Сюжеты

Кто хочет стать диктатором?

Любому преемнику Ислама Каримова придется решать вопросы с Москвой, соседями и радикалами

Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Этот материал вышел в № 96 от 31 августа 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Мир три дня гадает, умер ли президент Узбекистана Ислам Каримов после кровоизлияния в мозг, или ему удастся выкарабкаться. Но вне зависимости от правильного ответа очевидно, что последние советские лидеры окончательно уходят с политической сцены.

В воскресенье, 28 августа, бессменный президент Узбекистана Ислам Каримов был внезапно госпитализирован в больницу с инсультом. Слухи о болезнях 78-летнего Каримова циркулировали и раньше, но официальный Ташкент всегда их отвергал. Сейчас все было строго наоборот: впервые о необходимости «обследования» действующего главы государства объявило правительство, а новость — ​пусть и сухую и без подробностей — ​дал в выпуске новостей центральный телеканал.

О болезни отца в своем Instagram написала и младшая дочь Каримова — ​Лола. Правда, она не упомянула причины болезни. По самой простой версии, речь идет о возрастных проблемах, хотя оппозиционное «Народное движение Узбекистана» (очевидно, не без доли злорадства) сообщило о том, что проблемы со здоровьем у Каримова случились после встречи с олимпийской сборной, на которой узбекский лидер якобы изрядно перебрал со спиртным, после чего и случилось кровоизлияние.

Врачи давали Каримову пять дней на то, чтобы выкарабкаться, но уже в понедельник вечером сразу несколько независимых друг от друга источников заявили, что в 15.35 Каримов скончался. Об этом, в частности, заявил главред «Фергана.ру» Даниил Кислов (издание является едва ли не единственным источником более-менее достоверной информации о современном положении в Узбекистане). Кроме того, со ссылкой на свои источники, в эфире телеканала «Дождь» это подтвердила президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева. Через РИА «Новости» и агентство «Интерфакс» официальные власти Узбекистана опровергли факт смерти президента, однако они в явном меньшинстве: согласно широко распространенной точке зрения, о смерти Каримова будет объявлено после 1 сентября. Правда, по другим данным, праздник и вовсе будет отменен, а факт смерти скрывают, потому что идет борьба за престол. Ну и традиция такая в политической жизни Центральной и Средней Азии: подольше молчать о неизбежном.

Смотр преемников

Борьба за президентское кресло действительно началась, даже если Каримов еще жив. Очевидным победителем видится пребывающий на своем посту с 2003 года премьер-министр Шавкат Мирзияев. «Сейчас, похоже, фигура преемника имеется, и ее поддерживают крупные внешние игроки, в том числе Россия, — ​это премьер Узбекистана. Но насколько она будет стабильна, мне трудно оценить», — ​заявил эксперт по Центральной Азии, обозреватель DW Виталий Волков. Политолог Аркадий Дубнов добавляет, что тут важнее другое: за Мирзияевым стоит глава службы национальной безопасности Узбекистана 72-летний Рустам Иноятов, а это дает Мирзияеву сто очков вперед в гонке преемников. Кроме всего прочего, Мирзияев устраивает Москву как верный продолжатель дела Каримова, с которым, впрочем, можно договориться. В последние годы с Каримовым отношения у Кремля не складывались, а с Мирзияевым можно попробовать вернуть Узбекистан в ОДКБ, и не только. «Если получится затолкать Узбекистан в Евразийский экономический союз — ​будет вообще праздник», — ​уверен политолог из Казахстана Айдос Сарым.

При этом нечто похожее было в Туркменистане, где нынешнего президента Гурбангулы Бердымухамедова привел к власти личный охранник Сапармурата Ниязова Акмурад Реджепов. Сразу после получения президентства Бердымухамедов посадил Реджепова на 20 лет. В Узбекистане такое невозможно, говорит Аркадий Дубнов: Иноятов гораздо могущественнее своего туркменского коллеги. «Нельзя сравнивать всесилие шефа СНБ Иноятова с туркменским временщиком Реджеповым. Что касается Мирзияева, то есть достаточно оснований считать, что он полностью контролируется Иноятовым», — ​говорит политолог.

Иноятов мог бы стать президентом и сам, но возраст и привычки серого кардинала позволяют говорить, что шеф СНБ предпочтет остаться в тени. Зато он может существенно помочь своему протеже: по неофициальным данным, в Ташкенте уже идут аресты потенциальных соперников Мирзияева. В частности, ходят слухи о задержании 56-летнего министра финансов Рустама Азимова, которого называют кандидатом номер два. Официально это опять-таки отвергается, да и эксперты по Узбекистану сомневаются в этом. Но если и так, то у Азимова шансов в разы меньше: он считается более либеральной кандидатурой из-за своей связи с Европейским банком реконструкции и развития, а к свежим ветрам во власти Узбекистана пока никто, очевидно, не готов.

Шанс для радикалов

По поводу болезни Каримова сильно напряглись не только в самом Узбекистане, но и в сопредельных странах. В частности, в Казахстане последние три дня Каримов не уходит из центральных тем. Узбекский президент был своего рода гарантом того, что в Казахстан со стороны ближайшего соседа в Центральной Азии не пойдет поток исламских радикалов, как сейчас почти беспрепятственно идет наркотрафик. «Присутствие ИГИЛ (организация запрещена в России. ​Ред.) в Узбекистане достаточно зримо ощущается, кланы и противостоящие друг другу группы в силовых структурах однозначно составляют фактор нестабильности. Тем более они связаны с серым и черным бизнесом в Афганистане. Каримов крепко держал под контролем афганское направление, как будет после него — ​трудно сказать», — ​говорит Виталий Волков из DW.

Другие эксперты, не исключая исламских радикалов как таковых, намекают, что у Узбекистана есть и другие проблемы. «Ответственность за любые возможные там эксцессы или даже теракты ИГИЛ поспешит взять на себя, чем, конечно, окажет великую услугу узбекским спецслужбам, для которых это станет удобным поводом для тотального ужесточения режима. Что касается реального столкновения клановых интересов и перераспределения зон контроля мафиозных структур, то смена вех в политике — ​не самое худшее время для установления нового баланса этих сил, — ​говорит Аркадий Дубнов. — ​Узбекские элиты, взращенные Каримовым, осознают свою ответственность за сохранение стабильности в Центрально-Азиатском регионе и не позволят горячим головам, особенно в районах, пограничных с соседними странами, эскалировать напряженность. А то, что угрозы нестабильности исходят именно из этих районов, — ​нет сомнения».

Осень патриархов

В таких условиях, когда один из двух «замковых камней» Центральной Азии (таковыми в местной политологии называют Узбекистан и Казахстан) может начать крошиться, беспокойство других стран вполне понятно. Госпитализация правящего Узбекистаном с 1989 года Ислама Каримова, похоже, легитимизировала разговоры о здоровье политических лидеров во всем регионе, а Нурсултан Назарбаев — ​второй после Каримова патриарх в Центральной Азии. Он пока, если верить проникающим из администрации президента данным, чувствует себя достаточно неплохо, но разговоры об «осени патриархов» начались в стране с новой силой.

«Конечно, это она, — ​соглашается Досым Сатпаев. — ​Ближайшие годы для региона будут очень и очень важными. Все будет замыкаться на конкретных личностях, которые создавали системы вокруг себя и под себя. С их уходом системы очень сильно начнет лихорадить. Любые корректировки — ​а они будут вноситься — ​в таких системах могут привести к тому, что они просто развалятся. Это «осень патриарха», которая началась раньше, а сейчас мы видим ее продолжение». Иными словами, в политической жизни Центральной Азии заканчивается сентябрь — ​и наступают гораздо более холодные месяцы.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera