Сюжеты

Скверная история

Как благоустройство сквера Мандельштама едва не кончилось его разрушением

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Этот материал вышел в № 116 от 17 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Культура

Там где эллину сияла
Красота,
Мне из черных дыр зияла
Срамота…
О. Мандельштам

В этой истории важна хронология событий.

В четверг в 14.29 Люся Малкис — основатель и творческий директор общества «Архипiпл» — поместила у себя в фейсбуке следующий тревожный пост: «В данный момент идет разрушение сквера Осипа Мандельштама, который спроектировал архитектор Александр Бродский. Отбивают перфоратором одну из самых гениальных в Москве мемориальных досок — «Я хочу, чтоб мыслящее тело превратилось в улицу, в страну». <…> Когда уже прекратится этот вандализм, это благоустройство, в отсутствие ответственных за данное действие авторов?! Проект находится в публичном поле. У него есть именитый заслуженный автор — архитектор Александр Бродский. Почему бы не спросить его, как он видит эту реконструкцию? Очередной грубый евроремонт на Забелина под личным руководством префекта, который, по словам прораба, приезжает на объект 2—3 раза в неделю и лично показывает пальцем, какие деревья нужно срубить. Возвышаются здесь теперь огрызки этих деревьев — тоже ведь ландшафтный дизайн. <…> Сотрудником полиции ближайшего опорного пункта работы при­остановлены до выяснения обстоятельств минимум на сутки. Его не удовлетворили устные разъяснения ДКН (Департамент культурного наследия. — Ред.), суть которых сводится к тому, что «все хорошо», и он запросил дополнительную документацию. Доску при мне пытались выворачивать ломом, но удалось убедить рабочих этого не делать. При словах «могила и святыня» они сняли с себя спецовки и положили их в экскаватор, чтобы доску ненароком не разбить. Прораб накидал в ковш веток. Но доска не поддалась и пока висит на «честном слове».

Ближе к вечеру о посте узнали и в Мандельштамовском обществе и тотчас же ретранслировали его тем отдельным чиновникам и СМИ, которым все, что связано с Мандельштамом, небезразлично или должно быть небезразлично, например, министру культуры Москвы А. Кибовскому.

Мемориальную доску напротив сквера «выкорчевывали» из стены при помощи перфоратора. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Не бездействовали и градозащитники. Благодаря им в пятницу мэру Москвы ушел депутатский запрос С. Шаргунова с просьбой принять меры к сохранению сквера с памятником поэту и привлечению Александра Бродского к надзору за работами.

В 17.56 в пятницу на сайте ДКН появилось сообщение: «Памятная табличка со словами О. Мандельштама около дома 10 в Старосадском переулке будет возвращена на место после ремонта подпорных стен. <…> Она будет демонтирована только на время проведения работ, а по завершении работ — возвращена на место».

Таким образом за сутки с небольшим скандальная ситуация, содержавшая в себе немалый конфликтный потенциал, сумела его существенно понизить, прокрутившись от одиночного гражданского SOS-сигнала до ответа инстанции, непосредственно ответственной! Завидная скорость, но что мешало ДКН уже 30 сентября вывесить около стройки информационные таблички о проводимых работах по благоустройству и о судьбе доски как части мемориального комплекса?

Остаются и другие вопросы, а с ними и скандальный потенциал. Из них главный: как же можно проводить такие работы без согласования и совета с автором, Александром Бродским?! Авторский надзор при таких методах благоустройства. Вот перечень только грубейших нарушений: 1. Историческая кирпичная ограда повреждена, а то, что осталось, — заштукатурено цементом, что недопустимо, ибо ведет к разрушению старинного кирпича. 2. Уничтожен, по имеющейся информации, белокаменный слив XIX в., который гармонировал со сливами стены находящегося напротив Ивановского монастыря. 3. Мемориальную доску с цитатой из стихотворения рабочие «выкорчевывали» сначала с помощью ломика, а потом перфоратора и безо всякого надзора. 4. Возле фонтанчика перед памятником на крошечной площадке вырубались деревья.

Это уже не первый опыт насильственного благоустройства на площадке памятника Мандельштаму. Совсем недавно, в 2015 году, так же внезапно и беззвучно была заменена первоначальная вымостка: элегантную и немаркую плитку, специально подобранную авторами памятника (а кроме архитектора А. Бродского это еще скульпторы Е. Мунц и скончавшийся в этом году Д. Шаховской), сняли и заменили массовой и маркой.

Гремучая смесь варварства и непрофессионализма на объекте, который чуть ли не через день проверяет префект ЦАО В. Говердовский.

Срубленные в сквере деревья и строительный мусор. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Все это заставляет вернуться к проблеме увековечения памяти о Мандельштаме в Москве. Этот год юбилейный. Юбилейному оргкомитету под руководством М. Сеславинского удалось многое, и, пожалуй, единственный вопрос, с которым не было прогресса, это вопрос об увековечении памяти поэта в Москве. Если, конечно, не считать инициированного Мандельштамовским обществом памятного знака «Последний адрес», 26 декабря 2015 г. установленного при большом стечении народа в Нащокинском переулке, на торце дома, смежного с тем, откуда поэта уводили в 1934 г. на Лубянку.

Вопрос о формах увековечения горячо обсуждался, и в конце концов остановились на том, чтобы просить о присвоении имени Мандельштама скверу, что примыкает к памятнику. В письме Сеславинского мэру от 21 января 2016 г. это было сформулировано так: «Сквер, в котором расположен памятник поэту». И уже 17 февраля из мэрии пришел ответ: «…Место, на котором расположен памятник, представляет собой благоустроенную площадку (размером около 140 кв. м), не имеет статус сквера и не является элементом улично-дорожной сети. Присвоить наименование данной территории не представляется возможным».

В этом ответе (а отчасти и в формулировке запроса) явное недоразумение: оргкомитет имел в виду не крошечную площадку у памятника, а тот небольшой зеленый массив, что к нему прилегает. Когда-то в нем гуляли мамы с детьми, а вход в него вел со стороны проулка между ним и «мандельштамовским» домом на Старосадском. Но в какой-то момент этот проход закрыли. Теперь он совершенно пуст, а вот у памятника всегда люди. К сожалению, не только поклонники великого поэта, но и профессиональные нищие, отдыхающие здесь от трудов праведных у входа в Ивановский монастырь. Они всегда навеселе, могут и рассказать немного о Мандельштаме, но нередко язык их подводит.

Выявившееся недоразумение заставляет вернуться к вопросу о сквере Мандельштама возле памятника (интересно, что само это выражение стихийно уже в ходу!). Вход со стороны проулка нужно восстановить, и у входа установить памятный знак, рассказывающий о поэте и об этом месте.

Павел Нерлер,
Леонид Видгоф —

специально для «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera