Сюжеты

Почему государство объявляет борцов с ВИЧ «иноагентами»

Очередная НКО, занимающаяся профилактикой распространения ВИЧ-инфекций, объявила о ликвидации

Фото: РИА Новости

Общество

Юлия РепринцеваКорреспонент

В городе Кузнецк Пензенской области некоммерческая организация «Панацея», занимающаяся профилактикой распространения ВИЧ-инфекций, заявила о ликвидации после того, как прокуратура потребовала зарегистрировать НКО в реестре «иностранных агентов». Всего в регионе было две НКО, которые занимались этой проблемой. Весной закрылась организация в городе Пенза. В итоге прокуратура свой иск отозвала, а регион остался без НКО, которые борются с ВИЧ.

В городе Кузнецк Пензенской области некоммерческая организация «Панацея», занимающаяся профилактикой распространения ВИЧ-инфекций, заявила о ликвидации после того, как прокуратура потребовала зарегистрировать НКО в реестре «иностранных агентов». Всего в регионе было две НКО, которые занимались этой проблемой. Весной закрылась организация в городе Пенза. В итоге прокуратура свой иск отозвала, а регион остался без НКО, которые борются с ВИЧ.

«Панацея» зарегистрировалась как НКО в 2012 году. Этот статус, говорит один из учредителей Дарья Антонова, позволяет получать гранты.

«Мы много лет занимались профилактикой, работали с молодежью по принципу “равный обучает равного”. В 2012 году я специально зарегистрировала НКО, чтобы у нас были какие-то источники финансирования», — рассказала она, добавив, что «все так делают» и «это естественно».

По словам Антоновой, НКО трижды подавала заявки на различные гранты, в частности, претендовала на финансирование, выделяемое на борьбу с туберкулезом, однако успешной оказалась только третья попытка. В 2013 году «Панацея» получила грант от НКО «Эсверо» размером в 1 млн рублей. На эти деньги организация закупила 100 тысяч шприцев и 10 тысяч презервативов, которые передала врачу СПИД-кабинета одной из больниц Кузнецка. За год медик бесплатно раздал их пациентам из группы риска.

Однако в декабре 2014 года работа НКО в этом направлении прекратилась: тогда «Эсверо» перестала получать финансирование от международного Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией.

«Больше никакого финансирования у меня не было. Следующие год и четыре месяца мы работали без денег и занимались чисто информационной деятельностью, которая не требует затрат. Мероприятия, которые мы проводили, можно пересчитать по пальцам. Если раньше у меня восемь человек получали зарплату, то потом осталось два — я и бухгалтер. По документам в учредителях числятся три человека, но практически всем занималась я одна. И вдруг я получаю предписание с требованием записаться в “иноагенты”», — добавила Антонова.

Прокурор Кузнецка Алексей Аношин продемонстрировал Антоновой решение суда по другой некоммерческой организации — саратовскому «Социуму», который также получал финансирование от «Эсверо». К тому времени Минюст уже признал «Эсверо» «иностранным агентом».

Прокуратура заключила, что «деятельность “Панацеи” не только не согласуется с российскими властями, но и вступает в серьезное противоречие с государственной политикой в сфере профилактики наркомании и СПИДа».

«Следовательно, это не гуманитарный, а идеологический и даже политический проект», — делает вывод надзорное ведомство.

Экспертизу выполнил декан юрфака Пензенского госуниверситета Виталий Гошуляк. По его мнению, деятельность НКО базируется на «принципах идеологии постлиберализма». Раздачу презервативов и шприцев он назвал «косвенной, а подчас и прямой пропагандой наркотиков и гей-культуры».

Документы на ликвидацию Антонова подала, как она говорит, через десять дней после того, как прокуратура потребовала записаться в «инагенты».

«Угроза была реальная. С нами поступили бы так же, как с НКО в Саратове, — не сомневается Антонова. — Пришлось бы отбиваться: это ежегодный аудит, за который нужно обязательно платить, отчеты. К тому же, можно забыть о российских грантах — с этим статусом ничего не получишь».

Вместе с тем Антонова не уверена, что НКО в принципе продолжила бы свое существование. На вопрос «Стали бы вы продолжать деятельность, если бы не угроза попадания в “иноагенты”?», она ответила: «Сложно сказать». По ее словам, 18 июля этого года вышло постановление «О стабилизации заболеваемости ВИЧ-инфекции», подписанное главным санитарным врачом Пензенской области. В документе, в частности, говорится о необходимости проведения конкурса среди общественных организаций.

«Если бы было какое-то финансирование, мы, конечно, продолжили свою деятельность, а так — сложно сказать», — отметила Антонова.

9 августа состоялось первое судебное заседание по иску прокуратуры, на котором Антонова объявила о своем решении ликвидировать организацию и прекратить социальную работу в городе. После этого прокурор отозвал иск.

«Это было обосновано тем, что организация все равно самоликвидируется. Какой смысл продолжать?» — рассказала Антонова.

Всего в России записали в «иноагенты» четыре НКО, деятельность которых связана с ВИЧ. Саратовскую некоммерческую организацию «Социум», о которой речь шла выше, признали «иностранным агентом» в апреле этого года. Как объяснила прокуратура города Энгельса, НКО получила 1,5 млн рублей зарубежных средств для проведения соцопросов среди наркозависимых и ВИЧ-инфицированных. В свою очередь, приглашенный на судебное заседание эксперт из Саратовской юридической академии  посчитал, что раздача шприцев и презервативов является не просто политической деятельностью, а «участием в гибридной войне Запада против России».

Ранее «Новая газета» писала о том, как государство объявляет борцов с ВИЧ «иноагентами». По мнению сотрудника одной из признанной «инагентом» НКО Ивана Варенцова, в России не приветствуется принцип «снижения вреда» (а именно — раздача шприцов ВИЧ-инфицированным), поскольку для власти наркоман — это преступник, которого нужно «приковать к батарее» или «посадить в тюрьму». НКО, по его словам, напротив, не требует от наркомана немедленно отказаться от вещества, а старается помочь ему уже сейчас. «Мы оказываем поддержку не спрашивая, готов ли потребитель бросить наркотик, или он будет продолжать колоться», — говорил Варенцов.

В марте этого года вице-премьер правительства Ольга Голодец заявила, что число ВИЧ-инфицированных в России превысило один миллион человек. Она также отметила, что эта тема является для России одной из самых главных. Согласно статистике, которую она привела, с 1987 года от СПИДа в мире умерли 34 миллиона человек.

Спустя несколько месяцев после заявления Голодец, «Коммерсант» со ссылкой на осведомленные источники сообщил, что регионам сократили финансирование из федерального бюджета на закупку препаратов для ВИЧ-инфицированных.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera