Репортажи

Пока все у омбудсмена

Лагерь многодетных матерей, голодающих у офиса «Единой России», снесли. Деталь: рабочие с лопатами пришли, когда женщины уехали на встречу с уполномоченным по правам человека

Фото: Анна Артемьева / «Новая»

Этот материал вышел в № 86 от 8 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

В центре Москвы у офиса «Единой России» 39-й день голодают многодетные матери. Они стоят в очереди на льготное жилье. Некоторые — больше 20 лет. Женщины протестуют из-за объединения нескольких очередей на жилплощадь в одну. Выбор места для голодовки объясняют так: очереди объединили при мэре Собянине, а он — один из лидеров «Единой России».

Раньше те, кто подал заявку на бесплатную квартиру до 2005 года, были в одном списке. Остальных поделили еще на две очереди: за бесплатным жильем и за субсидией. После их объединения в 2014 году многие очередники были отодвинуты на несколько тысяч позиций назад.

Кто только не приезжает к матерям (их было десять, сейчас голодают четверо, остальные сделали перерыв и вернутся в ближайшие дни). В Банный переулок тянутся волонтеры, члены Совета по правам человека, уполномоченная по правам человека в РФ, депутаты нынешней Госдумы, оппозиционные кандидаты в Госдуму следующего созыва. И только из «Единой России», из департамента городского имущества, из мэрии — до сих пор никого.

Единственные представители власти, которые жалуют голодающих матерей постоянным вниманием, — это полицейские.

* * *

Банный переулок, пятница. Сквер, где располагался лагерь многодетных матерей, окружен металлическими заграждениями, как на митингах. Входа нет. Огорожена даже площадка с тренажерами. Земля укрыта белой пленкой. На ограде объявление: «Ведутся работы по благоустройству и посеву газона». И безымянная подпись: «Администрация».

Шатер, в котором голодали матери, зачистили накануне. Женщины уехали на встречу с уполномоченной по правам человека в Москве Татьяной Потяевой. Сторожить лагерь остались шесть человек из «группы поддержки», тоже очередники. Через два часа они позвонили матерям и сообщили, что шатер сносят «какие-то копатели с лопатами», а полицейские стоят рядом и фотографируют.

Лариса Дроздова и Надежда Соболькова вернулись в лагерь быстрее остальных. И тут же были задержаны за «неповиновение сотрудникам полиции».

— Еще нам в протоколе написали, что мы бегали по газону, пытались скрыться от полиции и зачем-то разбрасывали свои вещи, — ​смеется Лариса.

«Группу поддержки» в полном составе тоже увезли в ОВД «Мещанский». Всем вручили повестки в суд.

* * *

У сквера дежурит наряд полиции. Окно в машине открыто. Спрашиваем полицейских про голодающих матерей.

— Здесь их нет. Ушли они, — ​сотрудник за рулем разговаривает с нами, не отрываясь от игры в смартфоне. — ​Дежурим, чтоб их больше не было. Если руководство посчитает, что нам здесь делать нечего, мы уедем.

Полицейский вылезает из автомобиля, отходит на пару метров и молча смотрит в сторону офиса «Единой России». Потом признается:

— Не хочу вдаваться в эти политические прения. Часто бываем на митингах, слышим многое и с той, и с другой стороны. Потом обдумываешь это, и смешно становится. Ладно, — ​мужчина отмахивается, — ​эта полемика не в рамках нашей деятельности.

* * *

В управе Мещанского района, расположенной в десяти минутах отсюда, о «посеве газона» в Банном переулке не знают.

— Да, это моя территория. Но я никаких работ не согласовывал, — ​говорит нам замглавы управы по вопросам благоустройства Сергей Дуюн. — ​Скорее всего, трава там взошла, вот и прикрыли пленкой. Это вам в «Жилищник» надо. Они обслуживают дворовые территории.

В «Жилищнике» (проще говоря — ​в ЖЭКе), в отделе благоустройства, сидят три женщины.

— Ну, конечно, все работы согласованы, — ​грубо отвечают они, уткнувшись в телефоны, как и полицейские. — ​А с какой целью вы интересуетесь? Ваша работа какая? Проверять благоустройство?

Директор организации Анна Колесникова тоже отказывается с нами общаться. Секретарша решительно указывает на дверь:

— Ничем вам не могу помочь. Рабочий день закончился. — ​На часах 15.45. — ​Покиньте помещение!

Так выглядел шатер голодающих до 4 августа. Фото: Татьяна Васильчук, специально для «Новой газеты»
Так сквер выглядит теперь. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

* * *

Матери прячутся от жары в библиотеке по соседству, где им по-прежнему дают заряжать телефоны и пользоваться уборной. Восстанавливать шатер в другом месте женщины не стали. Голодать продолжают Лариса Дроздова, Светлана Вдовина, Надежда Соболькова и Светлана Демина. Пока их четверо, они ночуют в «жигулях» Деминой. Там даже теплее и безопаснее, «закрылся — ​и дежурных дергать не надо». Но скоро к ним присоединятся остальные активистки, они временно прервали голодовку по медицинским показаниям.

— Они вернутся, только здоровье подправят, умирать же не хочется, — ​говорит Лариса. — ​Мы когда сухую голодовку вели несколько дней, совсем плохо было. Сахар упал, давление подскочило. Кожа такая сухая-сухая стала. Вот у Светы почки второй день ноют.

Сама Лариса (пятеро детей) за 39 дней голодовки потеряла 17 килограммов. Остальные — ​от семи до десяти.

На прошлой неделе матери посетили встречу с единороссом Николаем Гончаром. Он идет кандидатом в депутаты Госдумы по Центральному административному округу Москвы.

— Это надо было видеть, — ​вспоминает Демина. — ​Мы ему все высказали. Он даже очки снял, так на нас смотрел. Потом прогонял: «Уйдите, я здесь с избирателями общаюсь». А люди там сидели, молчали, слушали нас.

* * *

Женщины словно бы сами участвуют в избирательной кампании — ​принимают кандидатов в депутаты. Первой приезжает Юлия Галямина, идущая на выборы от «Яблока».

— У меня уже пять знакомых кандидатов хотят с вами тут дежурить. Можем график сделать. Когда рядом кандидат, полиция не имеет права никого задержать, — ​говорит Галямина. — ​Вы только поймите, для вас выгоднее в этой пиар-истории говорить о том, что вы боретесь с коррупцией. А не за свое жилье. Извините за цинизм, но это выглядит не так интересно. Потому что некоторые думают: «Ах, бесплатное жилье хотят, вот нахлебники».

Лариса соглашается, кивает:

— Это правда. Мы бы успокоились, если бы к нам вышли и честно сказали: «Граждане, нужно Крым восстанавливать, вооружение поднимать, а вы как-нибудь сами». Это хоть было бы честно.

Галямина уезжает на встречу с жителями своего района.

— Мы когда поборем эту стену, будем очень активными гражданами, — ​говорит ей вслед Лариса.

Следующий посетитель — ​Николай Ляскин, кандидат от Партии прогресса. Он обещает очередникам, что будет рассказывать о них на каждой своей встрече с избирателями. Женщины благодарны за любое упоминание, лишь бы больше людей узнали об их проблеме.

Временное место жительства — Банный переулок. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

* * *

Матери возвращаются к машине, достают из нее раскладные табуретки и направляются к офису «Единой России». Голодающие устраиваются на тротуаре напротив партийного штаба. Рядом ставят бутылку воды. Мимо идет местная жительница с пакетами продуктов из магазина.

— Вас все-таки выгнали! — ​восклицает сочувственно.

— Вы уж извините, если мы вас стесняли, — ​говорит Лариса.

— Никого вы не стесняли, даже не выдумывайте!

Мы уезжаем. А через полчаса приходит смс от Светланы: их снова задержали, Надежду и Ларису везут в Мещанский районный суд, а Свету — ​в ОВД.

— Как только вы уехали, я пошла в машину за кофтой, — ​рассказывает мне по телефону Демина. — ​Подошел человек в штатском и схватил меня за руку. Потребовал документы и ни с того ни с сего поволок в полицейскую машину. Девочек, Надю и Свету, тоже забрали. Но их повезли в суд из-за вчерашнего задержания. А мне вменяют, что я мешала проходу пешеходов по тротуару.

«Человеком в штатском» оказался начальник ОВД «Мещанский» Игорь Морковник. Когда я приезжаю в суд с водой для Ларисы и Надежды, он сторожит их у скамейки. Спрашиваю, сколько еще женщинам ждать своего заседания. В ответ Морковник скрещивает руки на груди и демонстративно смотрит в потолок.

Лариса, смеясь, пересказывает мне диалог одного из задержанных с приставом:

— Когда уже наша очередь?

— Сначала политические, — ​пристав кивнул на матерей, — ​потом вы.

Женщины просидели в суде шесть часов. Заседание началось в 21.00, но продлилось 15 минут — ​перенесли на 18 августа. А у Светланы Деминой в ОВД поднялось давление, ей вызывали «скорую».

Татьяна Васильчук, специально для «Новой газеты»

Фото: Анна Артмеьева / «Новая газета»

P.S.

В начале июля «Новая газета» официально попросила департамент городского имущества объяснить, почему семьи голодающих очередников двигаются по списку в обратную сторону. Ответ так и не поступил. В пятницу, 5 августа, мы отправили запрос повторно— ​на этот раз пресс-секретарю мэра Гульнаре Пеньковой. Мы также поинтересовались, известно ли о ситуации в Банном переулке Сергею Собянину. Гульнара Пенькова пообещала, что ответ мэрии будет готов сегодня, в понедельник.

P.P.S.

Обновление от 8 августа

В понедельник пресс-служба департамента городского имущества ответила на запрос «Новой газеты». В ответе перечислено, на какой стадии рассмотрения находятся заявления голодающих о предоставлении льготного жилья. Поскольку в этих данных содержится в том числе личная информация, «Новая газета» передаст ответ напрямую многодетным матерям. В большинстве случаев полученные сведения можно свести к следующему заключению: «В настоящее время нет возможности и правовых оснований для решения жилищного вопросы путем предоставления жилого помещения по договору соцнайма». Потому что в очереди перед заявителями находятся еще от 9 до 74 тысяч семей.

В пресс-службе также отметили, что представитель департамента присутствовал на встрече участниц акции с уполномоченным по правам человека в Москве 4 августа. Других механизмов общения с голодающими, кроме официальных приемов, нет — «во избежание коррупционной составляющей».

Комментарии

Владимир Ефимов
руководитель департамента городского имущества мэрии Москвы:

— Вы знаете, я сейчас занят, позвоните, пожалуйста, в пресс-службу.

Ирина Яровая
депутат Госдумы от «Единой России»:

— Вы лучше позвоните пресс-секретарю, будьте любезны.

Валентина Петренко
член Совета Федерации,  председатель всероссийского общественного движения «Матери России»:

— Надо помогать людям. Нужно проанализировать, что и кто за этим стоит. Единственное, что могу сделать со своей стороны, — ​обязательно подготовлю обращение в Генеральную прокуратуру. Они посмотрят на эти вещи со стороны закона. Но тут нельзя оптом подходить. У всех проблема одна, но нужно решать по каждой отдельной семье. Где-то нарушили их права. И, может, это связано с деятельностью конкретных чиновников. Решение Москва обязательно найдет. Удивляюсь [что нет реакции со стороны мэрии], потому что они обычно очень внимательно к этим вопросам относятся. Никогда их не игнорируют.

Николай Гончар
депутат Госдумы  и кандидат в депутаты от ЦАО, секретарь московского отделения «ЕР»:

— Я к ним приезжал, и они ко мне приходили на встречу с жителями округа. Вот одна голодающая рассказала мне свою историю: она стоит на очереди с 80-х годов. Оказалось, что она вообще не за себя голодает, а за другого очередника. И тут я выразил некоторые сомнения. Мне начали рассказывать, что это голодовка по доверенности (имеется в виду Светлана Вдовина; в очереди зарегистрирован ее муж, их семья ожидает квартиру 33 года.Т. В.).

Кстати, те, кто приходил ко мне несколько дней тому назад, передвигались прекрасно.

Чем им можно помочь? Если угроза здоровью есть, ее нужно предотвратить. Городские власти не будут решать проблему исходя из рассказов о ней. Надо читать документы. У меня прием каждую неделю. Милости просим.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera