Сюжеты

«Условие Минфина — ни копейки на другие цели»

Донские шахтеры, уже полтора года живущие без зарплат, наконец, официально объявили о своей голодовке

Сотрудники угледобывающего предприятия «Кингкоул». Фото: Федор Ларин / ТАСС

Этот материал вышел в № 93 от 24 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Шахтеры ростовской добывающей компании «Кингкоул» объявили бессрочную голодовку, требуя выплаты зарплаты за полтора года. Более 2,2 тысячи шахтеров сидят без зарплаты с мая 2015 года. Общая сумма долга предприятия превышает 319 млн рублей. Эта акция — крайняя мера, говорят представители профсоюзов: ранее работники проводили пикеты возле администрации компании в городе Гуково, однако они ни к чему не привели. По словам источников «Новой», даже полная распродажа имущества «Кингкоул» не поможет расплатиться по долгам. Вся надежда протестующих шахтеров — на федеральные власти.

Группа компаний «Кингкоул» включает в себя несколько угольных предприятий. Все они сейчас находятся на разных стадиях банкроства. В конце 2015 года процедура наблюдения была введена на ОАО «Кингкоул Юг» и «Замчаловский антрацит», еще на трех шахтах этот процесс только начат.

Прокуратура Ростовской области возбудила уголовное дело в отношении гендиректора ООО «Кингкоул» Владимира Пожидаева. Его подозревают в неуплате налогов и злоупотреблении полномочиями. По данным прокуратуры, на структурах «Кингкоул» висит долговое «ярмо» свыше миллиарда рублей.

— 22 августа голодовку объявили 65 шахтеров, — говорит зампредседателя гуковского теркома Росуглепрофа Вячеслав Калюжин. — Они будут обходиться без еды, пока смогут. А если уже не смогут, то голодовку начнет другая группа. Люди намерены идти до конца. Также продолжатся ежедневные пикеты возле главного офиса «Кингкоул» — с 11 до 12 утра.

По словам Вячеслава Калюжина, накануне начала акции шахтеры известили о ней прокуратуру. В заявлении сказано, что если с участниками что-то случится, то винить в этом нужно руководство головной компании.

При этом, признает зампредседателя теркома, шансы на погашение долгов со счетов «Кингкоул» ничтожно малы.

— По закону, сейчас конкурсные управляющие должны оценить имущество всех компаний, входящих в ГК, и выставить их на продажу, — рассказывает Калюжин. — Но большая часть имущества находится в залоге. Чтобы рассчитаться с людьми, его не хватит. Поэтому вся надежда на федеральные власти. Городская администрация и рада бы помочь, но они бессильны.

— Чтобы выплатить зарплату, нужно продать оборудование, — добавляет глава одной из инициативных групп голодающих шахтеров Татьяна Авачова. — Но продавать тут нечего, часть оборудования затоплена, часть разворована.

Восстановить работу предприятия невозможно, единственный путь — это банкротство, но даже оно не поможет, соглашается с Калюжным источник «Новой» в администрации Гуково. Максимум, что достанется шахтерам после него, — 20—30 миллионов рублей. Людям сейчас пытаются найти работу, но трудоустроить столько человек разом сложно. По данным регионального управления государственной службы занятости, только с начала 2016 года с предприятий ООО «Кингкоул» уволено 957 человек. В период с 31 июля по 15 ноября 2016 года планируется уволить еще 219 работников.

— Гуково — это моногород, — объясняет собеседник «Новой». — Если ключевое предприятие встает (а «Кингкоул» им был), то вариантов два: либо расселять людей, либо искать новых инвесторов. Мы пошли по второму пути. Гуково объявлен территорией опережающего социально-экономического развития, мы привлекаем инвесторов за счет льготного налогового режима. Таких территорий в стране меньше десятка. Но понятно, что результаты такой работы появляются не сразу.

— Девятого августа мы встречались с министром промышленности и энергетики Ростовской области Михаилом Тихоновым, — продолжает Татьяна Авачова. — Он говорил, что ведет переговоры с Бинбанком, чтобы области предоставили кредит на частичную выплату долга. Конкретные суммы не называл, но обещал отчитаться к 18 августа. Пока новостей нет. Также нам обещали тысячу тонн угля в качестве гуманитарной помощи. Мы уже три года не получаем от «Кингкоула» пайковый уголь на отопление. На День шахтера обещали хоть что-то людям выплатить, но, видимо, не получится. Праздновать в этом году мы не будем. Какой праздник, когда товарищи голодают?

Как сообщили «Новой газете» в управлении информационной политики донского правительства, чиновники пытаются найти решение проблемы с ГК «Кингкоул». В частности, в нынешнем году более 1,1 тысячи семей работников компании получили адресную помощь — около 10,7 млн рублей. Кроме того, уже не первый год региональные власти обращают внимание федерального центра на проблему финансирования ликвидационных работ на шахтах-банкротах. В частности, только на техническую ликвидацию предприятий «Кингкоула» потребуется не менее 2 млрд рублей.

— Мы ищем меры, которые бы позволили решить вопрос по выплате заработной платы, — заявил 17 августа на совещании у полпреда президента в ЮФО губернатор Ростовской области Василий Голубев. — Я бы с удовольствием сделал это даже из фонда непредвиденных расходов (областного бюджета), но не получается по одной причине — как только я выплачиваю из резервного фонда, у меня сразу отзывают все кредиты, почти 7 миллиардов рублей, предоставленные области. Это условие Минфина — ни копейки на другие цели. На это я пойти не могу.

По словам Татьяны Авачовой, до сих пор в структурах ГК «Кингкоул» работают около трех сотен человек. В основном это охранники, которые следят, чтобы оставшееся оборудование не разворовали.

— Голодовку мы не прекратим, несмотря ни на что, — уверяет Татьяна Авачова, — Хотя некоторые люди уже жалуются на здоровье. Сегодня, например, мы вызывали врачей одной женщине. Ее муж работал в «Кингкоул», но он болеет, поэтому она голодает за него. Утром у нее упала температура до 35 градусов, понизилось давление. Мы позвонили в «скорую», там посоветовали ей выходить из голодовки. Она отказалась, и ей ответили: «Ну тогда мы не приедем». И не приехали.

Тимур Сазонов,
газета «Крестьянин» —
специально для «Новой»

«В сентябре нам выдали треть зарплаты за май»

О своем участии в акции протеста заявили 120 человек. Они решили голодать по очереди — 65 шахтеров отказались от пищи 3 дня назад.

«Последний раз нам выдавали зарплату осенью, в сентябре, вернули 30% средств за май, — рассказал «Новой» шахтер Дмитрий Коваленко. — Я пенсионер, и поэтому мне чуть полегче, чем остальным ребятам, — есть на что жить. У многих шахтеров совсем плохо с деньгами. Общий долг предприятия перед сотрудниками — 300 миллионов рублей. И с 2014 года люди не получают паевой уголь. Раньше им полагалась 6 тонн в год на человека, позже стало 4 тонны, но и их не дают. Я живу в Красном Сулиме, а основная масса голодающих — в Гукове. В этом городе много пенсионеров. У большинства из них — дома с печным отоплением, частный сектор. Так что паевой уголь — необходимость. Скажите, какой человек сможет выжить, не получая зарплату в течение долгих месяцев?»

Анна Бессарабова,
спец. корр. «Новой»,
Ростовская область

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera