Расследования

Сливание и поглощение

ФТС переходит под полный контроль Лубянки. Новому главе ведомства передан «расстрельный список» из 11 фамилий

Артем Коротаев / ТАСС

Этот материал вышел в № 92 от 22 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

9 августа бывший глава Федеральной таможенной службы (ФТС) Андрей Бельянинов приехал в главное здание Федеральной службы безопасности (ФСБ) на Большой Лубянке, поднялся на лифте на 4-й этаж, свернул по коридору направо и постучался в ближайшую дверь. Этот просторный кабинет, окна которого выходят на невзрачный внутренний двор и купол храма Софии Премудрости Божией, был хорошо ему знаком. Последние семь лет Андрей Бельянинов периодически наведывался к хозяину этого кабинета — начальнику Службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ Юрию Яковлеву, с которым, по словам некоторых знакомых последнего, у него сложились вполне себе приятельские отношения.

Однако в тот день Бельянинов, вероятно, впервые чувствовал себя здесь неуверенно — его принимал новый начальник СЭБ ФСБ Сергей Королев, назначенный указом президента в июле этого года на фоне громкого скандала в Санкт-Петербурге, где были выявлены масштабные каналы контрабанды.

Беседа между Бельяниновым и Королевым, которую в коридорах главного здания ФСБ называют «профилактической», заняла около полутора часов. Содержание разговора доподлинно неизвестно, но, изучая последовавшие за ним события, можно предположить: Андрей Бельянинов и несколько приближенных к нему лиц получили от Лубянки гарантии собственной неприкосновенности.

По крайней мере, в течение недели в Москву из литовского города Паланга вернулся близкий к экс-главе ФТС бизнесмен Сергей Лобанов, чье будущее еще недавно выглядело крайне туманным — официальный представитель СКР Владимир Маркин в начале августа не исключал, что тот будет подвергнут уголовному преследованию. Сам же Андрей Бельянинов оказался в числе претендентов на должность главы Евразийского банка развития.

«Фильм» с плохим концом

«Андрей Юрьевич [Бельянинов] однажды даже прикрикнул на Яковлева: «Юрий Владимирович, успокойте своих подчиненных! Я несу персональную ответственность за таможню перед президентом», — рассказывает сотрудник ФСБ про совещание двухлетней давности, на котором экс-руководитель ФТС обрушился с критикой на 7-й отдел Управления «К» СЭБ ФСБ (подразделение по борьбе с контрабандой и коррупцией в таможенных органах), который как раз следовало «успокоить».

Оперативники именно этого подразделения наряду с Управлением собственной безопасности (УСБ) ФСБ, считающегося самым могущественным в системе госбезопасности, по иронии судьбы в конце июля и проводили обыски в помещениях ФТС на Новозаводской улице. Помимо кабинета Бельянинова чекисты обыскали два его загородных поместья — в деревне Конаково Тверской области и деревне Бачурино в Новой Москве. Оперативно-следственные мероприятия производились в рамках уголовного дела о контрабанде алкогольной продукции, расследуемого СКР при сопровождении УСБ ФСБ.

Обвинение в контрабанде по этому делу, напомним, уже предъявлены находящимся в СИЗО «Лефортово» петербургскому бизнесмену Дмитрию Михальченко, начальнику его службы безопасности Борису Коревскому, а также директору ООО «Юго-Восточная торговая компания» Илье Пичко и заместителю директора ООО «Контрейл Логистик Северо-Запад» Анатолию Киндзерскому.

Досудебное соглашение последнего, давшего обличительные показания в отношении своих высокопоставленных покровителей, и стало основанием для производства громких следственных действий в ФТС. Помимо кабинета и домов Андрея Бельянинова оперативники обыскали рабочие места двух его заместителей — Андрея Струкова и Руслана Давыдова — и офис страховой компании «Арсеналъ», принадлежащей близкому к главе ФТС предпринимателю Сергею Лобанову.

«Я бы хотел поблагодарить своего предшественника. Давайте ему поаплодируем», — устроил Бельянинову бурную овацию Булавин. Экс-глава ФТС поблагодарил президента за доверие. А на следующий день оказался в больнице с диагнозом «гипертонический криз

Спустя два дня после обысков распоряжением премьер-министра Дмитрия Медведева полномочия Андрея Бельянинова были прекращены. Вице-премьер Аркадий Дворкович, открывая специально созванную по этому поводу пресс-конференцию, поблагодарил Андрея Бельянинова за эффективную работу «от лица президента» и представил нового главу ФТС — полпреда президента по Северо-Западному федеральному округу Владимира Булавина.

«Я бы для начала хотел поблагодарить своего предшественника. Давайте ему поаплодируем», — не скрывая улыбки, устроил Бельянинову бурную овацию Булавин. Экс-глава ФТС поблагодарил правительство и президента за доверие и пожелал удачи своему преемнику.

На следующий день Бельянинов оказался в больнице с диагнозом «гипертонический криз».

«Юрьич — боец, он всегда умел держать удар. Но каким бы ты сильным ни был, держать удар можно лишь при условии, что тебя не бьет ломом сзади шайка отморозков», — резко комментирует госпитализацию Бельянинова знакомый с ним предприниматель и при этом задается вопросом: «Если руководство страны через вице-премьера выражает тебе благодарность за работу, зачем понадобились все эти маски-шоу?»

«Все было сделано ради фильма», — говорит в свою очередь знакомый с Бельяниновым федеральный чиновник, имея в виду репортажи по центральному телевидению о результатах обыска в доме Бельянинова. Там оперативники, напомним, обнаружили пачки наличных денег в российской и иностранной валюте, фотографии которых в тот же день были обнародованы в интернете.

«Конечно, это просто кино. Ни у Бельянинова, ни у Лобанова в результате ничего изъято не было. В офисе СК «Арсеналъ» на Ленинградке, например, было обнаружено около 40 тысяч долларов — их тоже не изъяли», — рассказывает знакомый с Лобановым предприниматель.

Однако у этого «фильма» была совершенно иная задача — он стал всего-навсего внешним оформлением масштабной реформы ФТС, анонсированной Владимиром Путиным в начале текущего года и выполненной сотрудниками ФСБ.

Публично президент поручил правительству разработать механизм изъятия у ФТС в пользу ФНС фискальных полномочий, а непублично — ужесточить усилиями ФСБ борьбу с контрабандой.

Так Владимир Булавин, рекомендованный секретарем Совбеза Николаем Патрушевым (которого после ухода с поста главы администрации президента Сергея Иванова можно считать самым влиятельным силовиком страны), по нашим сведениям, был назначен руководителем ФТС в статусе действующего сотрудника ФСБ.

Вслед за ним ключевые посты в силовых подразделениях ФТС могут занять и другие кадровые офицеры с Лубянки.

Конфликт ФТС и ФСБ

Активное противостояние таможенной службы и чекистов можно считать едва ли не самым длительным и ожесточенным. Ровно 16 лет назад, в августе 2000 года, сотрудники Государственного таможенного комитета (ГТК) закрыли мебельный магазин «Три кита» и арестовали партию мебели, поставленную под видом фанеры. Тогда в ходе расследования уголовного дела, находившегося в производстве Следственного комитета МВД, было выявлено участие в контрабанде действующих сотрудников ФСБ.

Это привело к серьезному межведомственному конфликту, по одну сторону которого оказались тогдашние замглавы администрации президента по кадровой политике Виктор Иванов и начальник СЭБ ФСБ Юрий Заостровцев, по другую — председатель ГТК Михаил Ванин и глава МВД Владимир Рушайло.

С тех пор руководители ГТК и ставшей его преемником ФТС неоднократно конфликтовали с лубянскими генералами.

Назначенный в мае 2006 года на должность главы ФТС бывший сослуживец президента в ГДР Андрей Бельянинов, проработавший к тому моменту главой Новикомбанка, Рособоронэкспорта и Рособоронзаказа, должен был стать фигурой, которая смогла бы примирить враждующие стороны. Тем более усиленный Владимиром Путиным контроль над таможней предполагал назначение в качестве заместителя Бельянинова прикомандированного сотрудника СЭБ ФСБ Игоря Завражного.

Однако Бельянинов, по словам сотрудника ФСБ, с самого начала был против любых кураторов с Лубянки: «Он привел в ФТС своих силовиков: бывшего сослуживца Сергея Лобанова, выходца из 9-го управления КГБ СССР Александра Романова, офицера СВР Владимира Малинина, помощника из Рособоронзаказа Сергея Комличенко, доверенного сотрудника из Новикомбанка Александра Повстяного. Учитывая, что Игорь [Завражный] практически сразу же стал курировать весь правоохранительный блок таможни, между ним и Бельяниновым возникла конфронтация».

Вместе с тем, по словам собеседника, Завражный «сковал работу СЭБ ФСБ», сотрудники которого не могли полноценно реализовывать информацию о выявленных ими хищениях в таможенных органах.

В 2008 году конфликт между Бельяниновым и Завражным вошел в острую фазу. Случилось это после того, как прикомандированный генерал реализовал оперативные материалы о хищении 10 млн долларов при закупке ФТС мобильных индивидуально-досмотровых комплексов немецкой компании Heimann.

Ответная реакция не заставила себя долго ждать: Андрей Бельянинов передал руководству ФСБ информацию о причастности подчиненных Завражного к контрабанде товаров народного потребления через Санкт-Петербург, большая часть которых поступала на Черкизовский рынок.

«Где посадки?» — обратился в 2009 году премьер-министр Владимир Путин к руководству силового блока. В течение короткого времени ФСБ провела ряд мероприятий, ставших известными как «дело Черкизона».

Скомпрометированный Игорь Завражный был отозван приказом директора ФСБ Александра Бортникова, а аппарат прикомандированных сотрудников (АПС) фактически прекратил свое существование в ФТС, напоминает сотрудник ФСБ. «Таковы зигзаги судьбы: Бельянинову удалось устранить из своего ведомства генерала ФСБ руками самой ФСБ», — говорит собеседник.

Распрощавшись с Завражным, Бельянинов устроил масштабную зачистку: часть сотрудников СЭБ ФСБ вернулись на Лубянку, часть — уволились из ФСБ и продолжили служить в ФТС.

В числе тех, кто предпочел снять погоны чекиста, оказался и тогдашний начальник правового управления таможни Андрей Струков, чей кабинет в июле нынешнего года также обыскивало УСБ ФСБ. «Но Струков не был для Бельянинова чужим — ранее они работали в Рособоронэкспорте, куда Струков был прикомандирован из департамента военной контрразведки ФСБ», — поясняет сотрудник ФСБ.

О репортажах про обыски в доме Бельянинова: «Конечно, это просто кино. У Бельянинова ничего изъято не было»

Впрочем, продолжает собеседник, уход Игоря Завражного и других АПС развязал руки СЭБ ФСБ, которая с тех пор начала наносить массированные удары по сотрудникам региональных таможенных управлений и центрального аппарата ФТС.

«Дошло до того, что 7-й отдел Управления «К» в течение года вышел в лидеры по количеству реализаций материалов, связанных с контрабандой и коррупцией в таможне. Правда, почти ни одно из них не привело к привлечению к ответственности близкого окружения главы ФТС», — говорит сотрудник ФСБ.

Направления

Новый руководитель ФТС Владимир Булавин, по словам сотрудника ФСБ, намерен пристально изучить два направления деятельности прежнего руководства: государственные закупки, совершенные Центральным информационно-техническим таможенным управлением и Главным управлением тылового обеспечения ФТС, и внедренные Андреем Бельяниновым центры электронного декларирования (ЦЭД).

Особый интерес вызывает последнее направление, говорит сотрудник ФСБ.

«До введения ЦЭД в 2011 году товар ввозился в пункте пропуска, а растаможивался в месте доставки. Но в определенный момент руководство ФТС приняло решение о внедрении новой технологии, позволяющей разделить место фактического ввоза товара и его таможенного оформления. Официально это было сделано в целях облегчения таможенного оформления для импортера. На практике же это обернулось облегчением сокрытия контрабанды. Универсальный пример: через условный пункт пропуска во Владивостоке ввозится контейнер, декларация на который подается в ЦЭД в Можайске. При этом в контейнере находится китайская одежда, а в поданной декларации указывается ламинат. Сотрудники ЦЭД, выпускающие товар, не могут и не должны проверять содержимое контейнера, а досмотровые инспекторы во Владивостоке, в свою очередь, удалены от ЦЭД семью часовыми поясами. Таким образом, для выявления недостоверного декларирования правоохранительным органам надо проводить оперативные мероприятия одновременно и во Владивостоке, и в Можайске. С точки зрения уклонения от возможного уголовного дела схема безупречна», — подчеркивает собеседник.

Еще одна интересующая ФСБ тема, по его словам, касается института уполномоченных экономических операторов (УЭО): «Компаниям, включенным в реестр УЭО, были созданы уникальные условия: предоставляя банковскую гарантию на сумму 1 млн евро, они освобождались от обязанности подавать декларацию на момент фактического выпуска товара в свободное обращение. Им разрешалось декларировать товар 10-го числа следующего месяца после его ввоза. То есть, ввозя контейнер с одеждой под видом ткани без подачи декларации, у контрабандистов исчезал риск быть пойманными. В ходе последних оперативных мероприятий были найдены отчеты привилегированных операторов, занижавших таможенную стоимость и подменявших номенклатуру товара. За незаконный ввоз одного контейнера такие операторы получали от 2 до 5 тысяч долларов».

Помимо этого ФТС может провести проверку отчуждения имущества, находившегося на балансе ФГУП «РОСТЭК», в пользу отдельных приближенных к руководству таможни бизнесменов. По данным источников в ФСБ, особое внимание привлекает пасынок бывшего сослуживца Бельянинова Сергея Лобанова, бизнесмен Сергей Лобанов-младший. «Начав работать в сфере околотаможенного бизнеса, Лобанов стал владельцем крупных долей в страховой группе «Арсеналъ», Нефтепромбанке, молдавском банке Victoria и компании-концессионере аэропорта Кишинева», — говорит собеседник.

Впрочем, по словам знакомого бизнесмена, в настоящее время Лобанов находится в Москве, руководит своими предприятиями и еще ни разу не вызывался на допрос. «Бизнес Сергея был действительно плотно встроен в систему таможенного регулирования, что вряд ли приятно новому руководству — все-таки это не их человек. Вместе с тем просто так взять и пересмотреть соглашения с той же СК «Арсеналъ» невозможно — ею застрахованы сотни автоперевозчиков. А объем подтвержденных перед ФТС обязательств об уплате этими перевозчиками таможенных платежей составляет около 11,5 млрд рублей», — говорит он.

«Расстрельный» список

16 августа, спустя неделю после визита Андрея Бельянинова на Лубянку, начальник СЭБ ФСБ Сергей Королев передал новому главе ФТС Владимиру Булавину два списка с данными его подчиненных. Один список насчитывает около 80 фамилий — судьба этих людей будто бы зависит исключительно от личной воли Булавина. Во втором списке, который в ФТС успели окрестить «расстрельным», содержится 11 фамилий — эти люди якобы точно покинут свои посты до середины сентября. Более того, некоторые из них могут быть привлечены к уголовной ответственности. «Начальник Управления противодействия коррупции Франц Августинович, первый заместитель руководителя ФТС Владимир Малинин, начальник Центрального таможенного управления Сергей Прусов, руководство Главного управления таможенного оформления в полном составе, замглавы ФТС Татьяна Голендеева, замглавы ФТС Андрей Струков, начальник аналитического управления Филипп Золотницкий», — перечисляет некоторых из «расстрельного» списка сотрудник ФСБ.

По нашим сведениям, их должности, а также должности начальников Главного управления по борьбе с контрабандой, Управления специальных технических мероприятий и региональных оперативных таможен займут действующие офицеры Лубянки на основании закрытого межведомственного приказа ФСБ и ФТС о назначении прикомандированных сотрудников ФСБ категории «Б» (с обязанностью ведения в ведомстве оперативно-разыскных мероприятий).

Впрочем, новый порядок в ФТС действующие сотрудники, по признаниям некоторых из них, почувствовали еще до грядущих назначений. На следующий день после визита Сергея Королева у двери кабинета Владимира Булавина появилось объявление: «Вход только с папками для документов. Без портфелей, мобильных телефонов и других электронных устройств». «ФСБ не вернулась к нам. Это мы стали частью ФСБ», — заключает сотрудник таможенной службы.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera