Колумнисты

Лень срок продлевает

Сотрудникам колоний ни к чему сообщать заключенным об изменениях в законодательстве — от этого у них только работы становится больше. Так что будьте любопытны!

Этот материал вышел в № 114 от 12 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

4

Недавно написал мне очень уважаемый человек, профессор Высшей школы экономики: вот, мол, освободился из мест не столь отдаленных мой ученик, талантливый парень, поговори с ним, это может быть интересно. Созвонились, и вот пришел Артем, молодой симпатичный парень, действительно умница. История у него весьма занимательная, и кое-что в ней важно для сегодняшнего конкретного разговора: Артем много учился, а еще был активным гражданином в самом что ни на есть путинско-собянинском понимании — искренне вступил в «Единую Россию», хотел всяческих позитивных перемен и прогрессивного урбанизма, боролся против всего плохого в сфере ЖКХ, сам в Саратовской области создал управляющую компанию, вошел с ней в целевую программу Минэкономразвития и по дороге наступил кому-то на ногу и задел чужие финансовые интересы. Много чего ему предъявили, но в итоге получил он 4 года строгого режима по ст. 204 УК «Коммерческий подкуп», и там верхняя граница была до 12 лет. В тюрьме Артем начал писать заметки и рисовать схемы: себя он рассматривал с очень интересной точки зрения — в качестве потребителя госуслуги «Тюрьма». Что-то мне подсказывает, что Артем скоро по этому вопросу диссертацию напишет. Артем вышел едва ли не по половине срока. Как так? Строгий же режим, по половине нельзя.

— А я, Ольга Евгеньевна, имел доступ в интернет. Ну да, зоны под Саратовом краснючие, связи почти ни у кого нет, но у меня была. Зам по безопасности и оперработе быстро понял, что я толковый, и я много бумажной работы делал, и у меня был доступ к компьютеру и интернету. И я увидел прошлым летом, что в УК внесли изменения, как раз по моей статье. И она сразу стала легкой. Я написал в суд, и вот освободился.

Я полезла в УК. И правда — вот же, изменения от 3 июля 2016 года, и серьезные. А я пропустила. Статья-то не самая распространенная, шума вокруг этого не было, тихо приняли — тихо вступила в законную силу.

— Артем, а если бы у тебя не было доступа к интернету, как бы ты освободился?

— Никак. Сидел бы до звонка.

Произвела изыскания я по этой проблеме. Ситуация вот какая, и делится она на три неравные части:

1. Почти не проблема — сидящие в СИЗО под следствием или под судом. Даже если камера не выписывает «Российскую газету», где публикуют все изменения в УК, даже если на всю камеру нет ни одного порядочного адвоката, рано или поздно следствие пришлет в СИЗО бумагу, что в связи с изменениями законодательства ваше деяние теперь квалифицируется иначе, а прокуратура, например, выйдет с кассацией в суд. В любом случае, если приговора еще нет, суд квалифицирует вас по новой редакции. То же — с амнистиями, если еще нет приговора. Другое дело — если вы в хозотряде, например. Тогда спасение утопающих становится делом рук самих утопающих. В СИЗО вам никто ничего не скажет официально. И да — про библиотеки во многих СИЗО можно забыть, доступ туда — это отдельный аттракцион.

2. Самая сложная проблема — колонии. Информация туда поступает практически по сарафанному радио. Здесь вы уже не во власти УК, а во власти УИК. Теоретически и про амнистии, и про изменения в УК, которые имеют обратную силу и улучшают положение осужденных, должен беспокоиться начальник колонии и прочие сотрудники, а надзирать за всем этим процессом должна местная прокуратура по надзору за учреждениями УИС. Но это чисто теоретически. Здесь администрирование дает жесткий сбой. Причин тому три: во-первых, ФСИН работает под девизом «Гуманизм — удел слабых»; во-вторых, во ФСИН подушевое финансирование, больше народу сидит — больше денег; в-третьих, любые такие перемены — это прибавление бумажной работы для сотрудников, а работать, как известно, там не любят, особенно головой. Мы знаем случаи, когда в колонии-поселении в Коми сотрудники сдирали с доски информации вырезки из газет, где говорилось про амнистию, — не со зла, нет, а потому, что это работы прибавляет.

Вопрос, как с этим бороться.

Ответ большой — реформированием системы, ответ полезный — добиться доступа к информации, хотя бы печатной, хотя бы в библиотеке, поручить родственникам отслеживать изменения в УК, если со всем этим плохо — найти НКО (по переписке) или приличного члена ОНК, и отслеживать самому. Не жалейте на это сил и энергии. А после освобождения подавайте в суд на колонии, требуйте компенсаций за незаконное лишение свободы, не ленитесь.

3. Вы добились своего, и ваш приговор отменили. Заменили штрафом или вовсе вас оправдали — бывает и такое. Вы уже об этом знаете, а колония вас не отпускает. Потому что ей нужно, чтобы по почте пришла из суда бумага с синей печатью, а это может длиться и месяц, и два. Берите адвоката, пусть он возьмет в суде копию с синей печатью и едет в прокуратуру по надзору, а вы готовьте документы в суд по незаконному лишению свободы. Не ленитесь, не сдавайтесь и больше читайте. И помните, что лучший помощник вам — это вы сами.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera