Сюжеты

Агитация от противного

Ярким пятном в стерильной кампании «Единой России» стал председатель партии Дмитрий Медведев

Фото: Евгений Фельдман / «Новая»

Этот материал вышел в № 104 от 19 сентября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Анна Байдаковакорреспондент

За время предвыборной кампании мы практически ничего не писали о «Единой России»  — ​просто повода не было. Кампания в ее публичной части и правда получилась «стерильной» — ​как изложение хорошиста. Но была и неформальная часть, состоявшая из слов и действий лидеров партии во главе с ее председателем Дмитрием Медведевым. Они будто решили протестировать электорат на прочность, проверить, что будет, если вместо традиционных предвыборных обещаний честно сказать ему, что «денег нет».

Агитация «Единой России» на этих выборах была довольно вялой. На улицах периодически попадались билборды с кандидатами от партии власти, но и в Москве, и в регионах их было немного. Разумеется, единороссы регулярно появлялись в сюжетах федерального телевидения — ​но не как кандидаты, а как, условно говоря, общественные деятели. Например, в сюжете телеканала «Россия 24» могли рассказать, как Ирина Яровая, депутат Думы шестого созыва и кандидат «Единой России», баллотирующаяся на Камчатке, контролирует честное ценообразование в магазинах.

Впрочем, Григорий Мельконьянц, заместитель главы движения «Голос», замечает, что в СМИ сюжетов о партии власти было много, но это была не агитация в чистом виде: «По упоминаниям «ЕР» является доминирующей, но основная часть этих упоминаний не касается выборов, это просто публикации о лидерах, членах партии, повседневной работе органов власти, и это происходит не в контексте выборов. Впервые избирательной кампании в информационном поле фактически не было. Выбрана тактика не раздражать избирателя бесконечной агитацией, работа шла на понижение явки. А чем ярче была бы кампания «ЕР», тем больше людей пошло бы и проголосовало за другие партии. Административно управляемых избирателей и так приведут на выборы, остальных решили просто не провоцировать на голосование назло».

Политолог Дмитрий Орешкин, основатель проекта «Гражданин наблюдатель», не удивлен вялостью кампании партии власти: в условиях очевидно упавших рейтингов там сочли за благо не привлекать к себе и выборам слишком много внимания.

«Когда ситуация плохая, чем меньше обращаешь на себя внимание, тем вернее люди проголосуют за действующую власть. Пассивность и сонность — ​в интересах действующей власти», — ​отмечает Орешкин. В регионах кандидаты от партии власти вели довольно жесткую борьбу за выдвижение на этапе праймериз, а когда их выдвинули, усердствовать не стали, надеясь на привычный административный ресурс, резюмирует он.

Интенсивность агитации варьировалась от региона к региону в зависимости от возможностей кандидатов: по свидетельствам самих единороссов и местных политтехнологов, Москва мало помогала ресурсами, и отделениям на местах приходилось справляться самим. «Им и не надо было стараться, — ​считает самарский политтехнолог Дмитрий Лобойко. — ​Одномандатники «ЕР» продвигаются за счет админресурса. Большая часть прошедших одномандатников будут единороссами, а партийный процент, если он будет маленьким, позволит говорить, что у нас демократия и разные партии приближаются к проценту «Единой России». С другой стороны — ​она все равно получит квалифицированное большинство в две трети голосов в парламенте».

Старые паровозы

При этом в Самаре как раз агитация за партию власти шла полным ходом: ежедневно выходила в эфир программа «На связи с губернатором» — ​«прямая линия» с главой региона Николаем Меркушкиным, по субботам выходит «Специальный репортаж от губернатора». Радиостанция «Губерния» тоже регулярно выпускала интервью с Меркушкиным.

Губернатор Меркушкин, впрочем, это отдельная тема: за свои высказывания перед жителями Самарской области он уже заслужил у журналистов звание «губермем». Например, в середине августа на встрече со студентами и преподавателями Самарского политехнического университета он сообщил аудитории, что Галину Старовойтову убили из-за некоей инструкции, которую она привезла из Америки специальной группе народных депутатов СССР и в которой описывалось, как войска НАТО захватят все постсоветское пространство, а затем и Россию. На другой встречи он сообщил самарцам, что Алексей Навальный — ​«второй Саакашвили» и намерен через Фонд борьбы с коррупцией осуществлять в России «план Даллеса» — ​мифическую стратегию по разрушению СССР из романа А. Иванова «Вечный зов».

Как и Меркушкин, регулярные «прямые линии» с народом проводил и губернатор Алтайского края Александр Карлин — ​на областном канале «Катунь 24». Там же довольно часто можно было увидеть интервью с кандидатом-одномандатником Даниилом Бессарабовым: вице-губернатор по социальным вопросам баллотировался в одном округе с Владимиром Рыжковым. Другие единороссы-одномандатники не получали столько эфирного времени, замечает местный «яблочник» Константин Емешин: даже спикер краевого Законодательного собрания Иван Лоор на местном ТВ не был заметен.

Старый проверенный метод агитации для кандидатов-чиновников — ​встречи с трудовыми коллективами подведомственных учреждений. Так, в Алтайском крае бюджетники рассказывали о том, как кандидат Бессарабов, не уходя в отпуск, собирал сотрудников школ, домов культуры и других социальных учреждений на встречи, где призывал голосовать за себя. В школах Калининграда проводил встречи другой вице-губернатор от партии власти, Алексей Силанов, — ​он тоже курирует в области социальную сферу.

Скромно выглядят официально опубликованные расходы «Единой России на кампанию: в Москве за первую половину 2016 года партия израсходовала из своего фонда около 60,5 миллиона рублей, в Санкт-Петербурге — ​всего 8,5 миллиона, в Новосибирске — ​около 23 миллионов. Притом что, по самым скромным оценкам, одна кампания в округе стоит по меньшей мере 20–30 миллионов рублей, а одномандатники у «ЕР» есть почти везде, и в Москве не закрыт только один округ, Ленинградский, — ​один из 18, которые единороссы заранее уступили другим парламентским партиям. Впрочем, основная кампания пришлась на третий квартал года, отчеты по которому избиркомы еще не публиковали: возможно, основные затраты партии просто еще официально не учтены.

Кроме того, есть свидетельства о том, что кампании единороссов финансируются и неофициально: в марте бывший вице-губернатор Челябинской области Николай Сандаков рассказал «Медузе» о том, как он собирал деньги на агитацию с самих кандидатов в единый теневой фонд.

Лидер просто устал

В это время параллельно официальной агитации как бы шла другая кампания: премьер-министр и глава списка «Единой России» Дмитрий Медведев время от времени произносил слова, которые обрушивали партии рейтинг. Премьер в мае сказал крымским пенсионерам фразу, которая стала главным «хитом» политического сезона: «Просто денег нет сейчас. Вы держитесь здесь, всего вам доброго, хорошего настроения и здоровья». С тех пор фразу «денег нет, но вы держитесь» используют на дебатах и в агитации все остальные партии: она стала ахиллесовой пятой «Единой России».

Дмитрий Орешкин считает, что судьба Медведева будет определена после выборов. «Лидер правящей партии совершенно не выкладывался на кампании, его не видно, и, я думаю, он понимает, что после выборов его карьера заканчивается. Результат «ЕР» высоким не будет, и это будет хорошим поводом сменить премьера — ​он понимает правила этой игры. И это распространяется на всю команду. Что касается его известных высказываний, то Медведев — ​человек разумный, но он либо уже слишком оторвался от действительности, или устал и ему действительно уже все равно», — ​полагает Орешкин.

В необходимости объясняться за провалы экономики и социальной политики государства Медведев ближе к выборам зашел еще дальше: в августе на студенческом форуме «Территория смыслов» он в ответ на вопрос о низких зарплатах университетских преподавателей ответил: «И по учителям, и по преподавателям — ​это призвание. А если хочется деньги зарабатывать — ​есть масса прекрасных мест, где можно сделать это быстрее и лучше. Тот же самый бизнес. Но вы же не пошли в бизнес, как я понимаю». Учителя восприняли ответ, как издевку, оппоненты партии власти — ​как еще один способ критиковать ее лидера.

Досталось от Медведева и ядерному электорату «Единой России» — ​пенсионерам. Точнее — ​не досталось. Именно он пытался объяснить, что 5000 рублей, которые старики получат единожды на новогодних праздниках, — ​отличная замена индексации пенсий. Правда, экономисты тут же посчитали, что индексация по закону дала бы результат в 11–12, а вовсе не в 5 тысяч рублей.

Очередной конфуз случился прямо накануне голосования. Дело даже не в том, что Алексей Навальный опубликовал пост о «резиденции премьера» с уморительными подробностями вроде шестиметрового забора и домика для уточки в середине пруда, а в том, что страшным наказанием для тех, кто осмелился расшаривать и комментировать эту новость в социальных сетях, стал «бан» с официального аккаунта Дмитрия Медведева.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera