Сюжеты

«Фальсификаций нет потому, что мы есть»

Члены избиркомов, выросшие из наблюдателей «болотной» волны, объясняют, почему тренд прошел, а они — остались

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 85 от 5 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Наталия Зотовакорреспондент

C 29 июля по 18 августа участковые избирательные комиссии в России пополнятся членами с правом решающего голоса (специалисты в наблюдении за выборами сокращают название должности до ПРГ). ПРГ — гораздо более серьезная роль, чем наблюдатель: он имеет доступ ко всем документам, которыми оперирует комиссия, право подписывать протокол — это серьезный рычаг давления на остальную комиссию. Речь идет о двух-трех тысячах вакансий только в Москве.

«Идейные»

Гарантированно занять вакантные места могут кандидаты от парламентских партий — «Единой России», КПРФ, ЛДПР и СР, если их представителя в комиссии еще нет. Чтобы проверенные, обучен­ные волонтеры получили направления от партий, движения наблюдателей договариваются с районными ячейками КПРФ, СР — тем это тоже бывает удобно для отчетности. Иногда удается договориться и с ЛДПР. У волонтеров, которых направили непарламентские партии, шансов попасть в комиссии меньше.

Так что перед думскими выборами в УИКи, состоящие в основном из учительниц советской выучки, придут новые идейные люди. Их полномочия закончатся только в 2018-м, после президентских выборов.

«Я не видел фальсификаций, — говорит научный сотрудник Института биоорганической химии РАН и член ПРГ в Ясеневе Максим Дубинный, — но это именно потому, что я был там».

«Это то, что движению наблюдателей удалось достичь: с 2011 года почти нет прямых вбросов», — считает Вера Леонова, замдекана Высшей школы урбанистики. За выборами мэра и Мосгордумы она наблюдала как действующий член комиссии с ПРГ. До этого, на президентских выборах, была наблюдателем — обычно именно люди с таким опытом и выдвигаются на «повышение», в ПРГ. Вбросов на ее участке тоже не было. «В наблюдатели идешь с четкой установкой, что выборы фальсифицируют. И на участок приходишь, готовая к схватке. Для нас, наблюдателей, комиссия — вроде как враги, а комиссию тоже накрутили, что есть жуткие наблюдатели-вредители, которые не будут давать жизни. Приходишь, ощущаешь враждебность и воспринимаешь ее как подтверждение твоих худших подозрений. Но ты с членами комиссии проводишь весь день. И понимаешь, что это обычные люди, у которых есть такая повинность, и никаких страшных намерений нет: они просто плохо знают, как надо», — говорит Вера.

Формально, по договоренности с «Гражданином наблюдателем», в ПРГ ее выдвинула КПРФ — она смеется, что товарищи по комиссии считают ее идейной коммунисткой. Идейности, рассказывает Вера, они понять не могут: «Уважают, но смотрят как на заморского страуса».

Справка «Новой»

Движение наблюдателей стало по-настоящему массовым на рубеже 2011–2012 годов. После прошлых выборов в Госдуму, когда на участках по всей стране происходили беззастенчивые вбросы и другие фальсификации, лозунг «За честные выборы» вывел на улицы крупных городов сотни тысяч людей — и побудил тысячи прийти на участки наблюдателями. Объединения «Гражданин наблюдатель», «Голос», «Сонар» обучали людей, чтобы те могли заметить и пресечь нарушение.

После митинга 6 мая 2012 года, когда начались аресты активистов и обычных людей, протестные настроения в обществе пошли на спад. Ответом властей на рост политизации общества стало принятие целой серии репрессивных законов. Одной из первых организаций, которой по новому закону об НКО прикрепили ярлык «иностранного агента», стала наблюдательская ассоциация «Голос».

На выборах в Мосгордуму Вере пришлось идти с коллегами на конфликт: «На моем участке душевнейшие учительницы. Голосовать приходят бывшие ученики, их семьи, соседи — прямо наблюдаешь районное общение, эти люди фактически обеспечивают социальные связи, которых у нас в обществе вообще-то очень мало».

Но подсчитывать голоса они попытались, поделив бюллетени на кучки для каждого члена комиссии — просто чтобы расправиться поскорее. Это грубое нарушение законной процедуры, и Вере пришлось отстаивать перед всеми «долгий» и правильный способ подсчета угрозой не подписать итоговый протокол.

Демократия — это игра по правилам

IT-менеджер в международной компании, Владимир Трясцын пришел в наблюдение, можно сказать, с митинга: именно в 2011–2012 годах наблюдательское движение расцвело. «Был всеобщий подъем, ощущение, что все вот-вот поменяется, — вспоминает Вера Леонова. — Тогда вдруг оказалось, что ты не один, а нас таких много, и это все люди с прекрасными лицами. Я помню, пришла на курсы наблюдателей: стоишь в огромной очереди, а тебе приятно. Как большинству людей, мне захотелось что-то делать на своем уровне. Я суперзанятый человек, но вот это я сделать могу».

«Когда стало ясно, что можно предотвратить то, что было в 2011-м, причем без особых усилий, то почему бы нет», — добавляет Максим. У себя в институте он борется с бюрократией, чтобы упростить закупки оборудования для ученых. Владимир ищет потерявшихся детей с «Лизой Алерт». В агитаторы к политикам никто из них не идет. «Одно дело, если тебя интересует, только чтобы не крали наши голоса, когда это голоса за Навального. Но для меня наблюдение выходит за рамки поддержки какого-то кандидата. Нам как обществу нужно научи­ться жить по правилам, если мы хотим демократию», — говорит Вера.

Сделай сам

Главная беда членов комиссий, продолжает Леонова, что им плевать на выборы — лишь бы домой побыстрее. «Они не собираются ничего фальсифицировать, но они подпишут что угодно и сделают, что скажут, — добавляет она. — Сегодня есть запрос сверху, чтобы выборы были честными, а завтра его не будет. И важно создать стабильную систему, работающую при любых условиях».

Сейчас, признается она, все кажется бессмысленным — в том числе наблюдение на выборах: все равно неугодных не допустят. «Изменить что-то вряд ли удастся. Не нужны никакие вбросы, и так мозги всем хорошо промыли, — соглашается с ней Владимир. — Но мне для себя нужно знать — я сделал все, что от меня зависело».

В самое немодное время в наблюдательное движение пришла экономист Елена Строчкина: если ее возьмут в ПРГ, это будет первый ее опыт наблюдения за выборами вообще. Она возражает, что слово «модно» здесь не подходит: «Это актуально, как в 2011 году, так и теперь. Всю сознательную жизнь я следила за политикой, — признается она. — Но сначала пассивно, были другие интересы: книги, фотография, работа». К активности ее толкнула история с парком Дружбы в родном районе: местные жители уже год борются против постройки там спортивной арены. «Я знаю там каждый уголок, я всегда ходила через него к метро, чтобы прогуляться, и вдруг не стало ничего. Пытаются урвать кусочек природы, заработать на этом денег, — говорит Елена. — Это главное, почему решила пойти в комиссию».

«На выборы, конечно, много способов влияния: срывать агитацию, давать кандидатам разное время на телевидении, не допускать неугодных до голосования, — кивает химик Максим. — Но переписать протоколы всегда проще». А уж этого он на своем участке сделать не позволит.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera