Репортажи

Снос и застройка на набережных Крыма

Кого убирают, кого оставляют, а кто под шумок строит новые объекты

Стройка в Ялте в 70 метрах от моря. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 120 от 26 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинсобкор в Крыму

7

Канва

27 июня глава Крыма Сергей Аксенов в ходе рабочей поездки в Симеиз анонсировал тотальный снос стационарных и нестационарных объектов, расположенных в стометровой прибрежной зоне. «По итогам инвентаризации и воздушной съемки территории Южного берега Крыма в стометровой зоне было выявлено около 800 объектов. Думаю, что из них без документов не менее 40%», — заявил Аксенов.

На деле, к моменту выступления главы республики работы по демонтажу строений на побережье уже велись. Для этого еще 12 апреля 2016 года была создана правительственная комиссия под председательством замглавы республики Олега Казурина. Правда, работала она не публично, и ни один снос с ее работой формально связан не был. Более того — весенние сносы в Крыму больше напоминали спецоперации: объекты сносили ночью, когда их хозяев просто не было на месте.

Сегодня ситуация другая: часть строений чиновники продолжают сносить без суда и даже уведомления, в каких-то случаях судятся с хозяевами недвижимости. Изменилось и число объектов «под ковш»: теперь в правительстве говорят о 6000 стационарных и нестационарных объектов.

Я проехал от Ялты до Феодосии, чтобы узнать, кого снесут, а кого оставят, каковы критерии отбора объектов под снос. И увидел, как близкие к правительству Крыма компании беспрепятственно строят на побережье многоэтажные жилые дома.

Здание оставьте, уберите фундамент

26 сентября в интернете появилось обращение крымского предпринимателя Константина Черного-Огнева к президенту Владимиру Путину.

«Я являюсь собственником гостиницы и кафе «Форт-Нокс» в Феодосии согласно договору купли-продажи от 2008 года. Под давлением чиновничьего аппарата на меня начали спускать проверки и по суду обязали снести прилегающую к зданию летнюю площадку, которая, однако, документально является основанием части фундамента здания. Убрать ее — и здание рухнет, а целиком его сносить меня не обязывали».

Черный-Огнев у своей гостиницы. Фото: Иван Жилин «Новая газета»

На мое предложение встретиться и поговорить об этом казусе Константин соглашается не раздумывая.

«Форт-Нокс» стоит прямо на городском пляже Феодосии, но вид на море при этом не загораживает. Первый этаж здания был построен еще в 1962 году, в 2004-м объект выкупила донецкая фирма «Титан», которая надстроила еще два этажа и зарегистрировала гостиницу. Черный-Огнев в 2008-м купил здание «как есть».

— Проблемы начались спустя пять месяцев после референдума, когда по Крыму начали ходить люди из организации «Чистый берег», возглавляемой первым замом Аксенова Михаилом Шереметом, — рассказывает предприниматель. — Они приходили ко мне дважды: в июне и августе 2014-го. Во второй раз пришел сам Шеремет и с ним целая делегация — человек 80, включая «маски-шоу» с автоматами. Они потребовали, чтобы я убрал стоящий поперек пляжа забор слева от гостиницы. Но я начал спорить. Это не мой забор, а соседнего санатория «Восход». Люди в масках почему-то продолжали настаивать, что он мой. В итоге ушли с единственной отпиленной секцией совершенно другого забора. А потом начались проверки.

Из всех проверяющих претензии к Константину предъявила только прокуратура.

— В техпаспорте здания работником БТИ неправильно была указана дата принятия решения о вводе в эксплуатацию: 21 января 2007 года. На деле соответствующее решение исполкома горсовета было принято 16 февраля 2007 года, — говорит Константин, показывая соответствующие документы. — Но именно на основании этой ошибки администрация Феодосии посчитала, что документ ненастоящий, и предъявила мне иск о сносе «самовольных построек»: летней площадки, сауны и террасы, основание которой является частью фундамента всей гостиницы.

Судебный спор с администрацией Черный-Огнев проиграл: судья Лариса Хибакова не удовлетворила ни одно из его ходатайств. Следом бизнесмен проиграл и апелляцию.

Но потом случилось неожиданное: Константин получил российское право собственности на гостиницу, в том числе на спорные объекты. Росреестр посчитал их строительство законным. Более того, предпринимателю удалось получить архивные документы 1972 года, в которых терраса уже значилась.

— Строения, возведенные до 1995 года, не могут признаваться самостроем, так как соответствующая статья ГК РФ №222 вступила в силу лишь 1 января 1995 года и обратной силы не имеет, — Константин зачитывает Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 24.01.2012.

Собрав пакет доказательств, Константин обратился в Феодосийский горсуд с заявлением о пересмотре предыдущего судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам. Но получил отказ: его подписала все та же судья Хибакова. Сейчас предприниматель подал жалобу в Верховный суд Крыма, который принял ее к рассмотрению.

13 лет снесли за один день

Черному-Огневу, впрочем, повезло, у него хотя бы был суд. А вот со столовой «Смак» на ялтинской набережной местные чиновники разобрались проще.

— 15 мая (через месяц после создания комиссии по сносу. — И.Ж.) мне позвонили знакомые и сказали, что по всему Приморскому пляжу валяется мебель из «Смака»,говорит хозяйка столовой Любовь Трошина. — Я в это время была в отпуске. Попросила сотрудников из другого кафе собрать то, что уцелело, и отвезти на склад. Там только инвентаря было на полтора-два млн рублей.

В день сноса столовая не работала — сезон еще не начался. Не было ни персонала, ни сторожа. Помешать демонтажу никто не мог.

— «Смак» я делала 13 лет: взяла в 2003 году в аренду кусок бетонной плиты на набережной. Своими руками делала стены со стеклянными вставками, закупала столы, стулья. По тому курсу миллионов 6–7 рублей вложила. И вот так в один момент все разрушили.

Тех, кто сносил столовую, Любовь знает: это сделали работники ялтинского МУП «Объединенная управляющая компания». Но судиться с ними, даже при наличии договора аренды до декабря текущего года, хозяйка столовой не хочет.

— А толку? За ними все равно администрация города и правительство Крыма.

Срочная продажа

Несмотря на то, что, по официальным заявлениям, сносу подлежат до 6000 строений, конкретная информация по ним отсутствует. Открытого списка нет. Остаются утечки.

Так, 29 августа «Комсомольская правда Крыма» опубликовала фотографию коктебельской гостиницы «Санторини» с подписью: «Владельцу этого отеля выдали предписание на демонтаж».

Направляюсь в Коктебель. Набережная поселка действительно нуждается в чистке: палатки с едой, сувенирами, одеждой вкупе с расположенными у берега частными домами, гостиницами и аттракционами создают такой лабиринт, что к пляжу выхожу только с третьей попытки.

Санторини. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

«Санторини» стоит в 30 метрах от моря. Никаких признаков жизни в гостинице нет, дверь закрыта. На балконе второго этажа висит объявление: «Продаю! Тел…».

По указанному номеру трубку берет не хозяин гостиницы, а риелтор.

— Владелец сейчас за границей. Что угодно?

— Известно ли вам, что в СМИ опубликована информация о готовящемся сносе здания?

— Нет, — риелтор явно удивлен.

— А все ли в порядке с документами?

— Абсолютно. Скажите почту, я вам вышлю.

Документов — полный комплект. Российское свидетельство о праве собственности на гостиницу было выдано 18 февраля 2015 года Государственным комитетом по госрегистрации и кадастру Республики Крым. Договор аренды земли, на которой стоит гостиница, был заключен еще в 2011 году, действует до 2028 года.

А что вместо «Еды»?

19 сентября 21-й апелляционный арбитражный суд в Севастополе удовлетворил иск администрации Ялты к ПАО «Первый украинский международный банк», обязав последний снести принадлежащую ему «самовольную постройку по адресу: г. Ялта, Набережная имени Ленина, 16в». Речь о расположенном в 20 метрах от моря торговом комплексе «Еда».

Ялта. Комплекс «Еда». Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Еще до решения суда местные СМИ провели опрос, и оказалось, что снос поддерживают 78% жителей Ялты. А суд установил: земля под «Едой» не была предназначена для капитального строительства, здание нарушает исторический облик ялтинской набережной, закрывает вид на море.

«Хотелось бы оставить нашим детям город, которым можно любоваться и гордиться. Мы должны сохранить обзор на море там, где это возможно», — заявил глава администрации города Андрей Ростенко.

Но когда решение о сносе было вынесено, тон городских властей внезапно изменился.

«Сама по себе территория [на месте «Еды»], это моя позиция, не может быть пустой. На ней должно что-то быть, — заявил Ростенко, намекнув, что место торгового комплекса может занять другое заведение. — Конечно, вопрос, чем занять освобожденную территорию, было бы хорошо обсудить общенародно, но на данном этапе общество еще не готово именно к такому обсуждению».

По словам Ростенко, если разрешить ялтинцам самим определять, что будет на месте «Еды», то «возникнут настолько диаметрально противоположные точки зрения, что стенка на стенку пойдет».

«Проблем не будет»

В Феодосии на Черноморской набережной, в 40 метрах от моря, кипит гигантская стройка — возводится жилой квартал из пяти- и девятиэтажных домов. Пока не сдан ни один.

В мае Сергей Аксенов на встрече с главой комиссии по 100-метровой зоне Виталием Нахлупиным сказал: «Нужно вынести запрещение на ведение строительных работ в стометровой зоне для всех без исключения компаний до вынесения решения республиканским Градостроительным советом о возможности застройки конкретной территории. Нам нужно предпринять все шаги, чтобы остановить хаотичную застройку».

Строительство на Черноморской набережной в Феодосии ведет компания «Консоль», президентом которой до 2010 года был действующий спикер Госсовета Крыма Владимир Константинов (оставил должность в компании в связи с уходом в политику). Получала ли «Консоль» разрешение градостроительного совета Министерства строительства Крыма, как того требовал Аксенов? На сайте Минстроя немало сообщений о заседаниях градостроительного совета. Последнее из них датировано 6 июня 2016 года. Обсуждался вопрос о стройках в Алуште и Симферополе, Феодосию не обсуждали.

Феодосия. Стройка «Консоли». Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Звоню в Феодосийскую дирекцию «Консоли». Начальник управления по маркетингу Анжелика Каркач на вопрос про стометровую зону отвечает: «У нас проблем не будет».

По словам Каркач, на феодосийской набережной появятся 3 девятиэтажных дома и 5 четырехэтажных строений «оздоровительного профиля».

Между тем «Консоль» — не единственная компания, которая в сезон сносов спокойно застраивает крымское побережье. В Ялте в 70 метрах от моря продолжается строительство комплекса апартаментов «Ялта Плаза» (застройщик ООО «Свит ЛТД»), а в Партените симферопольское ООО «Соло ЛЛП» бывшего депутата Верховной рады Крыма Александра Малахова строит жилой дом в 50 метрах от берега. Остановить стройку в Партените в июне потребовал лично Сергей Аксенов, но строители продолжили работу уже через три часа после отъезда правительственной комиссии.

Где «расстрельный список»?

В июне Аксенов называл время начала массовых сносов — сентябрь 2016 года. 6 сентября «Новая газета» направила запрос председателю Республиканской комиссии по мониторингу застройки в стометровой зоне Виталию Нахлупину. Мы просили г-на Нахлупина предоставить перечень незаконно построенных объектов.

В установленный законом недельный срок ответа не последовало. Тогда редакция направила запрос повторно, указав, что если и на этот раз не дождется ответа, то обратится в суд. Ответ пришел на следующий день. Правда, вместо перечня объектов Виталий Нахлупин просто сообщил, что комиссия создана для мониторинга застройки стометровой зоны.

После третьего запроса в редакцию позвонила пресс-секретарь Госкомрегистра Крыма Дарья Ковган и сообщила, что «вопросы прорабатываются», ответ будет в ближайшее время. По мнению крымского юриста Александра Талипова, никакого списка объектов комиссия по мониторингу стометровой зоны и не составляла.

— Эта история — фарс, рассчитанный на повышение рейтинга главы республики. Совершенно непонятно, что такое стометровая зона, — объясняет Талипов. — Каким документом она регламентирована? Водоохранная зона моря, согласно ст. 65 Водного кодекса РФ, составляет 500 метров, а не 100. И потом: откуда считать 100 метров? От уровня максимального прилива или максимального отлива?

* * *

Трагедией закончился демонтаж в прибрежной зоне ялтинского кафе «Хоттабыч». Хозяин заведения Александр Стрекалин сжег себя в знак протеста против сноса. Ялтинские власти разрушили объект без решения суда, заявив, что на него нет документов. Стрекалин утверждал обратное. 3 октября Городской совет Ялты признал: документы у предпринимателя были, снос — следствие ошибочного решения администрации города.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera