Сюжеты

Углеводороды раздора

У Союзного государства Беларуси и России два врага: нефть и газ

Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 111 от 5 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

С 11 октября Беларусь без объявления войны повышает на 50% тарифы на транзит нефти через свою территорию по магистральным трубопроводам. Постановление министерства антимонопольного регулирования и торговли от 28 сентября 2016 года опубликовано 1 октября и вступает в силу через 10 дней после опубликования. Меняются тарифы на транспортировку нефти по магистральным трубопроводам предприятий «Гомельтранснефть Дружба» и «Полоцктранснефть Дружба».

Тариф по маршруту Унеча (Высокое) — ​Адамова Застава вырастет с 267,32 до 400,98 российского рубля за тонну нет­то (без учета НДС), Унеча (Высокое) — ​Броды — ​с 114,82 до 172,23 российского рубля. Тариф по маршруту Невель (Великие Луки) — ​Полоцк — ​Высокое вырастет с 32,31 до 48,47 рубля. Речь идет о транспортировке нефти для дальнейшего замещения по направлениям: Германия, Чехия, Словакия, Польша, Венгрия, Украина.

2 октября «Транснефть», для которой постановление белорусского минторга стало сюрпризом, уведомила Федеральную антимонопольную службу России о нарушении условий договора белорусской стороной: ни «Гомельтранснефть Дружба», ни «Полоцктранснефть Дружба» не уведомляли российскую компанию о внеплановом повышении тарифов на транзит.

Эти тарифы формируются на основании межправительственного соглашения «О мерах по урегулированию торгово-экономического сотрудничества в области экспорта нефти и нефтепродуктов» от 12 января 2007 года. В качестве «матчасти» для определения тарифов применяется «Методика (механизм) изменения тарифов на услуги по транспортировке (транзиту) нефти по магистральным трубопроводам, расположенным на территории Республики Беларусь». Там написано, что внеплановый пересмотр тарифов возможен… «при существенном изменении условий хозяйственной деятельности организаций трубопроводного транспорта Республики Беларусь в случае наступления непредвиденных и неконтролируемых обстоятельств, влияющих на показатели производственно-финансовой деятельности организаций». Но даже на случай финансовых катаклизмов в «методичке» прописан порядок одностороннего изменения тарифов: сначала белорусские трубопроводные компании (в данном случае это «Гомельтранснефть Дружба» и «Полоцктранснефть Дружба») разрабатывают и направляют на согласование в «Транснефть» предполагаемые тарифы, а там их обязаны рассмотреть в двухнедельный срок.

Если «Транснефть» не одобряет внеплановое изменение тарифов, в бой идут уполномоченные органы обоих государств: ФАС России и министерство антимонопольного регулирования и торговли Беларуси. На переговоры при участии трубопроводных компаний им дается 10 рабочих дней, чтобы договориться об изменении тарифов. Если же и они не договариваются между собой, белорусская сторона утверждает размер тарифов на транспортировку нефти путем повышения действующих ставок тарифов на среднегодовой индекс потребительских цен на текущий год, установленный параметрами прогноза социально-экономического развития Российской Федерации, увеличенный не более чем на 3%.

Нельзя прикрываться бумажками

Можно подвергать сомнению целесообразность именно такого межгосударственного соглашения и именно такой формулы, можно обсуждать, для кого из союзников все это выгоднее, но соглашение существует и подписано обеими сторонами. Так что Беларусь просто его нарушила. Впрочем, это не первое и явно не последнее межгосударственное соглашение, которому белорусским правительством отведена роль почетной грамоты ДОСААФ на стене, не имеющей никакого смысла: висит — ​и пусть себе висит, на образ жизни обладателя она никак не влияет.

Стоит вспомнить, что нынешний этап белорусско-российской нефтегазовой войны ведется с небольшими перемириями с конца прошлого года, когда белорусское правительство стало требовать снижения цены на газ. Цена на газ формируется каждый год на основании еще одного межправительственного соглашения, подписанного в 2011 году. Формула ценообразования включает цену на газ для Ямало-Ненецкого автономного округа плюс стоимость доставки до белорусской границы и хранения в российских газохранилищах.

В конце прошлого года белорусское правительство потребовало изменить формулу: стоимость газа на рынке Германии минус стоимость транспортировки по польскому и белорусскому участкам газопровода «Ямал — ​Европа» и экспортной пошлины 30%. В действующей формуле получается 132 доллара за 1 тысячу кубометров, в желаемой — ​73. Но Россия отказалась менять условия, и тогда Беларусь в одностороннем порядке начала платить за газ по 73 доллара за 1 тысячу кубометров — ​будто бы уже договорились на 73 доллара. К лету белорусский долг перед «Газпромом» составил 200 миллионов долларов, к осени — ​почти 300 миллионов.

В ответ Россия не прекратила поставки газа, зато снизила поставки нефти в Беларусь (нефтепереработка и последующая продажа нефтепродуктов — ​один из главных «наполнителей» белорусского бюджета). Если в первом и втором квартале Беларусь получила 5,5 и 5,3 миллиона тонн нефти, то в третьем — 3,5 миллиона тонн: почти вдвое меньше. В четвертом квартале, если не будет урегулирован газовый конфликт, Россия поставит в Беларусь только 3 миллиона тонн нефти, и это, по прогнозам экономистов, увеличит минусовой индекс белорусского ВВП до 4%. Если это произойдет, пострадают не только статистические данные. Пострадают граждане Беларуси, чьи реальные доходы и уровень жизни в очередной раз станут существенно ниже.

Повторение пройденного

А ведь все это уже было, и не раз. Первое в истории белорусско-российских отношений сокращение поставок газа в Беларусь произошло в 1998 году, когда долг составил 247 миллионов долларов. В 2004-м Россия впервые на 20 часов полностью прекратила поставки газа в Беларусь: долг тогда составлял 200 миллионов долларов, а Александр Лукашенко выдвинул новые требования продажи «Белтрансгаза» «Газпрому» — ​5 миллиардов долларов вместо 1 миллиарда. В 2007 году белорусский газовый долг составил 450 миллионов долларов. Но когда «Газпром» просто пригрозил сокращением поставок, Беларусь быстро заплатила — ​деньги от продажи нефтепродуктов в казне нашлись. А в 2011 году «Белтрансгаз» после долгих переговоров, угроз, шантажа, наконец, перешел к России, и цена для Беларуси стала внутрироссийской. Но теперь Беларусь, наоборот, хочет перейти на европейские цены — ​это стало выгоднее. А Россия ссылается на соглашение 2011 года.

Вице-премьер правительства России Аркадий Дворкович 1 октября на форуме «Сочи‑2016» заявил журналистам, что на днях белорусская и российская стороны проведут очередные переговоры по цене на газ. При этом, сказал Дворкович, о снижении цен для Беларуси речь не идет. Идет поиск приемлемого решения.

Тупик о двух концах

Трудно сказать, какое решение может быть приемлемым, если уже девять месяцев белорусы недоплачивают за газ, пересчитав цену самостоятельно, а Россия не собирается заявленную в соглашении формулу менять и только прибавляет нули к сумме долга. Кто-то должен уступить, но никто не уступает. Снизить цену на газ для Беларуси — ​вполне логично, учитывая, что для Европы цены в этом году снизились. С другой стороны, нарушать соглашение, которое подписано, пусть даже не слишком выгодное (а ведь никто за перо не тянул), — ​тоже не комильфо.

Пожалуй, такого союзного тупика в истории двусторонних отношений еще не было. Многочисленные нефтяные, газовые, молочные, сахарные войны начинались бурными боевыми действиями, но быстро заканчивались подписанием временного перемирия. Теперь же история тянется десятый месяц — ​слишком долго для союзников, еще в июне под залпы орудий лобызавшихся перед телекамерами. Похоже, они совсем охладели друг к другу. Но тогда пора подписывать новые договоры — ​с учетом взаимных интересов и совершенно без учета стоимости поцелуев. Потому что поцелуи и заверения в вечной любви (Александр Лукашенко: «Я на коленях готов ползти в Россию») в переводе на деньги ничего не стоят.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera