Комментарии

Теория слишком малых дел

То, что Ливанов делал на посту министра для борьбы с плагиатом, было благом, но упустил он — исторический шанс

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 93 от 24 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей ЗаякинСооснователь «Диссернета»

За время своего министерского служения Ливанов сделал и не сделал много разного и всякого. Я нарочито подчеркиваю противоречивость этой фигуры, так как слишком многие пытаются мазать бывшего какой-то одной краской.

Для меня как сооснователя «Диссернета» очень важен в новейшей российской истории ответ на вопрос: вел ли министр образования Ливанов борьбу с плагиатом в диссертациях, или вел он борьбу с «Диссернетом»? Некоторые выставляют «Диссернет» в качестве марионеточной структуры Ливанова. Другие, наоборот, указывают на публичные неодобрительные отзывы Ливанова о «Диссернете».

Я не министерский душевед, но по всем доходившим до нас сигналам в душе Ливанов явно был врагом плагиата. Он вполне сознавал — судя по пресловутым «сигналам» и «инсайдам», — что плагиат в образовательной системе присутствует в тех объемах, на которые указывает «Диссернет», и что это совершенно ужаснейшим образом сказывается на качестве научных исследований и образования. У меня есть твердая уверенность, что торговля диссертациями в подведомственных ему структурах его сильно огорчала.

Но отношение министра к торговле учеными степенями складывалось, к сожалению, не только из прекрасных порывов души министра. При наших попытках лишать жуликов ученых степеней министерство поначалу сопротивлялось и врало самым упорным образом. Я уже много раз писал, что считаю в среднем российских гаишников честнее, чем персонал ливановского министерства.

...Специально ли Ливанов вскормил эту орду безмозглых и зловредных чиновников, чтобы досадить нам? Не думаю. Более того, полагаю, что жулики среднего ранга из департамента аттестации пришли туда до Ливанова. В чем наша претензия? В том, что он провалился здесь именно как управленец: он не смог выстроить обратную связь, которая бы приводила к моментальному вылету из Минобра рядового чиновника-исполнителя, который, вопреки закону и начальственному велению, не пустил представителя «Диссернета» на заседание и т.п.

Кроме чисто бюрократического сопротивления лишению ученых степеней встретило сопротивление самих диссероделов и их покровителей в экспертных советах ВАК. И здесь Ливанов, хотя и достиг определенных успехов, не сделал главного. Именно проблема противодействия со стороны торговцем фальшаком решалась во всей стране одним росчерком пера. Достаточно было изменить Положение об ученых степенях, а его новая редакция как раз при Ливанове и была изготовлена, и после этого в него вносились изменения с подачи Ливанова. Изменить нужно было всего одну фразу. Вместо нормы о том, что заявление о лишении ученой степени рассматривает родной диссертационный совет, следовало было вписать норму, что заявление рассматривает чужой диссертационный совет. Ливанов знал об этом, но эту норму не поменял, несмотря на то, что Положение активно правилось в каких-то других, менее существенных частях.

...Почему так важно рассматривать заявление в другом совете? Потому что никто не может быть судьей в собственном деле. И я до сих пор не понимаю, почему Ливанов не использовал данный ему судьбою шанс. Когда речь идет о делах о лишении степени некоторых высокопоставленных лиц, например, Никифорова, я прекрасно понимаю: звонок из администрации с пожеланием, чтобы ВАК не нашел у министра плагиата. Но вот почему бы не обеспечить вместо заведомо необъективного рассмотрения дел в своем родном совете заведомо непредвзятое — не понимаю.

Что касается диссертационных советов, то их закрытие шло направо и налево из непонятных мне соображений, и в первом приближении не скоррелировано с данными «Диссернета». С нашими разоблачениями связано лишь небольшое число закрытых фаб­рик фальшивых диссертаций.

Следующий уровень диссеродельной отрасли — экспертные советы — был отчасти почищен Ливановым от жуликов. Однако чистка эта так и не была доведена до конца. Самые патологические экспертные советы продолжают содержать в своем составе изрядное количество лиц, многие годы крышевавших этот промысел. Последний раз данные об этих лицах передавались советом по науке лично Ливанову еще нынешней весной, и ничего не было сделано.

...Подводя итог анализу этого сегмента деятельности Ливанова, можно утверждать, что то, что Ливанов в сфере научной аттестации сделал, — в основном было благом. Но делал он от силы 5—10% от того, что надо было делать. А вот то, что Ливанов в сфере научной аттестации не сделал, — позволяет утверждать, что необратимого эффекта его «борьба с плагиатом» не оставила.

Поэтому министерство Ливанова войдет в историю как учреждение, проспавшее исторический шанс полностью ликвидировать в России фальшивые диссертации.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera