Комментарии

Иллюзия «открытого правительства»

Почему петиции граждан не доходят до парламента

Этот материал вышел в № 95 от 29 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Петиция за отмену «пакета Яровой» набрала 100 тысяч голосов, необходимых для ее направления в специально созданную при правительстве экспертную группу. Теперь в течение двух месяцев эксперты рассмотрят инициативу — и примут решение о ее дальнейшей судьбе. Впрочем, предыдущий опыт показывает, что шансов на успех немного.

В 2012 году Владимир Путин в рамках своей программной платформы велит создать инструмент для выдвижения инициатив в сети Интернет. Изначально идея состояла в том, что инициативы, набравшие более 100 тысяч подписей, должны быть рассмотрены нашим парламентом. Этот велосипед давно изобретен и используется в США, а также в Великобритании и других европейских странах. Нас всех, конечно, интересовало, как он поедет по нашему не слишком ровному политическому ландшафту.

Тогда же заработало придуманное Дмитрием Медведевым Открытое правительство, и молодой министр Михаил Абызов был поставлен на этот фронт работ. Он и возглавил экспертную группу, которая должна была проводить первоначальную работу с набравшими 100 тысяч голосов петициями. В этой группе собрали три с половиной десятка человек: заместители министров, депутаты Госдумы, члены Совета Федерации и несколько общественников, в том числе и я. Ездить из Питера в Москву на заседания в Белом доме приходилось за свой счет, поскольку бюджетного финансирования деятельности этой группы предусмотрено не было.

Вначале я, как и многие коллеги, был очень воодушевлен этой работой: комиссия задумывалась как проводник между авторами инициатив и властью. Предполагалось, что эксперты будут изучать инициативу, сформулированную не юристами, извлекать юридический смысл, определять, что вообще может стать результатом ее реализации и направлять ее в компетентный орган. Были и готовые законопроекты: например, инициатива Алексея Навального об уголовной ответственности за незаконное обогащение чиновников. Авторами петиции был оформлен полный пакет документов: текст законопроекта с пояснительными записками. Речь, конечно, не идет о том, что Госдума должна непременно принять каждый законопроект, который ей предлагают в рамках подобной процедуры. Но рассмотреть его и как-то проголосовать по нему парламент был обязан. Именно депутаты должны брать на себя политическую ответственность принять или отклонить инициативу, за которую проголосовали 100 тысяч человек.

На практике получилось иначе. Экс­перт­ная комиссия взяла на себя функцию фильтра, который отсеивал «неправильные» петиции. Комиссия сама стала оценивать инициативы с точки зрения целесообразности. 35 человек взяли на себя смелость утверждать, что 100 тысяч проголосовавших за петицию — ошибаются. Между властью и народом была создана прокладка в виде фильтра, который быстро засорился. Прокладка удобна властям, поскольку, если что, на нее можно все свалить. Мол, до депутатов и президента ваша петиция не дошла, это рабочая группа признала вашу инициативу нецелесообразной — она и виновата.

Инициативы, набирающие в интернете 100 тысяч голосов, — это в основном не­угодные для власти инициативы. Например, петиция о запрете покупки дорогостоящих автомобилей для чиновников. На заседание комиссии входившие в нее чиновники приезжали на автомобилях не дешевле, чем за 5 миллионов рублей. Какого решения можно было ждать от этой группы? Разумеется, эта инициатива была отклонена как нецелесообразная.

К началу заседания на столе перед экспертами всегда лежал готовый проект решения. Можно было по нему высказать свое мнение, но проект готовился еще до заседания группы. Подготовкой решения занимались сотрудники аппарата правительства, которые не входили в рабочую группу. Не знаю, допускали ли к подготовке проекта других экспертов, но меня — никогда.

На заседаниях я всякий раз голосовал за то, чтобы дать зеленый свет инициативам. При этом не важно, нравилась ли она мне как человеку. Я исходил из того, что эксперт не вправе только из своих представлений о целесообразности пренебрегать мнением 100 тысяч человек. Но группа составлена хитро — необходимое для принятия «правильного» решения количество голосов обычно набиралось само собой. Основную часть комиссии составляли представители власти или «сочувствующие» ей представители общественности, которых туда пригласили скорее в декоративных целях. Я же был слишком неудобным пассажиром, за что в 2015 году был исключен из состава комиссии.

Вся эта конструкция с так называемыми общественными инициативами нужна только в том случае, если подписанты с ее помощью реально могут достучаться до власти. Если власть не желает слушать об актуальных для большого числа людей проблемах, то будут создаваться симулякры, имитирующие диалог власти и общества. Отмена «пакета Яровой» относится к инициативам, которые действующую власть, очевидно, не устраивают. Комиссия уже признала нецелесообразными инициативу по введению для чиновников уголовной ответственности за незаконное обогащение, петицию против покупки чиновниками за государственный счет дорогостоящих автомобилей, инициативу против введения дополнительных налогов на приобретение товаров в иностранных интернет-магазинах. Я уверен, что петицию против «пакета Яровой» постигнет та же судьба.

Иван Павлов,
адвокат, руководитель «Команды 29»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera