Сюжеты

«Не агенты Вашингтона, а нормальные люди»

Опытные наблюдатели снова идут в бой и призывают граждан к активности

Фото: Евгений Фельдман / «Новая»

Этот материал вышел в № 103 от 16 сентября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Наталия Зотовакорреспондент

 

«Наблюдатели 2011 года — это не очень большой контингент», — говорят сами координаторы наблюдательского движения. Собственно, движение-то оформилось протестной зимой 2011/12 года, когда следить за честностью выборов стало модно. В день президентских выборов 2012 года на избирательные участки хлынула целая толпа желающих наблюдать. Как раз благодаря материалам, собранным энтузиастами, фальсификации думских выборов 2011 года стали событием в масштабах страны и вывели на улицы сотни тысяч возмущенных граждан.

Комиссии «заматерели»

«Непуганые» еще наблюдателями фальсификации описала в своем ЖЖ Елена Караваева. Для нее думские выборы были первым опытом наблюдения — и она смогла эту фальсификацию предотвратить. На участок зазвал сын друга — он же пригласил и на митинг в 2010 году, где оппозиция в очередной раз пыталась объединиться. Елена вступила в «Солидарность», потом в ПАРНАС: «Помню, как стояли они на сцене на Болотной — такие молодые, высокие, красивые — Немцов, Рыжков, Милов, Касьянов». После закрытия участков ей, наблюдателю от «Яблока», предлагали договориться и пропорционально поднять явку, так как реальная не устраивает начальство: «И вам, и нам», — как говорила член комиссии, имея в виду «Единую Россию». Елена и наблюдатель от КПРФ стояли насмерть. Им даже предлагали увеличить цифры их партий, если они пойдут на компромисс, давить на них пришел глава управы, а также председатель соседней УИК: «Негодовал, почему мы не хотим увеличить показатели наших партий, почему мы не идем на всех устраивающий компромисс. Стал говорить о том, что мы верим в сказки, что таких, как мы, мало и от нас ничего не зависит», — писала тогда Елена у себя в блоге. После двух часов ночи фальсификаторы сдались и стали заполнять протокол реальными цифрами. Потом Караваева проверила: на соседнем участке в протоколе явка оказалась неправдоподобно выше, чем у них. Кстати, та комиссия полностью — кроме одной сотрудницы управы — распустилась после этой ночи, фальсифицировать выборы им не хотелось. «С тех пор хороших комиссий быть не может в принципе — там такие не нужны», — считает Елена.

В воскресенье она снова пойдет наблюдать на участке — уверенная, что с 2011-го ситуация ухудшилась, а комиссии «заматерели», и отстоять голоса будет уже невозможно: «Просто удалят, выкинут — совершенно по беспределу». Впрочем, именно благодаря развившемуся наблюдательскому движению «беспредел» в Москве стал более редким явлением. А жадные до работы наблюдатели начали ездить на маленькие местные выборы. На них чаще всего случаются фальсификации: голосует меньше людей, чем на федеральных, а значит, выше стоимость каждого голоса. Самое «популярное» нарушение — подкуп.

В Ярославле в 2012 году, когда город выбрал оппозиционного мэра Урлашова (впоследствии оказавшегося за решеткой), москвич Николай Левшиц заметил, как люди один за другим выходят с участка, садятся в одну и ту же машину и показывают там что-то на своем телефоне. Когда очередной избиратель вышел из автомобиля и направился прямиком к банкомату, Левшиц налетел на него и выяснил: за фото с бюллетенем с галочкой за конкурента Урлашова Якушева переводили на карточку 200 или 300 рублей. Подкупают не только деньгами. «В Ростове Великом в 2013 году я поймал группу местных забулдыг: они проголосовали все вместе, а на выходе пошли к стоящей на углу «Волге», — вспоминает Левшиц. — В багажнике стоял ящик с водкой. Это особенно распространенное явление в сельской местности, и в Костромской области в прошлом году такое было».

«Полиция! Вброс!»

Летом 2012 года после митинга 6 мая уже началось «болотное дело», но гражданская активность еще не съежилась, люди только-только перестали собираться в лагере «ОккупайАбай» и хотели действовать. Тогда устраивали акцию «Агитируй Касимов» — перед выборами в городскую думу активные москвичи ездили в город Рязанской области разговаривать с жителями, объяснять, информировать. И на сами выборы тоже поехали. Там произошел один из самых наглых случаев фальсификации, который удалось зафиксировать и даже снять на видео: на нем хорошо видно, как человек пытается запихнуть пачку бюллетеней в урну, а на него набрасываются московские наблюдатели с криком: «Полиция! Вброс!» Вбросчика увезли с участка в наручниках, вспоминает Татьяна Волкова, одна из тех, кто хватал фальсификатора. И добавляет, что дело спустили на тормозах, и последнее, что отвечал ей следователь о затянувшемся уголовном деле, — местоположение подозреваемого установить невозможно. После касимовских выборов ЦИК заявил, что все прошло законно, но отметил агрессивность приезжих наблюдателей. Тогда же впервые прозвучало предложение — от зампреда ЦИК Леонида Ивлева — регламентировать их работу.

Это еще одна проблема для наблюдателя: даже пойманным фальсификаторам все сходит с рук. На выборах мэра Химок в 2012 году, когда защитница Химкинского леса Евгения Чирикова выдвигалась в главы города, с одного из участков удалили всех наблюдателей. Любовь Соболь, член Фонда борьбы с коррупцией Навального, видела, как председатель унес к себе в подсобку списки избирателей, вход загораживали полицейские. Выборы на том участке тоже были признаны законными. Наблюдателям часто приходится догадываться о фальсификациях по косвенным признакам. «Все, как у физиков: выявили новый элемент по следам распада», — шутят они.

В прошлом году в подмосковной Балашихе трех наблюдателей — Дмитрия Нестерова, Станислава Позднякова и Наталью Осипову — избили. Поздняков оказался в больнице — из-за травм пришлось удалить селезенку. Его товарищи вместе с «Голосом» и оппозиционным кандидатом Алексеем Ильиным раскрыли метод фальсификации: по их данным, в ней задействовано около ста человек только в одном округе. И все равно уголовное дело за избиение зависло, а один из нападавших, которого они опознали, до сих пор работает в местной администрации, говорит Поздняков.

Спецназ в медвежьих углах

И все-таки наблюдатели убеждены, что не зря ругаются с комиссиями. «Процент фальсификаций снижается на участках с наблюдателями по сравнению с незакрытыми участками, — говорит Николай Левшиц, занимающийся наблюдением много лет. — Мы знаем случаи, когда председатель комиссии отходила от прежних договоренностей (с начальством. — Ред.), увидев на участке наблюдателей».

«С одной стороны, это лучше, чем ничего, с другой — создаются команды и горизонтальные связи», — считает Алексей Миняйло, представитель инициативной группы «Хорошее дело» и наблюдатель с 2012 года. Благодаря наблюдению у него появились друзья от Петербурга до Пензы, а в Пензе местные активисты помогли развить его проект помощи трудным подросткам. Благодаря выборам Алексей запустил свою тренерскую карьеру. Он специалист по деловым играм, а тогда, в 2012-м, сделали что умели: организовали обучающую игру, в которой будущие наблюдатели делятся на «силы добра» и фальсификаторов — у одних задача вбросить, у других заметить и остановить. Перед президентскими выборами они обучили таким образом семьсот человек, к выборам мэра Москвы полторы тысячи — тогда в столице был пик активности наблюдателей.

Алексей ездит по регионам, в самые далекие «медвежьи углы», где некому больше контролировать честность выборов. «В Москве прибавочная стоимость от наблюдения невысока — сейчас и так всё более-менее цивилизованно», — объясняет он. Только среди его знакомых человек 50 ездят по регионам: Алексей в шутку называет их спецназом.

С этими навыками наблюдатели снова пойдут в бой. Избитый в Балашихе Стас Поздняков на здоровье не жалуется и готовится к воскресенью: он на своем участке член комиссии с правом решающего голоса. Татьяна Волкова последние два года координатор «Голоса» в Московской области, так что в день голосования скучать не придется. Миняйло на выборы собирается в Сергиев Посад. Там ожидают, как он говорит, «трэш и угар», так что Алексей поедет ловить за руку нарушителей и подавать пример «спящим» наблюдателям: «Чтобы видели, что мы не агенты Вашингтона, а нормальные люди».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera