Сюжеты

Диагноз господина де Мольера

Фото: Михаил Гутерман

Этот материал вышел в № 104 от 19 сентября 2016
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

Сергей Маковецкий сыграл Аргана — и его создателя. Театр им. Евгения Вахтангова открыл сезон премьерой «Мнимого больного». Сильвиу Пуркарете, режиссер из Румынии с европейским именем, увидел «комедию-балет» сквозь призму жуткой судьбы последней пьесы Мольера: бравурный фарс напророчил смерть автора.

На четвертом представлении новой пьесы, 17 февраля 1673 года, Мольер, игравший главную роль в этом злом и веселом фарсе с весьма декоративными балетными интермедиями, — ​с трудом вышел на сцену Пале-Рояля. Однако, собравшись, доиграл. Занавес упал — ​кровь пошла горлом, врача и священника не успели позвать… из припудренной шелковой капусты лент, манжет и буклей рококо родилась трагедия. Аргана пугали диагнозом, который Мольер носил в себе.

«Мнимый больной»-2016 так и поставлен: лихой кабаретный фарс со смертью в кулисах.

Театр Сильвиу Пуркарете знаменит трагическим карнавалом, декоративностью, впитавшей ужас века. Лауреат премии Питера Брука, автор «Фауста», ставшего в 2009-м главным событием Эдинбургского фестиваля, — ​он много ставил в Румынии и во Франции, в европейских оперных домах, в венском Бургтеатре и британской Royal Shakespeare Company. «Его» авторы — ​Эсхил, Шекспир, Ионеско. Вахтанговский «Мнимый больной» — ​первый спектакль Пуркарете в России.

Сергей Маковецкий в роли Аргана вальяжно уютен и гротескно смешон. Карикатурно властен над семьей, по-детски доверчив, вдруг — ​в лучшем порыве — ​мудр и великодушен, но чаще слеп. Истинный его диагноз — ​эгоцентризм в почти терминальной стадии, жалость к себе и равнодушие ко всему сущему. Его медицинская ипохондрия — ​форма страха перед миром. Он закутан в ветхую многослойную броню, в кокон: драная и заношенная пижама — ​роскошный халат — ​ватный панцирь одеяла… и несомненная депрессия в той стадии, когда и с кровати вставать не хочется. Мир, воссозданный на сцене Пуркарете и художником Драгошем Бухаджиаром, точно снится Аргану в медикаментозном кошмаре: черные тени врачей с неоновыми лампочками для осмотра пищевода во лбах, триумфаторская колесница медицинского светила — ​худого, как кузнечик, окутанного золотым шитьем камзола, похожего на ожившую «восковую персону» XVIII века. Кабаре бродячих актеров — ​с карнавальной переменой пола, с полуголыми дамами во фраках и канканом беременных горилл. Чудовищные фигурки лечащего врача Диареуса и его сына Тома.

Карнавальный и лихорадочный сон спектакля длится три часа с антрактом.

Вахтанговский «Мнимый больной» — ​очень ансамблевая постановка. Фарсово смешны и точны влюбленные — ​Клеант (Сергей Епишев) и Анжелика (Мария Бердинских); кроткая наушница, навеки запуганная шпионка грозного отца Луизон (Оксана Суркова); стилизованная под «фам фаталь» 1920-х неверная жена Аргана Белина (Мария Волкова). Все страсти тонко стилизованы под пылкое представление бродячей труппы времен молодого Мольера и капитана Фракасса — ​труппы, которой антрепренер буркнул перед выходом: «Позабористей!»

…И весь этот фарс в фарсе, карнавал в карнавале рушится… когда Арган, уже переодетый после финала в камзол господина де Мольера, — ​начинает кашлять алой кровью и валится в кресла.

И все, кто потихоньку смеялся над больным, обманывал больного, обирал больного по последнему слову высокотехнологичной медицины XVII века, изнемогал от жизни под пятой больного в сумерках его диагноза, доходил до белого каления от эгоцентризма больного, — ​в бессилии стоят вокруг, с ужасом видя его не мнимую смерть. А алое пятно ползет по камзолу.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera