Интервью

Николай Солодников: «Молчать всегда проще»

«Диалоги», прерванные ФСБ, вернулись в Петербург

Фото: Сергей Николаев / ТАСС

Этот материал вышел в № 113 от 10 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Культура

1

Проект «Диалоги», организованный командой «Открытой библиотеки», имеет формат открытых дискуссий. С 2012 года участниками стали Александр Сокуров, Светлана Алексиевич, Екатерина Гениева, Алексей Кудрин, Владимир Мединский, Олег Кашин, Галина Тимченко…

В июне 2016-го сотрудники ФСБ отдела по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом пришли с обыском в Петербургскую библиотеку имени Маяковского, где и шли «Диалоги». Причиной визита силовиков стал якобы фиктивный трудовой договор, который библиотека заключила с заместителем директора Маяковки и организатором «Диалогов» Николаем Солодниковым. Вскоре стало известно, что проект временно переезжает в Ригу, где 27 августа прошла новая дискуссия. Но к осени «Диалоги» вернулись в Петербург: встреча состоялась 1 октября в Эрмитаже. Участниками мероприятия стали Марюс Ивашкявичюс и Даниил Гранин, которые поговорили на тему «Опыт памяти. Ленинград. Молетай»; Кирилл Иванов и Владимир Мартынов, обсудившие «Искусство, которое изменило мир», а также Любовь Аркус и Гарри Бардин, чей диалог именовался как «Шум времени».

Николай Солодников рассказал «Новой газете» об отношении к действиям спецслужб, необходимости принимать мир в его многообразии и самом тяжком преступлении, которое правительство может совершить против общества.

— Николай, чем было мотивировано появление силовиков?

— Не знаю. С одной стороны — это их регулярная оперативно-разыскная работа: контроль общественных площадок. С другой — свою роль сыграли приближающиеся тогда выборы. Также возможно, что кто-то из легковозбудимых граждан написал в органы. Оперативники пришли, опросили людей… В данном случае каждый занимался своим делом. Я, как заместитель директора библиотеки по связям с общественностью, выполнял свою работу, а сотрудники ФСБ — свою.

— Тем не менее после их визита вы на некоторое время покинули страну и уехали в Латвию. Вам удалось получить информацию о возможном уголовном деле?

— У меня так и не получилось выяснить, открыто дело или нет. И если открыто, то по какой статье. Вы наверняка видели опубликованный ответ ФСБ и прокуратуры, что на сегодняшний день эти материалы засекречены. Неопределенная ситуация вызывала тревогу, поэтому я принял решение уехать.

Вы решили провести очередные «Диалоги» в Риге уже после отъезда?

— Я не видел возможности организовать «Диалоги» в Петербурге, поскольку не имел ответа от ФСБ и прокуратуры. Однако привычка проводить ежемесячные дискуссии осталась, и с великодушного разрешения Латвийской национальной библиотеки мы реализовали проект у них.

— Николай, 18 сентября вы еще были в Латвии. Ходили на выборы?

— Да, я проголосовал в Доме Москвы. В Риге на выборы пришло огромное количество людей.

— Насколько удачно прошли рижские «Диалоги»?

— Я не думаю, что этот блин был комом. Пришло очень много зрителей, дискуссия шла на высоком уровне. Но «Диалоги» созданы именно для России. Обсуждать за рубежом российские проблемы можно, однако лучше это делать, находясь в стране. Но, с другой стороны, к нам пришла интеллигенция — люди читающие, думающие, переживающие. Они задавали актуальные вопросы. Ничего, кроме благодарности, к латвийским зрителям я не испытываю.

— С чем связано возвращение «Диалогов» в Петербург?

— Я позвонил директору Эрмитажа Михаилу Борисовичу Пиотровскому и предложил ему провести «Диалоги». Он согласился. Эрмитаж — сердце Санкт-Петербурга. Мы вернулись домой. Сложно сказать, окажется сотрудничество разовым или станет регулярным, но я буду счастлив, если «Диалоги» будут проходить здесь…. Говоря о возможном уголовным деле, отмечу, что, несмотря на туманную ситуацию, я стараюсь об этом не думать. Иначе так можно вообще ничего не делать.

— Как вы думаете, российской аудитории нужны проекты «Открытой библиотеки»?

— Очень важно видеть и слышать разных людей. «Диалоги» — не клуб по интересам, и мы не собираемся узкой компашкой единомышленников. «Открытая библиотека» всегда старалась представить широкий спектр мнений и взглядов на происходящее в России. Наша основная задача — научить разные фракции выстраивать диалог друг с другом. К сожалению, сейчас всем комфортнее находиться в состоянии презрительного молчания или просто презрения к «другому». А надо разговаривать и принимать мир в его многообразии, в том числе и политическом. И поэтому, кстати, прошедшие выборы нужно принять, проанализировать и жить с этим. Другого варианта нет.

— «Презрительное молчание» — добровольный выбор людей? Или им навязали такую позицию?

— Молчать всегда проще. Сложнее разговаривать, думать, оценивать свое прошлое и настоящее. Очень сложно рассуждать вслух о будущем с людьми, которые думают иначе. Главная наша проблема — крайне низкий уровень образования и просвещения в области гуманитарных ценностей. И минувшие выборы вновь подчеркивают этот факт. Например, меня расстраивает большой процент голосов, отданных за ЛДПР. Можно поддерживать партию власти, коммунистов, либеральную оппозицию. Но выбирать людей, которые на протяжении 20 с лишним лет занимаются лишь артикуляцией бессмысленных и агрессивных лозунгов, — на мой взгляд, опасно и недопустимо.

Люди искренне не хотят вести диалог и слышать других, или это — результат внешнего воздействия?

— Ну а что может заставить людей поступать так, а не иначе?

— Допустим, пропаганда борьбы с инакомыслящими.

— Ну перестаньте. Нам же с вами пропаганда ничего не сделала. Мы все взрослые люди, которые умеют читать, писать, искать информацию. Просто многие не хотят этого делать. С другой стороны, одна из важнейших задач власти и общественных организаций — научить людей самостоятельно размышлять. А самое тяжкое преступление, которое правительство может совершить против общества, — это сознательная компрометация образовательных институтов. Главной целью руководства страны должно являться создание условий и возможностей для работы органов просвещения. Потому что, как говорил один из участников «Диалогов» — Александр Николаевич Сокуров: «Просвещение — свет. В темноте могут происходить самые ужасные вещи».

— «Диалоги» способны переубедить того, кто по тем или иным причинам уже выбрал для себя какую-либо позицию?

— Можно попытаться. «Диалоги» — это разговор двух людей. Третий сидит в зале и слушает. Наверняка ваши взгляды после прочтения Достоевского, Толстого или Чехова стали немножко иными. Так же и человек: побывав на открытой дискуссии, может культурно или политически измениться. А вообще, политика — лишь одна из частиц, являющих собой реальность. Иногда нам пытаются представить ее как одно большое целое, будто из политики состоит весь мир. Придавать слишком большое значение таким процессам чревато тем, что они становятся все агрессивнее. Жить в этом нельзя, поскольку это больше похоже на симуляцию жизни.

— Николай, возможен ли сегодня в России диалог обычного человека с властью?

— Сложно сказать. Неизвестно, как будет развиваться ситуация. Сегодня нет никакой определенности и уверенности, поэтому я руководствуюсь принципом: «Делай, что должен, и будь что будет».

— Тема одного из диалогов в Риге звучала как «Двойная сплошная» в российской журналистике». Где, по-вашему, проходит эта линия для нашего общества?

— Я думаю, что каждый сам определяет для себя двойную сплошную. Общих правил нет. У одного двойная сплошная — это семья, интересами которой нельзя поступаться. У другого — государство, у третьего — работа. Все зависит от индивидуальной системы ценностей.

— Мероприятия «Открытой библиотеки» неоднократно посещали активисты различных провластных движений. Как проходило общение с ними?

— Они слушали спикеров, задавали вопросы, спорили. Но есть личности, для которых физически неприемлемо находиться в одном зале с людьми непохожих взглядов. Они предпочитают тайком отправить какую-нибудь бумагу, пожаловаться. Таких случаев в российской и советской истории очень много.

Дмитрий Веселов —
специально для «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera