Комментарии

К чему эта суета?

Ответ Марии Бароновой Алексею Навальному, предложившему ряду оппозиционных кандидатов сняться с выборов

Фото: личная страница Александра Семенникова на Facebook

Этот материал вышел в № 102 от 14 сентября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

В воскресенье 11 сентября глава Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный призвалкандидатов, выдвинутых «Яблоком», ПАРНАСом и «Открытой Россией», согласовать единых кандидатов в московских округах и снять кандидатуры остальных. Последний срок, когда кандидаты могли принять такие решения — за пять дней до дня голосования, то есть, 12 сентября, в понедельник.

Навальный предложил оппозиционерам немедленно снять нескольких кандидатов: «яблочного Митрохина в пользу парнасовского Ляскина», «парнасовского Макарова в пользу яблочной Галяминой», «яблочную Русакову в пользу парнасовского Янкаускаса», «парнасовскую Михальченко в пользу яблочного Гончарова», «"открыточную" Баронову в пользу объединенного кандидата ЯБЛОКА и ПАРНАС в Центральном округе — профессора Зубова». Именно такие комбинации Навальный объяснил тем, что Митрохин и так баллотируется по федеральному списку «Яблока», Галямина и Янкаускас ведут более активную кампанию, чем их конкуренты, у Гончарова был высокий результат на прошлых выборах в Мосгордуму (в 2014 году Кирилл Гончаров набрал в округе 23,75%). Снять Баронову, которая выдвигается не от «Яблока» и не от ПАРНАСа, Навальный предлагает потому, что «уж если несговорчивые партии достигли компромисса, то это надо поощрять, а не срывать».

В конце весны в стане оппозиции разгорелся скандал из-за возможного кандидата в Центральном округе: Любовь Соболь вела в округе низовую кампанию еще до решения ПАРНАС о выдвижении, однако в апреле партия решила выдвинуть Андрея Зубова, а Соболь предложить Нагатинский округ. Кроме того, в Демкоалиции начались разногласия о первом месте в списке ПАРНАСа, закрепленном за Михаилом Касьяновым: после скандального фильма «Касьянов день» о романе между лидером партии и Натальей Пелевиной часть соратников заявила, что Касьянов должен место уступить.

О выдвижении Марии Бароновой как независимого кандидата «Открытая Россия» Михаила Ходорковского заявила еще 31 января — она стала первым кандидатом от этого движения и единственным, кто не вошел в списки ПАРНАСа, а собрали подписи.

Публикуем ответ Марии Бароновой Алексею Навальному.

Демократы, конечно, объединятся. Демократия лучше диктатуры. Москва больше Питера, киллер смелее кондитера, начало перспективнее конца, помидор круглее огурца, лавэ красивее президента, вечность длиннее момента.. (с) гр. Кровосток.

Нахожусь в непрерывном восторге от третьей попытки одних и тех же людей призвать друг друга к объединению. Причем, под видом невозможности это сделать когда-либо в обозримом будущем. Идея хорошая, но призывающих и призываемых давно пора сменить. Хватит разврата, закопайте же уже стюардессу.

Меня зовут Мария Баронова, мне 32 года и я независимый оппозиционный кандидат в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации 7-го созыва по Центральному Избирательному Одномандатному Округу № 208 — г. Москва. Я написала и произнесла эту фразу уже столько раз в разных местах, что она мне снится по ночам. Ни одна официальная оппозиционная партия не согласилась поддержать меня выдвижением. Я отношусь к этому философски — кандидатов много, и на всех партий не напасешься. В итоге, я баллотируюсь только при поддержке движения Открытая Россия и Михаила Борисовича Ходорковского лично. Так что всем спасибо.

Я не собиралась стоять на пути у других демократических претендентов на депутатский мандат в моем округе. Например, на пути профессора Андрея Борисовича Зубова, выдвинутого партией ПАРНАС. Так просто почему-то сложилось, что сначала наши демократические партнеры попросили уйти меня в ЦАО, а потом этот несчастный ЦАО срочно всем понадобился. И уж извините, но социологи Левады показали, что мой результат вдвое выше чем у профессора. Ничего. Бывает, в этом нет ничего трагичного и это никак не помешает демократам однажды объединиться.

Грядущие выборы не будут настоящими выборами в настоящую Государственную Думу. Даже при самом удачном раскладе, там будет сидеть 20 независимых кандидатов, большая часть времени которых будет съедаться очередными безумными законопроектами, а сами они будут общаться с парой сотен кнопкодавов, не имеющих ни малейших рефлексий на тему того, что они творят.

Да, я буду более чем рада победить на этих выборах — у меня появится больше легитимных рычагов для помощи людям и для привлечения новых участников в ряды демократических сил. Но если я не одержу победу, то это точно не будет крушением каких-либо надежд. Еще раз, нынешний политический режим не предполагает никаких кардинальных изменений в результате этих выборов. Так к чему вообще эти суетливые призывы сниматься за неделю до голосования?

Вы вроде, Алексей Анатольевич, уже пытались договориться со всеми весной, потом передумали. Мы с Вами договаривались и до. Как-то не вышло. Хотя я выполнила самые странные просьбы. Теперь, извините, у нас своя стратегия.

В результате этих выборов мы сможем увидеть сколько вообще сторонников у демократических сил сегодня в России и немного увеличить их число. Сколько людей готово проголосовать в ЦАО за Баронову, Зубова и Соколову? Сколько людей готово проголосовать за любых кандидатов, которые уважают демократические процедуры и хотят жить в России будущего? Где людям не рассказывают, что русский народ глупый и без царя ему никак и никуда.

Мои избиратели и избиратели Андрея Борисовича Зубова — это разные люди. Андрей Борисович — христианский консерватор. Я — либеральный центрист с некоторым социалистическим уклоном. Большинство из тех, кто проголосуют за меня, никогда не проголосуют за Зубова и наоборот. Мы представляем разные поколения и по факту являемся людьми из разных вселенных. Но все наши избиратели вместе — люди, которые хотят перемен и они будут той ядерной аудиторией демократов на которых мы сможем опираться тогда, когда наступит время смены режима.

При этом, лично я уже показала своим потенциальным избирателям на что способна. Из-за того, что партии не готовы были меня выдвигать, я должна была собрать подписи. Мягко говоря — не самая простая задача в условиях летнего «мертвого» сезона в Москве и самого несобираемого округа страны. Но это, в результате, получилось — благодаря предельной мобилизации меня самой, моей команды и благодаря участию многих неравнодушных людей, включая всех активистов Открытой России и тех, кто нам помогает. Тех, кто нам поверил. 14 911 проверенных подписей по ЦАО г. Москвы — это очень крутой результат, которым я горжусь и за который благодарна  избирателям ЦАО и своей команде.

Пока мы собирали подписи, мы постоянно слышали, что вся эта затея — заведомый блеф. Когда же подписи  были собраны те же люди начали утверждать, что в успехе моей команды и Открытой России нет никакой новости.

Нападки  продолжаются и сегодня, но они не влияют на мою решимость стать сильным и ярким политиком. Независимым не только от власти, но и от «референтной группы» старых, тоже официальных, как Кремль, «лицензированных» оппозиционеров. В этом, а не в депутатском мандате — я вижу смысл и сверхзадачу своего участия в этих выборах.

Большая проблема нашей оппозиции — идейно-политическое сектантство. Я помню, как на фоне вертикального взлета Алексея Навального в 2010-11 гг.  многие демократические деятели поспешили объявить его «проектом Кремля». С такими же подходами мы сталкиваемся и в эти дни.

Утрата официальными многолетними оппозиционерами влияния на протестные массы Болотной площади, утрата возможности направлять и консолидировать энергию протеста — следствие, во многом, подобного сектантства.

Я иду на выборы под простым, как палка, но содержательно точным лозунгом: «Объединяющее нас — важнее различий». Если мы хотим изменить страну — нам надо объединиться поверх личных амбиций и противоречий. Объединиться не внутри своего маленького кружка, а с большинством активных граждан России.

Я достаточно молода, я надеюсь бороться за европейскую Россию и, рано или поздно, оказаться в ней наяву. А бороться я умею — это доказала практика моего участия в российской политике на протяжении прошедших пяти лет.

На мой взгляд, людей демократических взглядов, которые оппозиционны нынешнему режиму должна объединять общая ценностная платформа, которую можно бегло описать в таких тезисах:

а) европейская модель развития России — в политике, экономике, социальной сфере;

б) регулярная сменяемость власти; замена суперпрезидентской системы власти на парламентско-президентскую республику;

в) сильное социальное государство;

г) отказ от попыток создания единой государственной идеологии, любых форм репрессий, преследований по политическим / идеологическим мотивам;

д) восстановление реального федерализма и местного самоуправления.

Все прочее — это детали и нюансы, которые могут находиться за рамками платформы. Каждый имеет право на свои взгляды, предпочтения, приоритеты. Если мировоззренческого плюрализма нет в демократической оппозиции — то какая же это демократическая оппозиция? Чем она ментально отличается от кремлевского политического болота?

Демократическая оппозиция в современной России — это, прежде всего, иной тип мышления, альтернативный кремлевскому. Кремль принципиально блокирует любые инструменты реальной вертикальной социальной мобильности, опасаясь новых людей, талантливых и сильных, способных разворошить это болото, приступить к его осушению.

Мы не настоящая оппозиция, если не будем говорить и действовать качественно по-другому. Не создав подлинно товарищескую атмосферу, в которой могут расцветать способности каждого оппонента действующей власти — любого, кто хочет видеть Россию не провинциальной и авторитарной, а европейской и демократической.

Я считаю, что нельзя объявлять врагами всех тех, кто голосует за Единую Россию — это мы, оппозиция, не предложили людям подходящий им выбор. Ключевая задача оппозиции — консолидация активного творческого меньшинства. Которое, если возникнет как субъектная сила, «перевербует» и большинство. Пусть даже это займет долгие годы. Но именно это является нашей работой. А не попытка самим обнести колючей проволокой свое уютное псевдополитическое гетто, откуда можно глухо ворчать, что «в этой стране» все равно ничего хорошего никогда не будет. Все будет. Надо только работать, а не гнать союзников известными тряпками.

Наконец, последнее. И сторона Кремля, и многие оппозиционеры попрекают меня тем, что я — человек МБХ. И почему-то взяли за моду писать ему обращения обо мне, хотя вроде бы раньше умели общаться со мной напрямую. Дорогие все. Я — Мария Баронова. Я отдельный человек. Не более и не менее того. Да, именно Ходорковский серьезно помог мне в этой кампании, сделав на меня ставку. При том — отнюдь не будучи моим полным единомышленником. Не одобряя части моих идей, ходов и подходов. Он — старший партнер. И он — важная с точки зрения объединения оппозиции фигура. И конечно  работа с ним для меня крайне ценна. Но я — отдельный человек. Мой телефон всем,  кто пишет обо мне ему, известен. Попробуйте им иногда пользоваться.  Конечно если хотите о чем-то договориться, а не просто потроллить. Честное слово, это совершенно не сложно — просто позвоните мне.

А демократы, в том числе те, кто присоединится к нашей работе на волне этих выборов, обязательно объединятся.

Спасибо за внимание.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera