Репортажи

«Полицейский почитал закон — и нас отпустили»

В Коми журналистов сдали в участок за съемку нефтяного разлива

Фото: Владимир Прокушев / портал «7х7»

Этот материал вышел в № 112 от 7 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

— Как только мы начали съемку, чоповцы стали мешать нам, вставать перед камерой — словом, делать все, чтобы то, как работают люди в зоне разлива, не было отснято, — говорит Максим. Он стоит на пороге ОВД: репортеров сетевого издания «7x7» отпустили с извинениями после двухчасовой беседы в полиции. Препроводили туда наших коллег с места аварийного разлива нефти в 113 км от города Усинск в Республике Коми.

Усинск буквально стоит на нефти: десятки разливов можно увидеть, отъехав всего ничего от жилья. «Новая газета» уже рассказывала, как сочатся изношенные трубопроводы, превращая лесотундру в сплошную зону экологического бедствия.

22 сентября стало известно о новом ЧП — разливе на Верхне-Возейском месторождении.

По официальной версии, утечка нефти произошла из-за лопнувшего шва на нефтесборном коллекторе ООО «ЛУКОЙЛ-Коми». Первыми о случившемся рассказали активисты Комитета спасения Печоры — местной экологической организации. На сей раз республиканская власть среагировала быстро, отправив на место комиссию. Правда, предложение координатора Комитета Валерия Братенкова облететь аварийный участок на вертолете, чтобы получить представление о масштабах загрязнения, — поддержано не было. Экологи говорят, что официально заявленная площадь разлива — 3,18 гектара — сильно занижена. На уборке заняты 32 единицы техники и 173 человека.

По данным активистов, ежедневно вывозится несколько десятков кубометров нефтесодержащей жидкости. По официальным сообщениям: значительно меньше.

Оценить по возможности реальный масштаб бедствия отправились сыктывкарские журналисты Владимир Прокушев и Максим Поляков. А так как вертолета у них в распоряжении нет, снимать решили с помощью маленького редакционного дрона.

Владимир Прокушев с дроном. Фото: Владимир Прокушев / портал «7х7»

— К месту аварии ведут две дороги, сначала мы поехали по одной, там снимали работу по уборке нефти, людей в халатах — но нам стали мешать сотрудники ЧОПа. Сначала сказали, что тут снимать нельзя, мы ответили: «Можно» — и продолжали работать. Тогда стали физически мешать съемке, и мы решили заехать с другой стороны, — рассказывает Максим. — Проехали метров 500, минут 30 поработали, и видим «Ниву» чоповцев. Снова стали с нами препираться, говорить: мол, нельзя снимать без разрешения, это их территория. Мы продолжали работать. Территория не их, она лишь в аренде у «ЛУКОЙЛ-Коми», произошла экологическая катастрофа, у нас редакционное задание.

Завершив съемку, журналисты отправились в Усинск — и обнаружили «хвост». «Нива» сопровождала их до самого города, где репортеров тормознули на посту ДПС.

— Сказали, что на нашу машину ориентировка, и нам придется ехать в полицию. Поехали. Там машину досмотрели, обнаружили наш дрон, хотели изъять. Как мы поняли, на нас заявили чоповцы, причем сообщили, что мы незаконно используем дрон чуть ли не на секретном объекте, — поясняет Максим.

Протокол составить не удалось: журналисты потребовали присутствия адвоката, а он — в Сыктывкаре. Пока решался вопрос с защитником, Поляков и Прокушев объясняли полицейским, что территория, где они работали, не является секретным объектом, не принадлежит частной компании, что они действуют в интересах общества. Разрешение на полеты нужно дрону массой более 30 кг, а их квадрокоптер весит всего 2 кило. То есть ни секретного объекта, ни частной территории, ни незаконных полетов. Напоследок репортеры процитировали закон «О СМИ».

— Один из полицейских вышел, как я понимаю, скачать и почитать закон, а вернувшись, извинился и сообщил, что мы свободны, — говорит Максим Поляков.

По официальной версии, «ЛУКОЙЛ-Коми» фиксирует сравнительно немного разливов: например, в этом году их было якобы меньше десятка. По факту одного, произошедшего в апреле на участке «дочки» «ЛУКОЙЛ-Коми», «Яреганефти», возбуждено уголовное дело. Но, по версии экологических организаций, утечек нефти в Коми намного больше. При ветхости трубопроводов, оставшихся еще с советских времен, — это естественно. Для сравнения: в соседней Западной Сибири фиксируется до 600 разливов в год.

Этим летом во время встречи с журналистами на вопрос «Новой газеты» о годовых потерях компании от нефтяных разливов замдиректора «ЛУКОЙЛ-Коми» Сергей Макаров ответить затруднился. Также менеджер не сообщил, сколько из 7 тысяч километров лукойловских труб нуждается в замене.

В понедельник в ответ на просьбу «Новой» о комментарии пресс-служба компании пообещала подготовить официальный пресс-релиз, но его мы так и не дождались. Впрочем, главный вопрос пока: будет ли в отношении сотрудников ЧОПа возбуждено уголовное дело по статьям «Заведомо ложный донос» и «Воспрепятствование законной журналистской деятельности»? Но в МВД по Республике Коми на просьбу «Новой газеты» прокомментировать инцидент с журналистами ответили молчанием.

Официально заявленная площадь разлива — более 3-х гектаров — сильно занижена. Фото: Владимир Прокушев / портал «7х7»

Официально

«ЛУКОЙЛ-Коми» ответила на запрос «Новой».

Нас интересовало отношение компании к инциденту с журналистами, а также ситуация на месте нефтеразлива.

«Информация о ходе работ на Верхне-Возейском месторождении (03.10.2016).

На сегодняшний день на участке работает 63 человека, в том числе 19 работников ООО СПАСФ (Специализированное профессиональное аварийно-спасательное формирование.Ред.) «Природа» и 19 единиц спецтехники и оборудования.

Объем собранной и вывезенной в систему нефтесбора КЦДНГ-6 ТПП «ЛУКОЙЛ-Усинскнефтегаз» нефтесодержащей жидкости — 19,9 м3 и 124,8 м3 — водонефтяной эмульсии. Объем вывезенного на установку по переработке нефтешламов нефте­загрязненного грунта — 93,7 м3.

Площадь загрязнения — 3,18 га».

P.S.

Видимо, отношение к инциденту с журналистами в «ЛУКОЙЛ-Коми» пока не сформулировали.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera