Сюжеты

Болевой прием

Председатель Федерации спортивной борьбы России Михаил Мамиашвили стал частью «кошелька» Лукашенко

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 94 от 26 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

Первая часть самого громкого белорусского дела последнего времени закончена. Главный «кошелек» Лукашенко Юрий Чиж в этом процессе выступал свидетелем, но не обвиняемым. Его суд еще впереди — Чиж был арестован в марте. А его партнер, Владимир Япринцев, многократный чемпион мира по самбо, во вторник вышел на свободу после года в СИЗО. Сын Япринцева Казбек и его партнер Александр Арабян приговорены к восьми годам усиленного режима с конфискацией имущества по статье «мошенничество», Япринцев-старший — к штрафу в три тысячи долларов (обвинение в процессе суда переквалифицировали с мошенничества на укрывательство преступления). Правда, его доля в группе компаний «Трайпл» теперь разделена между председателем Федерации спортивной борьбы России Михаилом Мамиашвили и его другом Иосифом Аксентьевым, когда-то известным как Анзор Кикалишвили.

Весь судебный процесс — иллюстрация уродства. Ключевые слова и выражения, которые звучали в процессе: «прогонки», «прокладки», «офшоры», «мы всегда так работали». Основные доказательства — доносы бывших борцов друг на друга на фоне заверений, что «все мы вышли с одного ковра».

Глава группы компаний «Трайпл» Юрий Чиж в августе прошлого года тайно написал заявление в КГБ на своего партнера Япринцева. Хотя Чиж и Япринцев были не просто партнерами, а близкими друзьями. И вдруг — донос.

А дело было так. Сын Владимира Япринцева Казбек со своими друзьями и партнерами Александром Арабяном и Исааком Пападопулосом (последний, гражданин Греции, от белорусского следствия благополучно скрылся) брали деньги в качестве предоплаты по контрактам на поставки топлива. Топливо не поставляли, деньги не возвращали. Зато щедро рассылали недовольным гарантийные письма за подписью Япринцева-старшего. А сын с другом Аликом Арабяном, по их собственному утверждению, проиграли 30 миллионов долларов на «Форексе». Правда, Мамиашвили с Аксентьевым в это не поверили: они считали, что «дети» благополучно увели их миллионы в свои собственные офшоры Edena и Strawfield.

10 августа прошлого года в Минск прилетели глава российской Федерации спортивной борьбы Михаил Мамиашвили и его партнер Юрий Савяк (именно Савяк стал основным официальным потерпевшим в судебном процессе). Приехали к основному акционеру «Трайпла» Юрию Чижу и сказали: твой друг Япринцев нам и еще Аксентьеву задолжал 27 миллионов долларов. Делай что хочешь, но деньги надо вернуть. Мамиашвили заявил, что, по его информации, Владимир Япринцев намерен уже завтра вылететь в США и остаться там. И тогда Чиж предложил поехать в КГБ и написать заявление. «Светиться» в качестве потерпевшего Мамиашвили не захотел, как и Аксентьев: хотя это были их деньги, но перечислял их Юрий Савяк. В результате заявления написали Чиж и Савяк. В тот же день Владимир и Казбек Япринцевы были задержаны. Партнер Казбека Александр Арабян был арестован позже — 30 сентября прошлого года. А в августе он поехал в Москву к Мамиашвили.

Из показаний Арабяна в суде: «У Михаила Геразиевича, когда я прилетел к нему 13 августа, состояние было примерно такое, как у Владимира Япринцева, когда ему Казбек сознался. Я не представлял тогда, что это они с Савяком писали заявление. Мы были с Мамиашвили вдвоем в кабинете. Пришел Аксентьев, начал вести себя не очень адекватно, говорил, что это вы подстроили, что Вова все украл, пиши, мол, заявление. Михаилу Геразиевичу при мне позвонил Юрий Чиж. Мамиашвили начал орать на него: «На хрена ты все это сделал? Ты ж говорил, что Вова в КГБ на пару часов».

А ведь Чиж все знал. Япринцев рассказал ему о долгах сына еще в июле. Чиж предложил переоформить долю Япринцева на Мамиашвили. Тогда же, в июле, Мамиашвили с Савяком прилетели в Минск, где в ресторане «Золотой гребешок», принадлежащем «Трйплу», была оформлена передача доли Япринцева — 33% — Михаилу Мамиашвили и Иосифу Аксентьеву. После дачи показаний главой юридического департамента группы компаний «Трайпл» судья Михаил Хома сам удивился: «Выходит, Япринцев и без доли, и долг с него не списали?»

Тем не менее 11 августа Юрий Чиж написал заявление в КГБ, а в марте нынешнего года он был арестован по обвинению в неуплате налогов.

В суде Чиж сказал, что о проблемах Япринцевых узнал не от партнера, а от Иосифа Аксентьева: «Мне позвонил Анзори Аксентьев. Он в двух словах намекнул, что есть проблемы с Япринцевым. Задерживали возврат займа Мамиашвили. Савяк выступал техническим партнером. Я так понял, что это были деньги Аксентьева и Мамиашвили. Общая сумма претензий — около 32 миллионов долларов. 15 дал Аксентьев, остальное — Мамиашвили».

С Япринцевым все было ясно с начала судебного процесса: «прикрывал грех» сына и его друзей, подписывал гарантийные письма от имени «Трайпла».

Казбек Япринцев и Александр Арабян утверждали, что австрийская фирма потерпевшего Савяка «Ханлис» — всего лишь «прокладка», которая время от времени нуждалась в «прогонках», и эти «прогонки» они обеспечивали. Кроме того, 27 миллионов были займом под проценты, а договор на поставку топлива — липой, и никаких нефтепродуктов от них никто и не ждал. Савяк же, управлявший миллионами Мамиашвили и Аксентьева-Кикалишвили, говорил, что ждал поставок мазута, а вовсе не процентов, и это все написано в контракте.

Второй потерпевший в деле Яприн­цевых — глава эстонской компании «Газтранс», проживающий в Польше Андрей Рабцевич. Ему Казбек Япринцев и Александр Арабян обещали поставку топлива для реактивных двигателей по договору на 3 миллиона долларов. В ноябре 2014 года оба признали, что не могут выполнить обязательства по контракту, и заключили с Рабцевичем договор займа на 3 миллиона долларов под 3% в месяц со сроком возврата до 17 ноября 2015 года.

И, наконец, третий потерпевший — бывший белорусский легкоатлет, чемпион мира по толканию ядра, пожизненно дисквалифицированный за допинг Андрей Михневич. Он просто принес младшему Япринцеву 440 тысяч долларов в чемодане: пусть деньги работают и приносят доход. А когда обоих Япринцевых арестовали, побежал к Чижу. Тот сказал: иди в КГБ, пиши заявление, иначе денег своих не увидишь больше. В суде Михневич долго говорил, что ничего плохого не хотел, просто Чижа послушал. А теперь понял, что поступил неправильно, и просит исключить его из списка потерпевших — будет требовать возврата денег в гражданском суде.

Что произошло с тридцатью миллионами долларов, неизвестно. Ясно лишь, что Владимир Япринцев пытался спасти сына и ездил с челобитной к Мамиашвили. В суде воспроизвели телефонный разговор Япринцева с сыном, которому он звонил из Москвы: «Казик, как мне стыдно вообще, ты не представляешь. Мне говорят, это ваши проблемы, надо было воспитывать своих детей правильно. Я сам бы поехал и сказал: «Я виноват, я!» Я не знаю, куда мне деваться сейчас, понимаешь? Никто не верит, что эти деньги пропали, Казик! Никто! Я виноват, Казбек, в том, что плохо тебя воспитал. Какой дьявол заставил тебя это сделать?.. Я не знаю, что делать. Не знаю!»

Ключевая фраза Япринцева в суде: «А мы всегда так работали». С чемоданами наличных, офшорами, «прокладками», липовыми контрактами. Он не знает, что тысячи бизнесменов калибром помельче давным-давно или сидят, или уже отсидели за пару тысяч «серых» наличных. Он не знает, что их с Чижом подписи воспринимались как подпись самого Лукашенко, своего рода государственная гарантия, потому и давали деньги Казбеку и его друзьям.

Мутные бизнес-схемы мутных людей в мутном государстве: «Мы всегда так работали».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera