Репортажи

Живут, как у себя  дома

Обнищавший моногород Тольятти, бывшая столица автопрома, а сейчас — столица бездомных и полигон для квартирных мошенников

Фото: Андрей Котов / ТАСС

Этот материал вышел в № 98 от 5 сентября 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наталья Фоминасобкор в Самаре

«Проходите, — Елена открывает входную дверь и отступает чуть в сторону. У ног вьется мелкая собачка, громкая, но дружелюбная. — Извините, кругом страшный бардак, но я не могу себя заставить убираться в этой квартире, она теперь не моя». Собственную квартиру Елена теперь вынуждена снимать у нового владельца за 9 тысяч в месяц плюс коммуналка. Суд по признанию сделки незаконной она проиграла. Уголовное дело, возбужденное против автора мошеннических манипуляций, странным образом буксует, несмотря на честную работу адвокатов и инициативы собственно пострадавших. Пострадавших много. Елена не одна. 29 владельцев квартир города Тольятти в течение года стали бывшими владельцами и пробиваются кто как. Скитаются по знакомым. Снимают. Вот Елена-вторая живет у бабушки с дедушкой.

«Они, конечно, вообще не знаю, как живы-то остались, — говорит Елена-вторая, она пришла в гости к Елене-первой, товарищу по несчастью, сидит на диване. — То давление, то сердце, переживают же. Боюсь за них».

Своими ключами открывает дверь младшая дочка Елены-первой, по виду — младшая школьница. Прыгает по коридору. «София, забери животных и иди к себе», — говорит мать, устало растирая лоб. Перебирает документы, аккуратно подшитые в папки, хронологический порядок соблюден, обращения в прокуратуру, в полицейский главк, в областной суд, к президенту и к черту лысому.

Но лучше рассказать по порядку. В 2014 году старшая дочь Елены-первой познакомилась с бизнесменом Сергеем Васильевым, обаятельным мужчиной. Подруга дочери работала у этого бизнесмена, руководителя предприятия ООО «Акруа-Финанс».

«Тот год, — рассказывает Елена-первая, — вообще для меня был очень трудным. Муж собрался уходить из семьи. Сначала его уволили с АвтоВАЗа, сидели оба без работы, а потом вообще стало все плохо».

Род Хейзельвуд, из специального отдела бихейвиористики ФБР (помните «Молчание ягнят»? ), он говорил, что неизвестно, откуда берутся серийные убийцы, они просто есть, и все, зато известно, откуда берутся жертвы, — это люди, чаще женщины, у которых что-то пошло не так. Когда попал в переплет, жизнь вывернулась своей изнаночной стороной, куда ни кинь — всюду клин. Такого растерянного, деморализованного человека поджидают не только серийные убийцы. Мошенники тоже.

Сергей Васильев, обаятельный мужчина, рассказал старшей дочке Елены-первой, что вот есть такая хорошая возможность заработать, играя на фондовой бирже, как это делает он. Дочка привлекла к разговору мать.

«Но у нас ничего нет, чтобы играть на биржах, — сказала Елена-первая обаятельному мужчине. — Нет у нас денег!» А тот просто рассмеялся добродушно. «Как это, — говорит, — ничего нет, у вас квартира есть, — сказал обаятельный мужчина. — Квартиру нужно заложить, а высвобожденные средства как раз использовать для получения прибыли и доходов».

Схема была действительно проста: компаньоны Васильева подыскивали для согласившихся получать доходы за простаивавшие ранее квартиры инвестора с деньгами. Деньги вкладывались в деятельность «Акруа-Финанса». Подписывались документы якобы о залоге. При всем этом хозяева квартиры, по словам обаятельного мужчины, будут жить на своих прежних местах, и тоже, наряду с инвестором, получать ежемесячный доход. Действо ограничено временем — от 3 до 6 месяцев, после чего квартира освобождается от залога, инвестору возвращаются его деньги, все довольны полученной прибылью и пируют.

Единственное, что требуется от хозяев квартир, — это разово прибыть в Многофункциональный центр (МФЦ) для оформления документов.

В назначенный день прибывал автомобиль с водителем, и квартировладелец в полном удовлетворении доставлялся до крыльца учреждения, где его уже встречали специально обученные люди, близкие «Акруа-Финансу». Фамилии взяты из уголовного дела — Прохорова Алена Ивановна (она же Муркаева Ольга Ивановна, она же Курносова Ольга Ивановна) и Рахматуллин Ренат Хамидуллович.

Так и Елену-первую с почестями провели в кабинет и дали подписать документ, который она не рассмотрела. Это был договор купли-продажи ее квартиры, единственного жилья, а покупателем выступал некто Ример Е.В. Договор подписали 24 апреля 2014 года, а в июне деятельность «Акруа-Финанса» вообще и обаятельного мужчины Сергея Васильева прекратилась, никаких процентов-дивидендов Елена не получила, разумеется.

И никто не получил. 29 потерпевших. Гражданские суды проиграны, сделка ничтожной не признается, у одной женщины судебные приставы сняли дверь и по исполнительному листу вселили новых хозяев, а дома были дети.

«А Люба, — говорит Елена-первая, — Люба была беременная как раз, когда ее выселяли со всем этим позором, в никуда, на улицу».

«Этот Васильев, — говорит Елена-первая, — у него вообще большие подвязки в городе были. До этого я, куда ни ткнусь за кредитом, мне ни рубля не одобряли. А тут на машине подвозят, все клерки лебезят, и хочешь — 500 тысяч, хочешь — 600 тысяч, всё подписывали».

И да, из полученных кредитов Елена-первая тоже не увидела ни рубля.

В отношении Сергея Васильева было возбуждено уголовное дело по факту совершения мошенничества, повлекшего утрату права на единственное жилое помещение. Подозреваемый находится в розыске.

— Да прекрасно он живет в Москве, — машет рукой Елена-первая, — и все это знают.

Пока не найден подозреваемый по уголовному делу, гражданские суды отказывают в апелляции, и квартиры к потерпевшим не возвращаются.

Приходит адвокат женщин, Юлия Вахрушина, садится тут же на диван, комментирует жарко: «Что происходит с уголовным делом, совершенно непонятно. Почему как соучастники не привлекаются Прохорова и Рахматуллин? Такую схему Васильев не мог крутить один, он и не крутил ее один, преступления в отношении всех потерпевших совершены группой лиц, действующих совместно и по предварительному сговору! Однако факты и обстоятельства, указывающие на это, полностью следствием игнорируются.

Более того, и в настоящее время Про­хорова продолжает заниматься преступной деятельностью — представляясь людям разными именами и фамилиями, предлагает получить заём под залог любой имеющейся недвижимости! Создается впечатление, что следствие умышленно не проводит никаких действий, направленных на установление роли Прохоровой и Рахматуллина в деятельности преступной группы».

Следователь — Заводчикова Ольга Валерьевна. Адвокат переводит дух. Продолжает: «Иногда говорят, а что же, типа, ваши потерпевшие такие идиоты? Подписывали документы не глядя? А у меня есть ответ. Нам, на нашем месте службы, только и приходится сталкиваться, что с обманутыми, обиженными. Ограбленными, обворованными. И мы должны решать их вопросы, потому что это наша работа, и до жизни в идеальном мире, где нет нужды в полиции и органах правосудия, еще очень далеко».

Елена-первая приглаживает обесцвеченную челку. Елена-вторая смотрит в пол. Адвокат Юлия зачитывает письмо из областного главка ГУВД: письмо сообщает, что приостановка по уголовному делу отменена. «В прошлый раз, — говорит Юлия, — отменили, какие-то незначительные процессуальные действия произвели, снова приостановили». Надежды на лицах нет. Малолетняя София чему-то громко смеется в коридоре квартиры, которая уже больше не ее.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera