Колумнисты

Потери на хозяйственном фронте

Как полковник Евгений Петрович прикрылся детьми

Этот материал вышел в № 93 от 24 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

Жила-была Вика. Вике было 19 лет, она была хорошей девочкой — училась на экономиста, на вечернем, и работала. Работу Вика нашла по объявлению в интернете, но все в порядке, никакого обмана, организация серьезная. Это была большая управляющая компания — то, что сейчас вместо ЖЭКов. Руководили организацией солидные мужчины, в основном военные, все больше полковники в отставке. Это все были родственники или близкие знакомые застройщика — понятно, конечно, что все по закону, всегда объявлялся конкурс на управляющую компанию, но выигрывали наши бравые полковники с завидным постоянством. Бухгалтерией руководила опытная дама, любившая свое дело, к тому же тяготеющая к педагогике: она набрала в бухгалтерию молодых девочек и лепила из них настоящих бухгалтерских зверюг. Хорошая тетка. И вообще все было хорошо.

Однако все когда-нибудь кончается. Самый главный полковник в отставке засобирался на пенсию, уже по возрасту. Главбух — я ж говорю, опытная она была — сказала: нет, я только с ним работаю, только ему доверяю. И ушла на пенсию вместе с ним. И вот, стало быть, в ЖЭКе сменились и директор, и главбух. В молодой задорный коллектив пришла тоже молодая бухгалтерша, ей не было тридцати. А директором стал другой отставной полковник, Евгений Петрович, что никого не удивило. Но вот с этого рокового момента что-то пошло не так.

Новый главбух проработала несколько месяцев и внезапно, резко, безо всяких отработок ушла. Евгений Петрович, директор, предложил должность главбуха Викиной подруге Ире. Они вместе учились, вместе здесь уже два года работали, и вот им уже исполнилось по 21, взрослые совсем уже. Ира согласилась. А Вика поднялась на ступеньку выше, на место Иры, и стала зарплатным бухгалтером. Правда, не осталось бухгалтера-расчетчика, но функция эта совсем простая, две кнопки нажимать в программе «банк-клиент». И новоиспеченный главбух Ира позвала в расчетчики своего двоюродного брата Мишу, ему как раз исполнилось 19 — нормально. И стали они все работать вот в таком бухгалтерском составе.

С полгода все шло хорошо. Но однажды вечером в ЖЭК пришли три молодых человека и показали раскрытые красные книжечки. ОБЭП. К директору они не пошли, и Евгений Петрович к ним не вышел, хотя был на месте. ОБЭПовцы изъяли у всех мобильные, забрали флешки, что-то из личных вещей, а главбуха Иру закрыли отдельно и изъяли у нее то, что называется 1С, то есть бухгалтерскую программу со всеми данными. И часа через три со всем этим богачеством ушли, разве что телефоны вернули.

Тут как раз и Евгений Петрович из своего кабинета вышел. Всех успокоил, по плечам похлопал — это ж обычное дело, проверка. Так бывает, сказал Евгений Петрович двум девочкам и одному мальчику. А те, конечно, поверили. Сильно, сильно позже Вика узнает, что это был обыск, и научится себя правильно вести — например, требовать постановление об обыске, понятых, брать себе копию протокола обыска и вызывать адвоката. Но тогда никто из будущих трех подельников правильно себя вести не умел, а потому в материалах большого уголовного дела этот вечер никак не фигурировал. Не было его.

Дня через три Вике позвонили из ОБЭПа и попросили зайти к ним на Люсиновскую. Вике хватило ума попросить прислать повестку. Ее долго отговаривали — мол, по почте долго, а тут такой пустяк. Но Вика настояла. И молодой сотрудник ОБЭПа Максим довольно поздно вечером приехал на мотоцикле к Вике (и ее родителям), вошел, такой красивый, со шлемом в руках, вручил повестку. Потом они все вместе на кухне пили чай, и улыбчивый Максим объяснял Викиным родителям, что повестка — это так положено, надо сходить, но это все чистая формальность.

Утром Вика с мамой пошли в ОБЭП к Максиму — по повестке. Максима было не узнать. Максим взял в оборот Викину маму. «Вы, Алла Степановна, кого воспитали? Вы ведь воровку воспитали! Вы как людям в глаза смотреть будете, а?»

Эх, если хотя бы на этом месте в Викиной жизни случился кто понимающий — хотя бы на предмет допроса без адвоката, — все опять могло бы пойти по-другому.

Максим сказал, что Евгений Петрович написал на Иру, Вику и Мишу заявление: он раскрыл банду проклятых расхитителей. Заведено уголовное дело, хищение крупное, теперь будет заниматься ГСУ Москвы.

И эти три дурака пошли увольняться — обиделись они. Вместо того чтобы пойти на рабочее место и снять все копии всех документов. И только после всего этого три дурака пошли искать адвоката. Ну и нормального ни разу не нашли.

Их обвинили в хищении денег управляющей компании, добавили еще двух инженеров (они, кстати, до сих пор в розыске). Дали по два года каждому, взяли под стражу в зале суда, вдогонку многомиллионный иск. Молодец Евгений Петрович — он там и обналом хорошо занимался, и всякими зарплатными схемами, но вышел из дела потерпевшим. Следователи потом откровенно Вике говорили: да везде так, схема известная, просто он первым на вас заявление написал, а могли бы и вы на него. Правда, сейчас, уже после отсидки, Вика сильно поумнела, она понимает, что Евгений Петрович дружил не только с застройщиком, но и с ОБЭПом — без доверительных, теплых отношений такие номера не проходят.

Дело было в Западном округе Москвы, но я уверяю вас, что таких дел — десятки за год только на Москву. Так работает ЖКХ, золотое дно для разворотливых людей. А Вика отсидела, вышла замуж, родила прекрасного мальчика и в бухгалтерию больше — ни ногой.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera