Репортажи

«Даже если расстреляют, я буду стоять на своем»

По делу об убийстве Немцова началось разбирательство по существу

Фото: REUTERS

Общество

Надежда Прусенковакорреспондент

5

В Московском окружном военном суде продолжаются слушания по делу об убийстве Бориса Немцова с участием присяжных

Началось разбирательство по существу — доказательства представляет сторона обвинения. Прессы заметно меньше — в это же время в соседнем зале идут суд по делу Варвары Карауловой, которую обвиняют в потытке бегства в запрещенный ИГИЛ.

Из зрителей в зале только младший брат Губашевых — молчаливый бородатый парень в черной куртке. Пристав предлагает ему сесть подальше, говорит: «Вдруг вы будете что-то кричать!» — «Не буду», — грустно пообещал брат. 

Подсудимые перед началом заседания о чем-то разговаривают по-чеченски. Темерлан Эскерханов читает газету «МК» (на прошлом заседании он говорил, что плохо понимает по-русски). 

Вызывавшая на прошлом заседании беспокойство защиты собака (ее просили убрать) спит, вытянув лапы. 

Накануне в суде был допрошен один из водителей, работавших с Борисом Немцовым, Сергей Агеев. Он рассказал, что за день до убийства ездил по разным делам с Немцовым, вечером отвез его загород, а машину поставил у дома, чтобы второй водитель Петухов утром смог ее забрать. Никакой слежки он не заметил: в Москве много машин. Затем присяжным показали видео с камеры ТВЦ, работавшей в ночь убийства. Не ней расплывчато видны две фигуры, идущие по Большому Москворецкому мосту в сторону Ордынки. В 23.31 фигуры закрывает снегоуборочная машина. За ней двигается автомобиль с выключенными фарами. Качество съемки не позволяет рассмотреть детали. Момент убийства не виден — обзор закрыт снегоуборочной машиной. Через несколько секунд машина с выключенными фарами уезжает с моста — в ней, по мнению следствия, скрылся предполагаемый убийца Заур Дадаев, за рулем — Анзор Губашев, на заднем сидении — Беслан Шаванов. 

В среду допросили еще одного свидетеля — бывшего управляющего «Боско кафе « в ГУМе Сергея Азаренко. Свидетель работал в кафе вечером 27 февраля и рассказал о последнем ужине политика. Незадолго до закрытия ГУМа, около половины десятого, в кафе пришла Анна Дурицкая (имя стало известно свидетелю позже), чуть позже — в 21.53 к ней присоединился Борис Немцов. Они ужинали, беседовали, пили вино, ели устрицы. Ничего подозрительного — людей, разглядывающих Немцова и его спутницу через стекло или идущих за ними после того, как они покинули кафе — свидетель не заметил. Подсудимых он тоже не знает, в кафе их не встречал.

В «Боско кафе « нет камер, поэтому присяжным показали видео с камер ГУМа — свидетель узнал на видео девушку, похожую на Дурицкую, в белой шубе, и Бориса Немцова, в серой куртке с капюшоном. «Я запомнил куртку, потому что сам ему подавал, когда они уходили, помогал одеться. Мы немного побеседовали, он общительный был человек, я пригласил их утром прийти к нам позавтракать», — вспомнил свидетель. 

Присяжным показали протокол проведения следственного эксперимента с участием Азаренко — следователи проверяли первые показания Анзора Губашева, данные им на следствии, о том, как следили за Немцовым через стекло кафе «Боско». Судя по фото, с улицы действительно хорошо видно, кто сидит внутри.

Присяжным показали чек из кафе — вино, устрицы, салаты, свежевыжатые соки, всего на сумму 12 с половиной тысяч рублей. Немцов расплатился кредитной картой.

Адвокат Заура Дадаева Марк Каверзин снова требует исключить доказательства — во вторник он требовал исключить гильзы, так как не указано, во что именно они были упакованы, теперь — протокол следственного эксперимента с участием свидетеля Азаренко. По мнению адвоката, в протоколе не указаны статисты, которые должны были быть похожи на Немцова со спутницей, а свидетель Дурицкую не опознавал — протокола об опознании в деле нет.

Другая претензия — гособвинитель сообщила присяжным, что следственный эксперимент проводился по проверке показаний обвиняемого Анзора Губашева — до оглашения показаний это делать нельзя. 

Прокурор Семененко возразила, что вовсе не говорила про опознание: речь шла о том, узнаете ли вы кого-нибудь на видео?! Что касается следственного эксперимента, УПК не нарушен. 

— Вот вы меня упрекаете, а я настаиваю, — эмоционально выступает адвокат Бахаева Заурбек Садаханов, сильно поднимая градус дискуссии, — что тут нарушение. Даже если меня каждый день будут расстреливать, я буду стоять на своем! 

— Суд этого не допустит! — миролюбиво отметил судья. В зале засмеялись.

Исключать доказательства судья Житников отказался: «У нас здесь не проводилось опознание как процедура, слова про опознание смущать вас не должны». 

По части следственного эксперимента присяжным сказали не принимать во внимание слова про то, что это были показания Анзора Губашева. 

Второй свидетель дня — Михаил Берсенев, сотрудник ЗАО «Мидер». 27 февраля 2015 года за несколько минут до убийства он проезжал мимо Храма Василия Блаженного в сторону Большого Москворецкого моста. Он видел пару, девушка была в белом пальто «зимой у нас это редко», они шли по тротуару. Посредине моста свидетель видел, как через две сплошные развернулся мерседес. Снегоуборочную машину или машину с выключенными фарами свидетель не помнит. В машине у Берсенева был регистратор, он все фиксировал в hd-качестве. Видео покажут в суде в следующий раз — на этот раз не оказалось адаптера.

Судья Житников попросил защиту подготовить весь список письменных доказательств, которые защита считает недопустимыми и хочет исключить, чтобы посвятить этому отдельное заседание без присяжных.

— Когда же нам поменяют стол? Все шатается и шатается, — то ли вопросительно, то ли смиренно вздохнула адвокат Анна Бюрчиева.

Следующее заседание состоится в среду, 12 октября.

«Новая» следит за развитием событий.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera