Колумнисты

Из олигархов — в декурионы

Вексельберг — первый, но не последний бизнесмен, назначенный ответственным за социально-экономическое положение целого региона

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 101 от 12 сентября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

Обыски в штаб-квартире «Реновы» и аресты ее топ-менеджеров и со­владельцев — Евгения Ольховика и гендиректора «Т Плюс» Бориса Вайнзихера — стали на этой неделе российской деловой новостью номер один.

Ведь главный акционер «Реновы» Виктор Вексельберг не только вхож к Путину и близок к питерским и силовикам, но и неоднократно использовал их для удовлетворения собственных бизнес-амбиций: например, во время охоты на «Ависму». Еще недавно он казался неприкасаемым: и, более того, в то самое время, когда силовики потрошили офис «Реновы» на Малой Ордынке, Вексельберг вместе с Путиным заседал во Владивостоке на Восточном экономическом форуме.

Формально менеджеров «Реновы» задержали за то, что подконтрольная им энергетическая компания «Т Плюс», владеющая в Коми двумя ТЭЦ, якобы выплатила прежним чиновникам Коми 800 млн руб. взяток за установление неоправданно высоких тарифов на электроэнергию. (Если это и так, то страшно подумать, сколько давали другие: ведь тарифы в Коми ниже среднероссийских.)

На самом деле причина ареста видна невооруженным глазом, и эта причина — в ответственности за вероятный срыв отопительного сезона. Власти Коми хотели бы переложить ее с бюджета на частных предпринимателей, и, судя по действиям силовиков, им это удалось.

Ситуация с Воркутинскими ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, принадлежащими через «Т Плюс» «Ренове», проста, как баран. Потребители не платили им за электроэнергию много лет, и к 2016 г. общая задолженность их перед собственниками электростанций составила 6,2 млрд руб.

Из этой суммы большая часть — 5,2 млрд руб. — приходилась на ООО «Тепловые сети Воркуты», руководителем которого был долгое время некто Игорь Попов. Судя по материалам уголовного дела, которое было возбуждено против него, действия Попова были сама простота: он собирал деньги за энергию с потребителей, однако вместо того, чтобы перечислять их производителям тепла и электроэнергии, предоставлял их в виде беспроцентных займов всяким «Рогам и копытам». В марте 2016 года Попова осудили и приговорили… к штрафу аж в 1 млн руб.

Действия «Реновы» в этой ситуации были вполне разумны. Она не получала денег за товар, и ей не на что было не только модернизировать, но и эксплуатировать ТЭЦ. Кроме этого, уголь «Т Плюс» покупала «Воркутауголь». «Воркутауголь» — градообразующее предприятие депрессивного региона, и фактически цена его такова, что «Ренове» приходилось скрыто субсидировать угольщиков. В результате в мае «Ренова» решила продать актив.

Тут-то и вмешался новый губернатор Коми Сергей Гапликов. В августе он написал Путину письмо, в котором объявил готовящуюся продажу «угрозой энергобезопасности» региона. Сразу после этого Генпрокуратура начала проверку, призванную выяснить, правильно ли энергетики вели хозяйственную деятельность и не была ли продажа ТЭЦ попыткой «скрыть допущенные при ее эксплуатации нарушения».

Мысль, что «Ренова» не может бесконечно покупать уголь по цене выше рыночной и не получать при этом денег за произведенную из него энергию, авторов этой блестящей экономической идеи, достойной президента Мадуро, видимо, не посетила. Более того, они сочли отказ это делать экономическим преступлением.

Большинство комментаторов привычно увидели в случившемся очередной передел собственности в пользу силовиков и кроме того — расширение границ дозволенного.

Однако мне кажется, самое главное даже не в этом.

Все случившееся — это новый вариант Пикалева.

Тогда Олег Дерипаска попытался закрыть убыточное и градообразующее предприятие. Работники предприятия устроили забастовку. В Пикалево приехал сам Путин. Дерипаска удостоился высочайшего нагоняя и вынужден был сохранить бесполезное предприятие, но при этом к кнуту был примешан пряник: Дерипаска тогда получил довольно выгодные кредиты и преференции.

Теперь «денег нет», бюджет истаял, и кнут причитается без пряника: давайте заставим этих проклятых бизнесменов за свой счет освещать и отапливать население, а если они захотят, чтобы им платили, — посадим.

Нетрудно заметить, что почин губернатора Гапликова можно распространить не только на ТЭЦ или ТЭС. В рамках «денег нет» можно, к примеру, приказать частным хлебозаводам бесплатно снабжать хлебом. Можно приказать таксистам бесплатно возить бюджетников, сотовым компаниям — выдавать им бесплатные мобильники и поставщикам лекарств — бесплатно снабжать их лекарствами, а в случае отказа — сажать провинившихся. В таком случае пенсионеры и бюджетники наглядно будут видеть, кто отвечает за то, что они плохо питаются/не получают необходимых лекарств: это все вина бизнесменов. А доблестные силовики, губернаторы и президент Путин делают все, чтобы призвать этих зарвавшихся негодяев к ответу.

Тактика, избранная российскими властями в качестве ответа на экономический кризис, чем-то напоминает т.н. «бегство декурионов» — гигантский социально-экономический процесс, больше любых других способствовавший разрушению Римской империи.

Дело в том, что Римская империя возникла на основе самоуправляющегося города, где все городские должности — эдилов, квесторов, цензоров, консулов, трибунов — были выборные, и в течение первых двух веков ее существования она насаждала на завоеванных ею землях все ту же самую модель городского самоуправления. В силу республиканского генезиса ее бюрократический аппарат был минимален, и она сдавала управление государством на аутосорсинг все тем же городским муниципиям.

Этими муниципиями руководили выборные граждане, которые, чтобы победить на выборах, привычно вкладывали в избирательную кампанию много собственных денег: строили для получения голосов общественные бани, театры, сортиры, проводили игры и вообще всячески обхаживали избирателя. Именно этот принцип обеспечил быструю романизацию провинций: завоеванные сами делали все, чтобы сорганизоваться в муниципий и получить права римских граждан. Фактически система управления государством была одноуровневой сетью, как рынок, и издержки на ее содержание были очень низкие.

Лафа кончилась в середине III века, когда рост расходов на оборону повлек за собой рост налогов. К тому же любая бюрократия, рано или поздно, норовит заменить самоуправление чиновником. В результате куриалы — еще недавно привелигированные граждане — своим имуществом стали отвечать за городские недоимки: это как если бы мэр Юрий Лужков из собственных средств должен был бы покрыть все недоплаченные московскими предпринимателями налоги. Статус декуриона из благословения стал проклятием. Никто уже не соревновался, лишь бы победить на городских выборах, наоборот, декурионы платили сумасшедшие взятки, чтобы выписаться из сословия выборообязанных, а императоры грозили за это всяческими карами. Империя переложила заботу о социальном обеспечении населения на частных лиц и в результате лишилась и городского самоуправления, и управляемости вообще.

Путин, кажется, решил повторить опыт императора Диоклетиана и собирается назначить бизнес ответственным за исполнение социальных обязательств в регионах.

Еще недавно быть приближенным к силовикам олигархом означало — см. пример Вексельберга — прессовать не захотевшую продаваться «Ависму» или проворачивать известную описанную Алексеем Навальным потрясающую сделку с продажей здания на Красной Пресне. Теперь это, похоже, означает обязанность содержать за свой счет Воркутинское ЖКХ. Сдается мне, что Вексельберг будет не единственным бизнесменом, разжалованным в надвигающихся условиях из олигархов в декурионы: с катастрофическими последствиями для бизнеса и рынка вообще.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera