат Весаноид, который в данный момент проходит перерегистрацию в России, поэтому по льготным рецептам сейчас не выдается. Стоимость одной упаковки — около 525 евро, для того чтобы завершить курс, требуется 3 150 евро.

Адресные пожертвования: отсутствуют.

«О болезни мне известно уже год. Сыну я решила не говорить о своем диагнозе, ему и без этого тяжело — в марте мы расстались с мужем. Даня думает, что я уже вылечилась, потому что вышла из больницы. Я пока ничего не загадываю, но были мысли пойти работать медсестрой туда, где я сейчас лечусь».

Анкета на сайте Адвиты: http://advita.ru/YKuz1.php


Елена: «Маме я до сих пор не сказала о диагнозе»

Диагноз: острый лейкоз, необходима трансплантация костного мозга. До болезни работала в ОКЕЕ, муж работает администратором в отделении одного из небольших банков, дочка в декретном отпуске.
Нужны 18 000 евро на поиск донора костного мозга в международном регистре.

Адресные пожертвования: 2 500 рублей.

«Я, как и многие, не обращала внимания на свое здоровье. Месяц ходила на работу с температурой. Когда стало совсем плохо я ушла на больничный. За полгода мы свыклись с диагнозом, но все равно страшно, потому что рецидив может случиться в любой момент. Маме я до сих пор не сказала о диагнозе, у нее у самой рак груди, я не хочу ее расстраивать».

Анкета на сайте Адвиты: http://advita.ru/EKonyk1.php


Руслан (и Ирана): «Сын просит чтобы мы прилетели домой к школе»

Диагноз: острый лейкоз. До болезни работал водителем пожарной машины, жена — воспитательница в детском саду. После пересадки костного мозга от брата Руслану требуется дорогостоящий противогрибковый препарат Кансидас — 30 флаконов стоимостью 437 010 рублей.

Адресные пожертвования: отсутствуют.

«Мы с семьей живем в селении Старый Черек Кабардино-Балкарской республики. У нас дома двое детей — мальчик 11 лет и девочка 17 лет. Они сейчас с бабушкой. В перерывах между лечением я стараюсь проводить как можно больше времени с семьей. Даже если мне плохо, мы все равно выбираемся на прогулку. Сын просит чтобы мы прилетели домой к школе».

Анкета на сайте Адвиты: http://advita.ru/RKhapov1.php


Виктор (на фото с женой и внуком): «Я уже три месяца живу дома, мне пока этого достаточно»

Диагноз: миелофиброз, осложнение: инвазивный аспергиллез легких. Всю жизнь прослужил в военной авиации борттехником, стаж — 33 года. После выхода на пенсию продолжал работать. Для лечения требуется дорогой противогрибковый препарат Ноксафил — 6 флаконов на месяц. Один флакон стоит 35793 рубля, соответственно, стоимость месячного курса лечения — 214758 рублей. Лечение должно длиться три месяца. Живет с женой-пенсионеркой и дочерью, которая одна воспитывает внука.

Адресные пожертвования: отсутствуют.

«Планы на будущее пока не строю — сейчас главное вылечиться. Весь год я пролежал в больницах. Но сейчас ремиссия и я уже три месяца живу дома, мне пока этого достаточно».

Анкета на сайте Адвиты: http://www.advita.ru/VKlesh1.php


Татьяна: «Когда лежу дома — мне плохо, себя жалко, а на работе сразу же прилив энергии»

Диагноз: миелодиспластический синдром. Работает медсестрой в Педиатрической академии, сначала в хирургии, потом в отделении лучевой диагностики. Муж — пенсионер, до пенсии работал хирургом в НИИ им. Вредена, двое сыновей, один недавно потерял работу, другой — студент. Необходима трансплантация костного мозга, следовательно, поиск донора в международном регистре, который стоит 18 000 евро.

Адресные пожертвования: 1 100 рублей.

«Я не стала уходить на больничный. Работа меня спасает. Когда лежу дома — мне плохо, себя жалко, ничего не хочется, а в понедельник прихожу на работу и сразу же прилив энергии, к тому же мне удобно делать на работе необходимые процедуры. Когда вылечусь — возьму отпуск и уеду одна на дачу в Карелию».

Анкета на сайте Адвиты: http://advita.ru/TDenis1.php

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera