Комментарии

В церковном ракурсе

О деятельности Соловецкого музея и монастыря

Общество

В выпуске «Новой газеты» от 15 июля 2016 г. напечатана статья «Гламурный ГУЛАГ» А. Солдатова. В ней он затрагивает важные вопросы, связанные с осмыслением новейшей отечественной истории. Однако критический характер публикации не позволяет читателю составить полноценное представление о деятельности Соловецкого музея и монастыря по изучению и популяризации духовного и культурного наследия беломорского архипелага. Взгляд изнутри, как представляется, не менее интересен, чем внешняя оценка.

Имея достаточное представление о характере деятельности и участвуя в ряде проектов Соловецкого музея и монастыря, позволю себе порассуждать о реалиях святого места, память которого одинаково ценна для всех, кто интересуется историей политических репрессий и безбожных гонений.

Прежде всего непонятно, зачем на основании слухов пытаться опорочить семью Святейшего патриарха Кирилла, дед которого якобы «под угрозой проклятия запретил своему сыну Михаилу (отцу теперешнего патриарха) становиться священником «красной» Московской патриархии». Соловецкий узник Василий Степанович Гундяев, который в общей сложности провел 18 лет в ссылках и лагерях, был священником Московской патриархии. Его рукоположение состоялось в середине 1950-х годов, он общался и с патриархом Сергием (Страгородским), и с патриархом Алексием I (Симанским). Все это относится к разряду доступной информации, и непонятно зачем автор статьи прибегает к «преданиям благочестивых петербуржцев».

Ряд сведений в публикации вызвал несогласие тех, на кого ссылается ее автор. Например, во время обсуждения статьи «Гламурный ГУЛАГ» упоминаемая в ней сотрудница Соловецкого музея-заповедника О.В. Бочкарева заявила: «Лживость заявлений в статье от моего имени начинается с названия отдела, в котором я проработала 15 лет …»(Это действительно фактическая ошибка, за которую автор и редакция приносят извинения. Был отдел «Истории ХХ века». — Ред.)

В свете сказанного странно смотрятся обвинения музея и монастыря в фальсификации истории, на что прямо указывает подзаголовок материала («Паломникам и туристам теперь предлагают новую, «благочестивую» версию того, что происходило на островах смерти в 1920—1930-х годах»), в котором, к сожалению, не нашлось места для рассказа о положительной деятельности по изучению и популяризации событий недавнего прошлого на Соловках.

Между тем, такая деятельность ведется согласно видению Святейшего патриарха. «Хорошо было бы, чтобы здесь, на Соловках, был создан общенациональный центр по изучению всего подвига Русской церкви в ХХ веке, подвига мучеников и исповедников. Я не представляю себе лучшего места для этого», — сказал он во время беседы с попечителями обители в августе 2009 года.

Хотелось бы упомянуть лишь некоторые проекты, масштаб которых, как представляется, не позволяет судить о происходящем в Соловках в категориях «гламурности». Среди них можно отметить передвижную выставку «Соловки: Голгофа и Воскресения», благодаря которой сотни тысяч людей смогли соприкоснуться с историей и святынями беломорской обители. В июне 2016 года во второй раз прошла международная научно-практическая конференция «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей», собравшая известных ученых и родственников заключенных. В рамках научного форума был представлен четвертый том книжной серии «Воспоминания соловецких узников», работа над которой также объединяет усилия сотрудников академических центров и общественных организаций. Выступая в качестве авторов вступительных статей, они раскрывают особенности жизненного пути и творчества соловецких мемуаристов, среди которых представители разных сословий, этноконфессиональных групп, политических партий и жизненных убеждений. В дни проведения конференции состоялась презентация интернет-проекта «Русское духовенство в ХХ веке», нацеленного на строго документальное изучение жизни православного духовенства и членов их семей

Все это наглядная, но неполная иллюстрация совместной деятельности представителей светской и церковной науки, которая оставляет мало места для рассуждений о негативных последствиях совмещения архимандритом Порфирием (Шутовым) должности директора Соловецкого музея-заповедника и игумена Соловецкого монастыря. Надо сказать, что упоминаемая в статье ЮНЕСКО никогда не выступала против подобного подхода, который реализуется и на других объектах Всемирного наследия, и не является чем-то противоречащим общемировой практике. Эксперты ЮНЕСКО даже разработали специальный термин «Living heritage», который определяет существование религиозных объектов, где удалось сохранить богослужебную деятельность. Подобного рода статус в настоящее время разрабатывается и в нашей стране.

В свете сказанного разговоры о некой «гламурности» в изучении истории ГУЛАГа не вписываются в церковный контекст проводимой на Соловках работы. И называть фальсификацией то, что не соответствует твоей собственной трактовке исторических событий или мироощущению, — наверное, значит лишать собеседника права голоса. На это в одном из своих интервью обратил внимание благочинный Соловецкого монастыря, куратор проекта «Русское духовенство в ХХ веке» архимандрит Ианнуарий (Недачин). «Проблема, возникает не из того, что церковь мало делает для изучения новейшей истории, а из того, что у нас, церковных людей, ракурс изучения новейшей истории Отечества несколько иной, чем у многих людей светских. Для нас в изучении этой истории все же самое главное — увидеть победу добра над злом, несмотря на то, что значительная часть общества предала себя тогда греху и служению злу, доверилась тем, кто были проводниками злой воли. … И Соловки для нас, прежде всего, являются символом именно этой победы, хотя в определенный период было как будто очевидно, а для многих таким остается и сейчас, что Соловки — наоборот, символ безусловной победы зла над добром, бесчеловечности над человечностью. Как и другие самые важные вопросы, эти вещи упираются в понятия мировоззренческие».

Возможно, в рамках антиклерикального мировоззрения кому-то и хотелось бы рассматривать Соловецкий монастырь в качестве политизированного мемориала жертвам политических репрессий. Но Соловки были и остаются местом, где, прежде всего, скорбят обо всех участниках недавних трагических событий и молятся обо всех соотечественниках, памятуя о том, что, только пребывая в согласии, можно избежать той ненависти и братоубийственных разделений, в которые наше общество было ввергнуто в эпоху русской революции, Гражданской войны и политического террора.

Священник Вячеслав Умнягин,
ответственный редактор книжной серии «Воспоминания соловецких узников».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera