Сюжеты

Игра на пьедестале

О двух серебряных драмах российских спортсменок

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 87 от 10 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

В Игры все россияне вошли с отягощением, а не только спортсмены. Перегруз околоолимпийских проблем мешает, разделяет аудиторию, не дает возможности просто, как раньше, ощутить себя частью действа. Как это у Булата Окуджавы? «Давайте горевать и плакать откровенно, то вместе, то поврозь, а то попеременно…» Мудро, прекрасно, недостижимо, пусть и не по конкретному олимпийскому поводу.

Тем ценнее мгновения, когда действо захватывает настолько, что забываешь обо всем, что болит, что разделяет и мучает. Спорт в высоких его проявлениях помимо всего — ​еще и великий утешитель, примиритель и врачеватель. Если, конечно, и мы сами проявляем искреннюю готовность подключиться. А Рио‑2016 такую возможность уже давал многократно.

Две драмы имеют непосредственное отношение к российской сборной. Обе имеют серебряный цвет, обе с золотым оттенком. Обе вызвали широчайший резонанс, но по абсолютно разным поводам.

Я про Софью Великую и Юлию Ефимову. Не про женскую саблю и женское плавание и не про женские слезы, хотя и они были. Да в таких ситуациях и железным мужикам не удержаться. И вообще я про благородство и его показательное отсутствие.

К Софье Великой после проигранного великой саблисткой финала лондонской Олимпиады у меня был один главный вопрос: может ли мешать спортсмену высокий уровень интеллекта. Мне показалось, что наша умница и красавица, возможно, элементарно перемудрила перед главным боем в жизни. А кореянка была эффективно проста. Великая с моими размышлизмами в основном согласилась. Действительно, иногда много думать и рефлексировать не надо — ​себе дороже...

Софья не ушла из спорта — ​возможно, ради Рио. Родила сына, вернулась. Приехала побеждать. На пути к финалу, волею доставшейся по жребию турнирной сетки, обыграла чуть ли не всю французскую сборную.

Чудо произошло. И второй подряд олимпийский финал должен был воздать ей за все предыдущие неудачи.

Но Софье Великой было что терять. А ее сопернице и сильно младшей подруге по сборной России Яне Егорян терять было нечего. Яна была прекрасна в своей раскованности, Софья восхитительна в своем сдержанном изяществе. Равный счет перед последним ударом обещал исключительно драматическую развязку. Она случилась. Победительница рыдала навзрыд, слезы на глазах побежденной видеть было больно.

Пересматривал эпизод несколько раз, надеясь на иной исход — ​в пользу спортсменки, за которую болел. Понимаю, что глупо, но что делать? Но тому, как вела себя сразу после боя, во время награждения и на пресс-конференции Софья Великая, можно было аплодировать. Понятно, что сама ситуация смягчала горечь поражения — ​золотая медаль не ушла на сторону, две соотечественницы на пьедестале, «грустить нечего». Но я уверен, что, если бы на месте Яны Егорян оказалась не российская спорт­сменка, Софья и тогда смогла бы произнести: «чистая игра», «красивый бой», «победитель всегда прав». Про «взрыв мозга в первую секунду после поражения» тоже бы обронила, но только вскользь.

Поэтому она и великая.

За что было наказывать Юлию Ефимову свистом перед стартом финального заплыва на стометро­вке брассом? За что было устраивать ей показательную обструкцию после того, как она невероятным финишным рывком вклинилась между двух американских пловчих? Ефимову и без того достали без всякой меры, помотав по судам и продержав в неопределенности до самого старта Олимпийских игр, что едва ли не хуже самого наказания.

Ефимову, самую яркую представительницу российского плавания в новом столетии, никак не запишешь в число злодейских нарушителей антидопингового законодательства. На допинге она попалась самым глупейшим образом, что было понятно самым строгим судьям. Наказание отбыла, история с мельдонием пошла вдогонку, но и тут само Всемирное антидопинговое агентство дало задний ход по причине крайней запутанности кампании.

Ефимова формально была чиста как стеклышко, но имидж уже сложился такой, что ее, естественно, не допустили до Игр. А она пошла против всех, в том числе и против российских чиновников. Не имея практически никаких шансов выиграть дело, истратив кучу нервов, сорвав всю подготовку к Играм. Она и спала-то не больше четырех часов в сутки — ​чему, глядя на то, как она это говорит, веришь.

Юлия Ефимова — ​не героиня. Она — ​экс-штрафник, который должен был получить законный шанс искупить вину и доказать всему миру, что его стремление выйти на старт заслуживает не презрения, а по меньшей мере понимания. У Международного олимпийского комитета в случае Ефимовой хватило мудрости не лишать спортсменку, может быть, последнего шанса.

Ей в финальном заплыве не хватило касания, а Лилиан Кинг финишировала с олимпийским рекордом. Кинг и ее соотечественница Кэтрин Мэйли после финиша старательно делали вид, что серебряного призера — ​не существует. Кинг заявила, что они с Кэтрин доказали, что в спорте можно побеждать честно. В подтексте — ​Ефимова такой привилегией не обладает, она — ​запятнанная. Так себя «чистые» и вели на награждении — ​дистанциируясь.

Но таких, кто попался и отбыл дисквалификацию, достаточно много и без россиян, в том числе есть они в сборной США. Кто без греха, тот пусть бросает камни, не ведая о том, что все под Богом ходят. В данном случае я говорю о конкретном отношении к конкретной спортсменке, без обобщений. Ее допустили не мягкотелые ведомства, не по блату и не за прошлые заслуги — ​допустили, пропустив через все круги ада, сочтя вину исчерпанной.

А раз так — ​будьте добры принимать ее равной всем остальным. Иначе происходящее выглядит некрасиво. Я за честную игру и за неотвратимость наказания, но я против травли.

Юлия Ефимова не выглядела счастливой. Боюсь, что ее победа вызвала бы еще большую обструкцию, и слезы никого бы из недоброжелателей не разжалобили. Как не разжалобили они почтенную публику и сейчас.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera