Сюжеты

Один день имама

Умар Алдамов — ​имам суфийской мечети в Панкисском ущелье

Этот материал вышел в № 111 от 5 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Влад Докшинфотокор

 
Умар, имам Панкисского ущелья.  Фото: Влад Докшин  /«Новая газета»

Умар Алдамов — ​имам суфийской мечети, расположенной в селе Дуиси Панкисского ущелья на севере Грузии, на границе с Дагестаном и Чечней.

Шесть лет назад на эту должность его избрала местная община. Мечеть Умара посещают в основном пожилые люди, молодёжь симпатизирует салафизму.

Вид на село Дуиси из минарета местной мечети
  • Мы же тоже чеченцы, хотя живем в Грузии. Здесь многие изменили свои фамилии на «швили», потому что приехали во времена коммунистов. Но я сохранил настоящую фамилию — Алдамов.
  • В молодости я даже не молился толком... ну то молился, то нет. Когда становишься взрослым, уже соображаешь, что нужно стать мусульманином. За ущелье, за свой народ.
  • Мои друзья зовут меня имам.
  • В Панкиси мало выпивающих и курящих. В жару-то выйти на речку и выпить одну бутылку пива — а кому это вреда делает? Хотя я сам не пью, конечно, уже много лет.
  • Каждую пятницу первый моя проповедь про войну. Вот видите, говорят своим родителям, что в Турцию едут на заработки, а в Сирии оказываются. Хотеть умереть — это против ислама. Настоящий джихад — это слушаться своих родителей.
  • Некоторые правительства говорят, что мы тут все террористы. Вот зимой сюда приезжали с канала «Россия-24». Я три дня, три дня ездил по всему ущелью, ну где в лесах, в селах, на полянах, чтоб они все сами увидели. Ну, говорю: увидели, увидели? есть здесь террористы? Ну, похож я на террориста?
  • Раньше нас в России уважали, даже не задавали вопроса: какой нации ты? Просто спросят: «Откуда ты, земляк?» А ты отвечаешь: «из Грузии». А они: о, земляк приехал, здорово... туда-сюда.
  • Я никуда не хожу почти. Надо семью содержать: у меня огород есть небольшой за речкой, скот держу — баранов и куриц. Слава Аллаху, сейчас появилась зарплата от правительства Грузии — 350 ларри (примерно 9600 руб. — ред.)
  • Моя жена умерла полтора года назад — тромб лопнул. Хорошая была женщина, работящая.
  • В Россию мы ездили в 82-м году — два года я отслужил в Тюмени, потом в Белоруссии в ракетных войсках. После работы вечером в клуб заходили, там и танцы были, гуляли еще летом. В Тюмени в совхозе, в селе Бобыльск, была речка Ишим, купались… Хорошая жизнь была — молодость. И так проходит жизнь.
Умар живет с сыном и невесткой. Фото: Влад Докшин  /«Новая газета»
Азан – призыв к молитве. Фото: Влад Докшин  /«Новая газета»
Фото: Влад Докшин  /«Новая газета»
Фото: Влад Докшин  /«Новая газета»
«Копейка» Умара во дворе мечети.  Фото: Влад Докшин  /«Новая газета»
Фото: Влад Докшин  /«Новая газета»
Фото: Влад Докшин  /«Новая газета»
Фото: Влад Докшин  /«Новая газета»
Зикр – суфийская духовная практика.  Фото: Влад Докшин  /«Новая газета»
Фото: Влад Докшин  /«Новая газета»
Фото: Влад Докшин  /«Новая газета»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera