Комментарии

Былое и Думы журналистов

Что демонстрирует число перьев, прошедших в парламент?

Петр Саруханов / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 109 от 30 сентября 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Павел Гутионтовобозреватель

Но они — ​есть. И, пожалуй, среди депутатов кое-чем выделяются, отчего стоит приглядеться к ним внимательнее. Хотя бы потому, что журналист, решивший поучаствовать в выборах, может особенно не утруждать себя объяснением перед избирателями, кто он да что, что думает о жизни, что может, что хочет, к чему стремится. Как заметила когда-то Лидия Гинзбург, дураки бывают зимние и летние, зимний сначала должен пальто снять, шапку, шарф развязать… А летний — ​вот он, только с пляжа, как на ладошке…

Журналист — ​дурак, безусловно, летний. Прятаться ему не в чем, все татуировки напоказ. Все, чем занимался, что писал в своей газете, что демонстрировал с телеэкрана, что вещал в радиоэфире — ​дурь его несусветная или ум нечеловеческий, отчаянная храбрость или отвратительная трусость видны были всем желающим задолго до того, как он решился куда-то баллотироваться. Каждому ясно, чего он стоит и в какой именно валюте.

Одно «но». Надо (еще до выборов) открывать его газету и читать, что журналист написал-напечатал. И, конечно, принципиально важно, какое место в данный исторический момент пресса занимает в жизни общества. Доверяют ли ей, мирятся ли с ней — ​или мириться как раз не желают, полагая развратителем и разрушителем святынь. Представительство журналистов в парламенте — ​показатель в том числе и социального статуса профессии, а это, в свою очередь, может помочь лучше понять состояние и самого общества.

Я попытался сравнить представительство журналистики в отечественной законодательной власти, начиная со времени восстановления альтернативных выборов, то есть с 1989 года, и до сегодняшнего дня. Вот что получилось.

В 1989-м избирательная система была громоздкой и фантазийно-изысканной. Сначала формировался Съезд народных депутатов СССР, причем половина его состава избиралась по одномандатным округам, а вторая делегировалась напрямую «общественными организациями». КПСС имела сто мандатов, меньше (по 75, что ли) — ​профсоюзы и комсомол, еще меньше — ​Академия наук, благотворительные фонды, творческие союзы, общество филателистов, общество борьбы за трезвость…

Сформированный таким образом съезд выделял из своего состава двухпалатный Верховный Совет, действовавший на постоянной основе. Через это сито попробовали не пропустить опального Ельцина, но ему свой мандат члена Верховного Совета уступил омский профессор Казанник…

И — ​одномандатные округа. Термина «административный ресурс» еще не было, но сам ресурс, разумеется, был. Неугодных пачками отсеивали уже на этапе так называемых «предвыборных собраний», но неугодных было очень много, и кое-кто прорвался. А непосредственно на выборах стихия гуляла как хотела. Достаточно сказать, что провалились и не попали на съезд более сорока первых секретарей обкомов компартии (по-нынешнему — ​губернаторов). Страна испытывала неописуемое счастье…

Так вот. По одномандатным округам народными депутатами были избраны 22 журналиста. Всех перечислять не буду, но некоторые имена и их издания назову.

Зорий Балаян, собкор «Литгазеты» по Армении (избран в Нагорном Карабахе). Олег Бородин, собкор «Известий» по Якутии, против которого сочинили коллективное письмо и подписали его всеми семнадцатью, что ли, Героями Соцтруда, проживающими в республике, но остановить Бородина не помогло даже это. Виталий Гулий, спецкор «Советского Сахалина». Борис Деревянко, редактор знаменитой «Вечерней Одессы». Александр Емельяненков, зам главного еженедельника «Собеседник». Алла Ярошинская, корреспондент «Радянськой Житомирщины». Владимир Прокушев, собкор «Правды» по Башкирии. Александр Соколов, редактор газеты «Волжский комсомолец» (Куйбышев). Виталий Челышев, старший корреспондент «Индустриального Запорожья». Юрий Черниченко, комментатор Центрального телевидения. Юрий Щекочихин, обозреватель «Литгазеты»…

Двенадцать избрано в союзных республиках; при этом ни одного от республик Средней Азии, Казахстана, Азербайджана, Грузии, Молдавии; четверо из Прибалтики; семерых дала Украина (из них три москвича, включая Щекочихина, выдвинутого коллективом военного завода в Луганске, и главного редактора «Огонька» — ​от Харькова).

Средств на избирательную кампанию ни у кого не было, волонтеры работали, как волонтерам и положено, — ​бесплатно. Но зато не нужно было тратиться на рекламу: объяснять, кто есть кто, не приходилось; отчаянное противодействие властей не работало. Скажем, какая отдельная реклама нужна была в Башкирии Володе Прокушеву, если все и так знали, что это он написал оглушительную статью о всесильном «первом» и перед публикацией в «главной газете страны» был вынужден тайно выехать из республики чуть ли не в автомобильном багажнике? Вернуться в Уфу Прокушев смог уже после того, как «первого» сняли…

Еще 20 человек стали депутатами от общественных организаций (десять — ​от Союза журналистов, двое — ​от Фонда мира, трое — ​от Комитета советских женщин… Главный «Московских новостей» Егор Яковлев — ​от Союза кинематографистов). Всего журналистский корпус дал 42 депутата, причем 24 из них представляли московские издания (одних известинцев четверо). Это, кстати, во многом соответствует и «географии перестройки» в целом, объясняет многие ее успехи и неудачи… Сейчас можно сказать, что коллективный портрет нашей прессы и — ​шире — ​общества, которое пресса обслуживала, получился вполне адекватным.

В 1990-м избирали народных депутатов РСФСР. К этому времени избирательный закон удалось изменить, так что остались только одномандатные округа. И время изменилось, в списке избранных депутатов всенародно известных московских фамилий оказалось куда меньше, чем было год назад. Та самая «география перестройки» сильно расширилась, своих журналистов в парламент прислали Ижевск и Таймыр, Абакан и Омск, Владивосток и Чувашия, Махачкала, Ярославль, Магадан… У многих из них в карманах еще лежали партбилеты, но в том-то и дело, что к партии власти не принадлежал ни один из них. А «кредит доверия» выписывали им исключительно их читатели. Это был серьезный кредит: скажем, именно тогда «Аргументы и факты» попали в Книгу рекордов Гиннесса с фантастическим тиражом в 34 миллиона экземпляров. Думаю, рекорд этот не будет побит уже никогда и нигде.

Вот и представительство журналистов в парламенте тоже смело можно было вписывать в книгу любых рекордов.

Нравилось это не всем.

«…Не объясняются ли причины недовольства парламентом тем, что в нем представлено лишь около 50 журналистов? Будь их 999, Верховный Совет, скорее всего, имел бы весомые основания считаться самым профессиональным парламентом мира…» Так (если я правильно понимаю — с сарказмом) писали анонимные составители «Справочника парламентского корреспондента», изданного Верховным Советом в 1992 году.

Конечно, цифра «50» воображение поражает. Но в декабре 91-го Верховный Совет принял Закон о печати, которым мы, худо-бедно, пользуемся до сих пор, а в октябре 93-го депутатский корпус был разогнан все-таки не только из-за обилия в нем журналистов.

Новый парламент переехал из Белого дома на Охотный Ряд и стал называться Думой.

В первую Думу половину состава (как и сейчас) избирали по партийным спискам. Половину — ​по одномандатным округам.

Результаты таковы.

«Демвыбор России» по своему списку провел одного журналиста — ​правда, великого — ​Василия Илларионовича Селюнина. Плюс бывшего правдиста Михаила Полторанина, но он в парламент пришел не собственно из газеты, а с поста вице-премьера правительства, что несколько меняет ракурс.

Коммунисты представили двоих: главного редактора «Советской России» Валентина Чикина и вице-президента акционерного общества «Правда Интернешнл», члена редколлегии газеты «Правда» Геннадия Селезнева. «Правда» только что была продана невнятным грекам, и у Селезнева появилось свободное время.

ЛДПР «прислала» редактора «Юридической газеты» Олега Финько и завотделом юридической информации той же газеты Евгения Туинова.

По одномандатным округам в Думу прошли Алла Амелина, заместитель главного редактора газеты «Вечерний Ростов»; коммунистка Татьяна Астраханкина из газеты «Ржевская правда» (Тверская область); Иван Чухин, член движения «Демократическая Россия», подполковник милиции, собственный корреспондент газеты «Щит и меч» в Петрозаводске; и Александр Невзоров, член общественно-политического объединения «Русский национальный собор», тележурналист, главный редактор «НТК‑600» из Петербурга. Невзоров выиграл мандат и в следующую Думу (уже от Пскова), но на заседаниях парламента обоих созывов появился лишь два или три раза. Зачем он так настойчиво добивался депутатского мандата, Невзоров не объяснил ни тогда, ни позже.

Еще в Пензенской области избрали Виктора Илюхина, как сказано, «обозревателя «Правды». Но на самом деле он как был, так и оставался прокурорским генерал-лейтенантом, отринутым от должности еще при советской власти за попытку возбудить уголовное дело против Горбачева. А вообще он журналистов не любил и скрывать эту простительную слабость даже не пытался.

Наконец, Вадим Бойко, беспартийный директор информационно-рекламного агентства «В. Бойко Юг-Информ», в начале 2000-х — ​советник главы президентской администрации и неудачливый кандидат в мэры Сочи. Этот прославился невероятным количеством скандалов и близкими деловыми отношениями с министрами и известными бизнесменами. В «Новой» о его похождениях писал Щекочихин.

…В общем, уже в 1993 году роль и место прессы в жизни ступившей на новую дорогу страны сильно изменились, и представительство журналистики в парламенте, как мне кажется, тоже ярко свидетельствовало об этом.

С этого времени Дума последовательно принимала закон за законом, которые все более затрудняли практическую деятельность журналистов.

В Думе шестого созыва, избранной в 2011 году, российскую журналистику представляли семь человек. Все тот же Чикин (от КПРФ); Андрей Туманов, основатель и бессменный редактор газеты «6 соток»; Роберт Шлегель, бывший пресс-секретарь движения «Наши»; нынешний сопредседатель Объединенного народного фронта, ставропольская тележурналистка Ольга Тимофеева; Александр Хинштейн, обозреватель «Московского комсомольца»; Алексей Пушков, автор и ведущий программы «Постскриптум» на ТВЦ; и Борис Резник, когда-то собкор «Известий» по Хабаровскому краю.

Сейчас из них свой кабинет в здании на Охотном Ряду сохранила на новый срок только Тимофеева. Остальных «Единая Россия» в свой победительный список не включила…

Хинштейн не преодолел барьера праймериз в Самаре, Пушков — ​в Перми, Резник — ​в Хабаровске.

Значит, не очень-то были и нужны. Но кто пришел на их место? Кто теперь будет представлять в парламенте «партию» российской журналистики?

Список, надо сказать, еще более короткий.

Елена Ямпольская, главный редактор газеты «Культура», как известно, более всего прославившаяся популяризацией взглядов Никиты Сергеевича Михалкова и попытками создать «Союз патриотических СМИ»; Евгений Ревенко, директор Дирекции информационных программ телеканала «Россия»; Сергей Боярский, руководитель телеканала «Санкт-Петербург»; Петр Толстой, ведущий программы «Время покажет» на Первом канале (этот уже заявил, что лично займется обустройством гражданского общества как такового).

Их теперь вместе с Тимофеевой — ​пять человек. Из них четверо — ​телевизионщики, что, думаю, не случайно: медийные персоны, как это теперь называется.

Еще раз повторю. Никакого специального значения число журналистов, избранных депутатами парламента, разумеется, не имеет. У них своя — ​четвертая — ​власть, власть общественного мнения. Это раз.

И два. Конечно же, вовсе не обязательно делать депутатами исключительно лучших в своей сфере людей: если художник — ​так уж давайте Глазунов, если скульптор — ​то Церетели, если певец — ​то Витас или сам Билан, победитель «Евровидения».

Но как достаточно точный индикатор общественного здоровья список коллег, посвящающих себя многотрудной законотворческой деятельности, служить, я думаю, может.

P.S.

И последние новости. Пушков не пропал, не затерялся, будет сенатором. А «первый номер» федерального списка «Единой России», премьер Медведев, вроде бы передал свой мандат юному пиарщику из Улан-Удэ Николаю Будуеву. Будуев себя именует тоже журналистом и главным редактором. На самом деле он директор ООО «Издательство Бурмакина» ​руководитель проекта газеты «Московский комсомолец в Бурятии», с недавних пор собственник этой газеты.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera