Сюжеты

Грозный в октябре

В начале было Слово, потом… 282-я статья: 75-летний татарский писатель одновременно под капельницей и под следствием

Фото: Борис Брошнтейн / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 120 от 26 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Борис Бронштейнобозреватель «Новой»

Страна велика, и события в ней происходят самые противоположные. В Орле открывают памятник Ивану Грозному, а в Казани в те же дни проходит митинг, на котором Грозного в очередной раз проклинают. Середина октября — время рассказать историю о том, как на таком митинге два года назад 73-летний татарский писатель за 9 секунд наговорил на злополучную 282-ю статью и до сих пор находится под следствием. В то же время Айдар Халим, которому в январе исполнится 75, находится в больнице, где ему в три этапа делают сложную операцию на сердце.

Утренний обыск

Что случилось? На санкционированном митинге в Казани 11 октября 2014 года известный татарский писатель, автор 60 книг и лауреат всевозможных премий Айдар Халим в числе прочих ораторов произнес пылкую речь, о которой сейчас никто и не вспомнил бы. В качестве журналиста я много лет хожу на эти митинги памяти защитников Казани от войск Ивана Грозного и могу засвидетельствовать, что Москву и империю там ругают почище Айдара Халима. Потом все расходятся, и никаких последствий, кроме простуд пожилых людей, это не влечет. Целостность России никак не страдает, число русско-татарских браков (а это верный индикатор дружбы народов) ничуть не уменьшается. Со времен перестройки, когда данное ежегодное мероприятие разрешили, власти республики относятся к октябрьским митинговым страстям с пониманием. Ясно же, что если запретить это бурное самовыражение, то будет хуже.

Ну так вот, выступил писатель Халим на митинге в Казани и вернулся к себе в Набережные Челны, не предполагая, что его речь на 11 месяцев парализовала правоохранительные органы в республике. Пришли в себя они только в сентябре следующего года. И пришли к писателю. Вот как он описывает тот визит в письме в редакцию: «25 сентября 2015 года, на второе утро Курбан-байрама, примерно в 6.30 звонок в дверь. Открываю. В квартиру с постановлением о разрешении обыска врывается группа оперработников полиции Вахитовского районного НПЭ МВД по РТ во главе со ст. лейтенантом полиции Гиззатуллиным А.М. Как мне объяснили, они явились по уголовному делу № 312385, возбужденному по факту высказанных, якобы, мной «неосторожных фраз» во время санкционированного митинга почти год назад».

Халим живет в этом доме четверть века, ни в каких нарушениях общественного порядка замечен не был, и соседи считали его уважаемым человеком. А тут — мало того что обыск, да еще пригласили понятыми, как он с огорчением подчеркивает, «соседок из числа граждан русской национальности, чтобы показать, возможно, какой опасный татарский экстремист-террорист живет, оказывается, у них под боком».

Вряд ли понятых подбирали по национальному признаку, но утешиться взволнованный писатель мог, пожалуй, только тем, что соседям татарской национальности в 6 утра хотя бы дали поспать.

Айдар Халим. Фото из личного архива

В ходе часового обыска казанские оперативники ничего запрещенного не нашли, а Айдар Халим для прояснения его писательской позиции дал им почитать свою книгу «Убить империю». Это был у него последний экземпляр книги, вышедшей в 1997 году и разошедшейся без остатка. Об этой нашумевшей книге мы тут расскажем чуть позже, а пока надо сообщить, что ранние гости отвезли писателя за 250 километров в Казань — в следственный отдел Вахитовского района к следователю Игорю Пичугову. Того на месте не оказалось, и, как вспоминает Халим, он просидел в ожидании хозяина кабинета в коридоре с 11 часов до конца рабочего дня. Зато, когда следователь явился, он сразу же объяснил провинившемуся писателю, что велика вероятность амнистии, ожидавшейся к 70-летию Победы. Ведь у Айдара Халима есть подходящая для такого случая заслуга перед государством — он, помимо прочего, ликвидатор чернобыльской аварии с соответствующим удостоверением.

Оформили вместе прошение на имя прокурора и расстались, едва ли не довольные друг другом. К полуночи, держась за сердце, перенесший два инфаркта писатель вернулся в Набережные Челны.

Интересная книга

Прошел месяц. Айдар Халим, считая себя прощенным по амнистии, решил напомнить правоохранителям о книге «Убить империю», которую, как он считал, пора было вернуть. Он позвонил в Казань дознавателю Гиззатуллину, проводившему обыск, а через час ему перезвонил уже не Гиззатуллин, а следователь Пичугов — тот, который вроде бы обещал амнистию. Он потребовал, чтобы Халим немедленно выехал в Казань на медицинское освидетельствование в психиатрической клинике. «Выходит, своим звонком я разбудил этих товарищей, — сожалеет писатель. — Иначе они меня забыли бы».

В Казани Айдару Халиму объяснили, что амнистии ему не предвидится, допросили по делу, взяли подписку о невыезде и повезли на экспертизу в психиатрическую клинику, где одна из женщин-врачей оказалась его читательницей и глазам не поверила, что ей выпала встреча с любимым писателем.

Делом № 312385 долго и старательно занимался отдел по расследованию особо важных дел следственного управления СК РФ по Татарстану. Наконец, в апреле нынешнего года следователь Галина Королева предъявила Айдару Халиму обвинение в разжигании межнациональной ненависти. Материалы направили в прокуратуру Татарстана для утверждения обвинительного заключения и передачи дела в суд. Прокуратура вернула дело для дополнительного расследования.

Адвокат писателя Рушана Камалова пояснила «Новой газете», что в ходе расследования не добыто данных, которые достоверно свидетельствовали бы о наличии у ее подзащитного прямого умысла на возбуждение ненависти либо вражды к какой-то социальной группе. Она считает, что выступление Айдара Халима на митинге было эмоциональным и спонтанным. Да, согласилась адвокат, часть его выступления, по мнению экспертов, содержит признаки разжигания национальной розни и возбуждения ненависти и вражды, но эта часть длилась всего 9 секунд.

Что же сказал за эти 9 секунд старый писатель? Он не сказал ничего нового, а лишь процитировал сам себя. Он повторил некую фразу из своей книги «Убить империю», вышедшей, как уже говорилось выше, около 20 лет назад.

Айдар Халим бросил слова на ветер, и вот их занесло в протокол

Теперь я должен кое-что сказать об этой книге, поскольку еще в 1997 году мне пришлось заниматься связанной с ней непростой историей.

Книга «Убить империю» писалась в Татарстане, но так как, в частности, содержала критику здешнего руководства, была напечатана в Марийской Республике. Однако там, в Йошкар-Оле, тираж был арестован: прокурор республики усмотрел в ней «пропаганду превосходства граждан по национальной принадлежности». Марийский прокурор хотел, чтобы книгой и ее автором занялся прокурор Татарстана, но тот резонно возразил, что событие (печатание книги) произошло не у нас — вот вы ею и занимайтесь. Кончилось тем, что судьбу книги решила Генеральная прокуратура РФ: она не усмотрела в тексте признаков преступления, и арест с тиража был снят.

Тогда, еще до решения Генеральной прокуратуры, я писал: «Читатель, если до него эта книга все-таки дойдет, отыщет в ней немало сомнительных фраз. Не могу их цитировать (книга все-таки под арестом), могу лишь сказать, что Халим, писавший «Убить империю» во время чудовищной войны в Чечне, порой теряет самообладание и свой гнев против многовекового российского империализма распространяет на весь русский народ. Будучи русским лишь отчасти (по матери), я не собираюсь в этой газетной публикации давать ему отпор от имени народа. Не буду делать этого и от себя лично, так как мое мнение в данном случае никого не должно интересовать… Коль уж дело дошло до упоминания статей УК и таких проникновенных слов, как «признаки преступления», должны наконец, не перекладывая друг на друга ответственность, четко и ясно высказаться эксперты и юристы».

Как видим, эксперты и юристы продолжают высказываться по тому же вопросу и 19 лет спустя. А Айдар Халим, чья книга была отправлена к читателям с санкции Генеральной прокуратуры, вполне резонно рассудил, что может цитировать ее на митинге.

Плюс писатель

Айдар Халим бросил слова на ветер, и вот их занесло в протокол. Теперь могут довести дело до приговора, хотя никаких других фактов экстремистской деятельности писателя следствие не выявило. «Я автор многих повестей, рассказов и романов, где полюбовно описаны сыновья и дочери русского народа, я написал не один том о дружбе народов и вот объявлен чуть ли не врагом русского народа и обвинен в экстремизме и разжигании межнациональной розни», — сокрушается Халим в письме в редакцию.

С требованием прекратить уголовное преследование выступили 90 видных деятелей татарской культуры и науки. В открытом письме к руководителям Татарстана они потребовали «принять все возможные меры по недопущению очередной чистки среди татарской творческой интеллигенции».

Чистки интеллигенции, как таковой, конечно, нет. Идет чистка республики от разного рода экстремистов. Нет-нет да и появляются сообщения, что в мирном Татарстане выявлены люди, намеревавшиеся что-то взорвать или кого-то убить. Так, недавно передано в суд уголовное дело, и 20 октября начнется процесс над участниками группы «Чистопольский джамаат». Осенью 2013 года они запустили несколько самодельных ракет в сторону «Нижнекамскнефтехима», а также пытались сжечь церковь в Чистополе и молельный дом в одном из районов. Понятно, правоохранительные органы начеку и в борьбе с экстремизмом готовы расширить сектор охвата. Вот тут писатель-лауреат и может показаться кому-то крупной добычей.

Защитники Айдара Халима в открытом письме долго перечисляют его награды и звания. Они пишут: «Богатейшее журналистское, писательское наследство, общественная деятельность Айдара Халима свидетельствуют о его беззаветном самоотверженном служении благополучию отечества и народа». Может, так и надо. А можно без этого: «Руки прочь!» — мягко и просто попросить: «Дайте старому человеку спокойно полежать под капельницей»…

Казань

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera