Сюжеты

Эскиз «Европы без Британии» на фоне голубого Дуная

Встреча лидеров 27 стран ЕС в Братиславе была подчеркнуто неформальной и не предполагала решений на бумаге

Фото: EPA

Этот материал вышел в № 104 от 19 сентября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

Иначе и быть не могло, потому что «формальной» она могла быть только с британским премьером Терезой Мэй: Великобритания еще долго будет членом союза и, как сообщил председатель Евросовета Дональд Туск, собирается прислать запрос на переговоры о выходе из ЕС не раньше января—февраля. Сами переговоры обещают быть сложными и затяжными: Британия хочет остаться на едином рынке ЕС, но не хочет выполнять требование свободы передвижения рабочей силы.

Участники братиславского саммита утверждают, что процедура прощания с Великобританией не была темой встречи. Обсуждали они пути выхода ЕС из ситуации, которую канцлер Ангела Меркель назвала «критической».

Меркель и Франсуа Олланд не упустили случая продемонстрировать, кто будет делать погоду в Европе без британцев: провели совместную пресс-конференцию. Франко-германский тандем, который стоял у истоков ЕС и определял его смысл, остается основой союза. Более того, у Парижа и Берлина есть шансы протолкнуть интеграционные проекты, которые до сих пор блокировал Лондон. Например, создание собственного оборонного потенциала ЕС, который можно было бы в каких-то случаях применять без участия НАТО. Без Великобритании, считают многие, ЕС может быть даже крепче.

Как подытожила встречу Меркель, «все со всеми поговорили». Приняли «дорожную карту» — Братиславскую повестку дня. Это программа на полгода, которая должна завершиться планом выхода ЕС из кризиса. Его будут готовить к марту, когда лидеры соберутся в итальянской столице отметить 60-летие Римского договора о создании Европейского экономического сообщества.

«Критическое» состояние ЕС — это не фигура речи в устах Меркель. Для выхода из кризиса придется разбирать завалы в условиях, когда и между оставшимися союзниками согласья нет, а барометр настроений граждан выглядит тревожно. «Европейский Левада» — центр изучения общественного мнения «Евробарометр» — показал, что больше всего европейцев беспокоит проблема миграции, которая в прошлом году приобрела взрывной характер (48%). За ней следует страх перед терроризмом (39%), только 19% озабочены далеко не блестящей экономической ситуацией, 15% — безработицей и уж совсем немногих (9%) волнует преступность.

Есть нюансы. При всей озабоченности миграцией, европейцы считают одним из своих главных достижений свободу передвижения и не хотят ей поступаться. Страх перед терроризмом обострился с 25% до 39% всего за полгода под влиянием терактов в Париже и Брюсселе и, скорее всего, вернется к прежнему уровню.

Определить рецепты преодоления всех зол мешает разное видение проблем. Бывшие заключенные социалистического лагеря, а ныне члены Вышеградской группы (Чехия, Венгрия, Польша и Словакия) в преддверии братиславской встречи заявили, что не нужно тратить силы на предложения, которые разделяют. Есть по меньшей мере три не совпадающие разделительные линии. Во-первых, между теми, кто хочет «больше Европы» (полномочий наднациональных институтов ЕС) и кому милее национальный суверенитет. В первой группе — «старые» члены ЕС, его основатели. Они — за углубление европейской интеграции. Во второй — неофиты из Центральной и Восточной Европы, к которым примыкают Дания и Швеция.

Вторая линия проходит между сторонниками открытия Европы для миграции и теми, кто хочет жить в Европе-крепости. Главные сторонники открытости — Германия, Швеция, Италия и Греция. За Европу-крепость с непроницаемыми для мигрантов заборами и отказом от общей ответственности за расселение чужеземцев — Вышеградская группа, а наиболее радикально настроен премьер Венгрии Виктор Орбан, у которого проблемы с лидерами большинства стран ЕС.

Третья линия разделяет приверженцев жесткой финансовой дисциплины и бюджетной экономии, с одной стороны, и более вольной трактовки макроэкономических «маастрихских критериев» для стимулирования экономического роста. Это линия «север—юг». Среди ортодоксов: Германия, скандинавские и балтийские страны. Им противостоят Греция, Франция, Италия, Испания, Португалия, Кипр и Мальта.

Разделение усугубляется календарем выборов. Большой недостаток демократии по сравнению с авторитаризмом состоит как раз в зависимости исполнительной власти от избирательного цикла. В октябре в Венгрии предстоит референдум: согласиться на распределение мигрантов по квотам между странами ЕС или нет? Результат (не обязывающий для правительства, но желанный, очевиден). В Австрии состоятся повторные президентские выборы, на которых все шансы выиграть имеет правый евроскептик Хофер. Итальянский премьер Ренци поставил свою политическую судьбу в зависимость от октябрьского референдума по конституции. В декабре Испания в ходе уже третьих парламентских выборов должна завершить состязание между правоцентристами и радикально левой партией «Подемос».

В 2017 году предстоят парламентские выборы в Нидерландах и Германии, президентские — во Франции. Во всех случаях к власти рвутся евроскептики: Партия свободы Нидерландов, «Альтернатива для Германии», «Национальный фронт» Франции. Новые претенденты давят на традиционные партии власти, склоняют их к популистским лозунгам и решениям.

Братиславская повестка дня составлена так, чтобы обойти разногласия и выделить приемлемый для всех варианты действий. Это не исключает, что на дальнейших этапах разногласия всплывут с новой силой. Но пока их можно обойти.

В Братиславе все согласились с общими приоритетами, главный из которых: восстановление контроля над внешними границами, общая политика предоставления убежища тем, кто по международному праву его заслуживает, и репатриация тех, кто не подпадает под критерии беженца. Во главе угла — усиление союзных пограничных служб, помощь странам «первой линии» (Греция, Италия, Болгария…), выполнение соглашения с Турцией о мигрантах и заключение аналогичных соглашений с другими странами транзита, увеличение помощи Африке, откуда исходят миграционные потоки.

Европейцам придется на это потратиться во имя сохранения своего образа жизни и «европейской социально-экономической модели».

За основу плана участники братиславской встречи приняли доклад главы Еврокомиссии Юнкера в Европарламенте «О состоянии Европейского союза». Он назвал это состояние плачевным, и оно не стало лучше за истекший год.

«Хотя Европа гордится своим положением «мягкой державы», этого недостаточно в нашем сложном и все более опасном мире», — отметил Юнкер, ратуя за применение в некоторых случаях жесткой силы.

Кроме мер по укреплению безопасности, главный чиновник ЕС включил в свой план реиндустриализацию Европы, увеличение занятости молодежи за счет развития цифровых технологий, расширение инвестиционного плана с нынешних 315 до 630 млрд евро в 2022 году.

Глава Еврокомиссии объявил, что ЕС запускает «амбиционную программу инвестиций для Африки и стран Европейского соседства». Она может составить 44 млрд евро для инвестиций и увеличиться до 88 млрд евро, если страны-члены ЕС внесут свой вклад. Эта программа дополнит европейскую политику помощи в целях развития и позволит работать над устранением одной из главных причин пугающего миграционного кризиса.

О России и взаимных санкциях в Братиславе не вспоминали.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera