Комментарии

Демократию нельзя отложить на потом

Почему общественная жизнь не может свестись к вопросам экономики: ответ Юлии Галяминой — Ирине Хакамаде

Этот материал вышел в № 87 от 10 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия Галямина
Кандидат в депутаты Госдумы, политик, член ФКС Партии 5 декабря, преподаватель:

Ирина Хакамада недавно дала интервью «Новой газете» и в своей живой манере рассказала о программе и целях «Партии Роста», которую она теперь представляет. Основной тезис всего интервью можно сформулировать так: на сегодняшний день нужно заниматься защитой экономических интересов малого и среднего бизнеса, вступив в диалог с существующими структурами власти. И хотя это не принесет нам ни демократии, ни либерализма в ближайшие 50 лет, надо выбрать именно эту стратегию, потому что такой роскоши, как «занятие демократией», мы позволить себе не можем. Примеры эффективности подобной стратегии она находит в Сингапуре и Китае. Да и сама эта ценность глубоко вторична. Серьезные люди, мол, должны делом заниматься, а не болтать о ценностях.

Сама «Партия Роста» в своих программных документах не столь откровенна. «Путь к демократии лежит через развитие экономики», — говорится на сайте партии. Демократическое будущее в этой картине наступает автоматически, но при этом откладывается на неопределенный срок. Странно сегодня, после многочисленных дискуссий о сложности демократизации, полагать, что сам по себе один только экономический рост, оторванный от переизобретения политических институтов и изменения формы социальных контрактов, может привести нас к желаемому будущему. Эти рассуждения в духе Милтона Фридмана мы слышим уже 25 лет. И благо если бы это были просто рассуждения.

Отказ принимать в расчет собственно политические и культурные трансформации очень напоминает рассуждения вульгарного марксизма: мол, пролетарская революция принесет нам освобождение женщин, так что заниматься проблемами гендерного неравенства в особом порядке нам не нужно. Французский политический теоретик Пьер Розанваллон называет подобную доктрину «утопическим либерализмом», который он отличает от либерализма позитивного: «Отказ от политики, утопия полностью прозрачного общества, критика промежуточных автономных социальных структур: здесь есть все для того, чтобы политическое использование такой идеологии могло привести к тоталитарному обществу».

Позиция, утверждающая, что никакая политика, самоуправление, демократия не нужны для развития общества, что их можно отложить «на потом», — видит в экономике автономную и первичную реальность. В этой логике репрессии и архаизация страны могут идти своим чередом, а экономика — своим.

Если говорить о приложении такой политики к нашим реалиям, то выходит, что «Партия Роста», откладывая борьбу за новые политические институты на потом, решает вполне не утопическую и конкретную задачу — найти деньги для поддержания существующего гибридного режима. Вывести его из-под шквала критики, которая приобретает за последние годы экономический уклон.

Нам предлагают признать, что экономическая эффективность есть единственное, вокруг чего складывается общественный консенсус. И особая роль в этом консенсусе отводится экспертам Большого экономического разума, которые и будут решать, что является экономически выгодным, а что — нет. Вопросы свободы, справедливости, прав человека просто не вписываются в эту модель. Вся гражданская жизнь оказывается декоративным элементом. Репрессии и несвобода будут оправдываться экономическими соображениями. Предполагаемым экономическим ростом будут подавляться любые вопросы, касающиеся распределения его издержек, что как раз является вопросом политики.

Однако вопрос о ценностях в демократической оптике не является избыточным дополнением к политике и экономике. Забвение ценностей, которые потенциально могли бы разделить все члены общества в ходе обсуждения, ведет лишь к политико-экономическому распаду. Даже политические институты, насаженные сверху, не выживают перед натиском таких производных «экономической эффективности», как коррупция, произвол правоохранительных органов или несправедливость судов. Что, в свою очередь, ведет к экономическому спаду, а никак не к росту. Это убедительно доказала история последних 16 лет.

Поэтому только ценностное и, как следствие, институциональное пере­устройство общества может привести нас к построению демократического и экономически эффективного государства. Однако новые ценности надо созидать, они не придут автоматически. Созидать не только в пространстве высокой культуры, но и в социально-политической практике граждан.

Последняя еще не оформилась в устойчивые институты, но уже получила опыт гражданского и политического действия, начавшегося с волной протестов конца 2011 года. Действия, ищущего новые формы уже сегодня, когда правящий режим спровоцировал реактивную волну политической мобилизации. В программе «Партии Роста» и в высказываниях Ирины Хакамады звучит молчаливый призыв — разойтись по домам, к хозяйству и частной жизни. Можем ли мы также отказаться от содействия процессам самоорганизации граждан? Доверить экспертам дискредитировавшего себя правительства судьбу страны? Это было бы невозможным.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera