Сюжеты

Паралимпиада ВрИО

Российских спортсменов с ограниченными возможностями окончательно лишили права выступать на главных летних Играх четырехлетия в Бразилии

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Вместо этого они примут участие в альтернативной Паралимпиаде, которая пройдет в Подмосковье. Наши ребята, конечно, выиграют. Но только в деньгах.

Дома тоже бывает весело, как говорила одна из героинь сказки Евгения Шварца «Дракон». Кому-то лететь в Рио, кому-то соревноваться в Подмосковье, как всем российским паралимпийцам, которым в Бразилию путь заказан, теперь уже окончательно.

Возмущенная российским допинговым беспределом западная общественность довольна: Россия наконец получила по заслугам. Возмущенная беспределом англосаксонских неистовых ревнителей российская патриотически настроенная общественность получила мощнейшее подтверждение антироссийскому заговору, и тоже испытывает чувство глубокого удовлетворения. Возмущенная беспределом российских властей несогласная российская общественность находит позитив в привычном «чем хуже, тем лучше» и «так нам и надо».

Все правы в своем праведном возмущении — кроме непосредственных фигурантов, которые попытались прорваться в Рио в индивидуальном порядке, подав соответствующие заявления в Международный паралимпийский комитет (МПК). Их отправили обратно, выразив искреннее сожаление в связи с «вынужденным» отсутствием российской паралимпийской сборной в Рио-де-Жанейро.

За медали в подмосковных альтернативных стартах с самого верха спортсменам обещаны те же материальные блага, которые полагаются российским чемпионам и медалистам Паралимпиад. И без того немалый призовой фонд придется увеличивать в несколько раз, как и добирать количество участников. В деньгах российские лидеры адаптивного спорта, безусловно, выиграют.

Но разве что в деньгах.

То, что наше паралимпийское движение во многом само себя загоняло в тупик, — очевидно. Очень соблазнительной оказалась идея подстроиться под большой спорт, которая помимо очевидных выгод принесла и очевидные его пороки. Грань между здоровым честолюбием и медальной жадностью, между стремлением быть лучшим и корыстью, между естественной конкуренцией и желанием выиграть любой ценой оказалась очень узкой.

Но хуже всего то, что несомненным подъемом интереса к адаптивному спорту, давшим надежду сотням тысяч, если не миллионам, воспользовались нечестные люди, попытавшиеся извлечь из этого выгоду. Я не верю, что они старались для России, — полагаю, и не без оснований, что они старались для себя. То, что эти лица до сих пор остаются неизвестными, говорит только о том, что власть не заинтересована в обнародовании имен «героев», а значит, как минимум — замазана. Это рано или поздно придется признать, пусть хотя бы частично. И не тогда, когда окончательно припрут к стенке доказательствами. То, что их пока недостаточно для глобальных выводов, не должно настраивать на благодушный лад — мы про себя знаем больше, чем самая страшная международная инквизиция. В идеале надо было ее, конечно, опередить, и самим, без высочайших указаний, начать наводить порядок в собственном доме. Но, увы…

То, что менее всего защищенными оказались паралимпийцы, — позор и международного «трибунала», и наших «радетелей» за Отечество. То, что Международный олимпийский комитет пусть не в полном объеме, но допустил российских олимпийцев в Рио, а МПК выступил в роли беспощадного карателя по отношению именно к спортсменам-инвалидам, не поддается логическому объяснению. То, что чистые олимпийцы не отвечают за грехи государства и якобы созданной им системы применения и сокрытия допинга, а чистые паралимпийцы должны ответить, — вовсе выглядит абсурдом.

То, что правомерность решения временно лишить членства Паралим­пийский комитет России «ратифицировал» Спортивный арбитражный суд и как самая последняя инстанция подтвердил Федеральный суд Швейцарии, говорит только о том, что с помощью юридических зацепок нанесен удар не по чиновникам, не по занимавшимся подменой допинг-проб преступникам, не по российским властям, в конце концов, а по тем, кто виноват меньше всего.

Это совсем не тот случай, когда порок наказан, а добродетель торжествует. Совсем не тот.

Федеральный швейцарский суд, кстати, не отклонил иск ПКР на решение САС — просто он будет его рассматривать в обычном порядке, то есть как минимум полгода. От самой последней инстанции ждали другого — что она в срочном порядке заблокирует вердикт Спортивного арбитражного суда и оставит шанс российским паралимпийцам отправиться в Рио. Но на это рассчитывать могли только очень наивные люди.

МПК, в свою очередь, частично сдал назад, разъяснив, что он ни в коей мере не запрещал россиянам участвовать в Зимней паралимпиаде-2018 в южнокорейском Пхёнчхане. Но пока он вырабатывает критерии, которые позволят ПКР восстановить членство в организации, и пока будут согласованы параметры совместной дорожной карты, не говоря уже о выполнении конкретных пунктов, пройдет не только Паралимпиада-2018.

Вот так, совместными усилиями и благими намерениями самые разные стороны вымостили дорогу российским спортсменам-инвалидам прямиком на внутренние «старты будущего».

Дома тоже бывает весело. С открытием!

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera