Сюжеты

Заколотили форточку в Европу

Жители польских районов, граничащих с Калининградской областью, требуют от Варшавы восстановления малого приграничного движения между двумя странами

Фото: AFP / EAST NEWS

Этот материал вышел в № 102 от 14 сентября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Договор о малом приграничном движении (МПД) был подписан Польшей и Российской Федерацией пять лет назад и начал реально действовать в 2012 году. Для жителей России он стал единственным окошком в шенгенском визовом барьере. В соответствии с этим договором российские граждане, зарегистрированные в калининградском эксклаве в течение как минимум двух лет, могли без виз и паспортов — ​лишь при наличии специальной карты, без проблем выдававшейся польским консульством в Калининграде, — ​посещать северные повяты (средняя административно-территориальная единица в Польше: меньше воеводства, но больше гмины. ​Ред.) Поморского и Варминско-Мазурского воеводств Польши. В свою очередь, поляки из этих пограничных регионов с аналогичными картами имели возможность путешествовать по всей территории Калининградской области.

Консульства выдавали документы малого приграничного движения сначала на два года. По истечении этого срока они продлевались уже на пять лет. За оформление карты надо было заплатить 26 евро — ​то есть меньше стоимости самой дешевой польской визы. Это было особо привлекательно для наиболее бедных семей. Неудивительно, что владельцем такой карты стал каждый третий житель Калининградской области.

Как недавно напомнил в Сейме депутат от находящейся сегодня в оппозиции «Гражданской платформы» Роберт Тышкевич, чтобы ввести малое приграничное движение с Калининградом, Польше пришлось получить согласие Европейской комиссии и всех стран, входящих в Шенгенское соглашение. И тогда, в 2011 году, это было признано большим успехом Польши на международной арене.

По мнению польских дипломатов, открытие польской границы для калининградцев было прелюдией, своего рода тестом перед возможной отменой в недалеком будущем шенгенских виз для жителей России в масштабах всего ЕС. И сегодня (по прошествии четырех лет) можно сказать, что россияне этот тест прошли отлично. Хотя с картами МПД они приезжали в Польшу миллионы раз (только в прошедшем году — ​1,3 млн, никаких инцидентов не было). Я сам живу близ границы, и от людей вокруг слышу в основном лишь, что «русские — ​это хорошие, спокойные люди и отличные клиенты».

Продвигавшаяся правящей в то время «Гражданской платформой» идея открытия для россиян пограничной «форточки» с самого начала подвергалась критике со стороны оппозиционной тогда партии «Право и Справедливость». Так, еще в 2011 году бывший «писовский» министр иностранных дел (периода первого прихода этой партии к власти) Анна Фотыга предостерегала перед подписанием договора о МПД: «Калининград — ​это рассадник организованной преступности, это серьезные социальные проблемы, угрозы».

И потому политики из правоконсервативного лагеря, как только пришли во власть, использовали первую же возможность, чтобы от малого приграничного движения избавиться. 4 июля неожиданно было заявлено, что МПД приостановлено на неопределенное время. Власти объяснили, что это, мол, делается из соображений безопасности: потому что в июле в Варшаве должен состояться саммит НАТО, а потом пройдут Всемирные дни молодежи с участием папы Франциска.

В то же время и с теми же объяснениями было приостановлено малое приграничное движение с Украиной. Киев в ответ не закрыл границу для поляков. А Москва ответила симметрично и закрыла движение вплоть до его возвращения Варшавой.

То, что саммит НАТО и визит папы были для Варшавы лишь поводом, стало понятно довольно быстро. Уже 4 августа Польша восстановила МПД с Украиной. Граница же с Калининградом осталась на замке. И хотя варшавские политики поначалу отмалчивались, стало понятно, что закрыта она надолго.

Спустя два дня после восстановления пограничного движения с Украиной и его «невосстановления» с Россией министр внутренних дел Польши Мариуш Блащак в интервью Польскому радио высказался уже открыто: «В 2008 году путинская Россия напала на Грузию, а сравнительно недавно на Украину… Продолжается война в Донбассе. Таково поведение России, а значит, речь идет о соображениях безопасности. Когда нам приходится выбирать — ​безопасность или экономическая выгода, — ​мы выбираем безопасность».

Таким образом министр ответил на протесты польских граждан и оппозиционных политиков, указывавших на болезненный ущерб, который отмена МПД уже принесла жителям приграничных регионов. Под потребности гостей из Калининграда на польской стороне были созданы десятки супермаркетов, малых магазинчиков, предприятий сферы услуг. Рестораны, отели, места отдыха были заточены под вкусы желанного российского клиента.

Закрытие границы привело к тому, что владельцы подобного бизнеса оказались на грани банкротства. Министр Блащак, говоря об опасности со стороны России, опосредованно отвечал на письма, которые ему прислали требующие восстановления МПД маршалки двух воеводств, подпадавших под договор о приграничном движении, — ​Густав Бжезин и Мечислав Струк. А депутат Сейма от «Гражданской платформы» Яцек Протас, опираясь на данные Главного статистического управления, оценил ущерб от прекращения приграничного движения в ближайшие пять лет в полтора миллиарда злотых (около 375 миллионов долларов). Пропадут также 62 миллиона евро, предназначенных ЕС на развитие межрегионального трансграничного сотрудничества.

В свою очередь, Моника Тчиньска, бургомистр Бранева, в интервью «Газете выборча» напомнила: «Многие предприятия подстроились под обслуживание туристов с Востока, подготовили рекламу и предложения на русском языке, наняли русскоязычный персонал. Я боюсь, что скоро многие рабочие места исчезнут. Может быть, со стороны безопасности и есть что-то, о чем мы не знаем, но мы никогда не чувствовали угрозы со стороны россиян».

Жители приграничных территорий создали Комитет восстановления малого приграничного движения. Они собирают подписи под петицией премьеру Беате Шидло. По их мнению, отказ от МПД станет «последним гвоздем в крышку гроба» многих малых фирм, отелей, пансионатов, ресторанов и других предприятий услуг, клиентами которых были жители Калининградской области, дружественно настроенные в отношении поляков. Активисты комитета обращают внимание на крайне незначительное количество инцидентов, связанных с МПД, но, прежде всего, — ​на совместные культурные и социальные проекты, реализовывавшиеся в населенных пунктах приграничных территорий.

Тем временем власти собирают контр­аргументы. Доказывают, что торговый оборот на приграничных территориях после отмены МПД вовсе не уменьшился, а недовольны в основном те, кто постоянно возил из России дешевое топливо и сигареты. Несколько дней назад министр Блащак говорил о каких-то провокациях, которые россияне устраивают в странах Балтии и Польше. При этом не уточнил, о каких эксцессах конкретно идет речь. Власти заявляют также, что после отмены МПД уменьшилось количество преступлений, совершаемых иностранцами. Что удивляет, потому что ранее ни о какой волне преступности ничего не было слышно.

Когда МПД было только «приостановлено» и появились слухи о его полном прекращении, бывший польский министр иностранных дел Радослав Сикорский, который пять лет назад вел активные переговоры с Россией о заключении договора, предупреждал: «По моему мнению, это был бы акт беспричинного и неразумного национализма».

Вацлав Радзивинович —
специально для «Новой»,
«Газета выборча», Польша

Перевод
Андрея Липского,
«Новая»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera