Сюжеты

Опасный поворот

Что известно об инциденте с самолетом «Белавиа» и украинскими истребителями

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 120 от 26 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

6

21 октября 2016 года самолет авиакомпании «Белавиа» вылетел из киевского аэропорта «Жуляны» по расписанию, в 15.25. На борту — 136 пассажиров и 6 членов экипажа. Через час «Боинг» должен был приземлиться в Минске. Но через 11 минут после начала полета, на расстоянии 50 километров до входа в белорусское воздушное пространство, киевский диспетчер без объяснения причин приказал экипажу немедленно развернуть самолет и возвращаться в аэропорт вылета.

Из пресс-релиза авиакомпании «Белавиа»: «Также было заявлено, что в случае невыполнения команды в воздух будут подняты истребители. Командир воздушного судна выполнил поступившее указание и в 15.37 приступил к снижению. В 15.55 самолет авиакомпании «Белавиа» приземлился в международном аэропорту «Жуляны». После посадки с борта воздушного судна правоохранительными органами Украины был снят один пассажир, являющийся гражданином Армении».

Приземлившийся «Боинг» полчаса стоял на летном поле. Затем к самолету подъехала машина с людьми в штатском. Они поднялись на борт и вывели оттуда пассажира — гражданина Армении Армена Мартиросяна. Самолет снова вылетел в Минск, в 16.37 после дозаправки. А Мартиросян, блогер-антимайдановец, после повторного досмотра багажа был отправлен в Минск следующим рейсом «Белавиа», в 19.00. Из Минска Мартиросян вылетел в Москву. Теперь он собирается обращаться и в украинский суд, и в ЕСПЧ.

Официальное заявление «Белавиа» последовало сразу же после приземления киевского рейса в аэропорту Минска. Авиакомпания потребовала от «Украероруха» возмещения расходов и издержек, последовавших из-за возвращения в Киев, и извинений. Украинская диспетчерская служба молчала до позднего вечера, затем последовал скупой комментарий: требование вернуть минский рейс исходило от СБУ.

Временный поверенный в делах Украины в Белоруссии Валерий Джигун в субботу был вызван в МИД, где ему вручили ноту протеста. В тот же день начальник аппарата главы СБУ Александр Ткачук сообщил журналистам, что служба получила информацию об иностранном гражданине как об источнике возможной угрозы национальной безопасности. В тот момент гражданин уже находился в воздухе на борту «Белавиа». И СБУ решила вернуть самолет в Киев, чтобы провести «необходимые проверочные мероприятия и убедиться, что любая угроза и национальным интересам Украины, и национальной безопасности государства локализована». Ткачук утверждает, что ни о каких истребителях речи не было: «Я думаю, что немного абсурдно считать, что наши военные летательные аппараты могут быть применены против гражданского борта».

Но тем же вечером в эфире белорусского телевидения командир экипажа того самого «Боинга» Виктор Шишло рассказал, что угроза поднять истребители была. Украинский авиадиспетчер не объяснял причин возвращения в Киев, лишь пообещал сообщить их уже на земле, и сказал: «…если не выполните команду на возврат, в воздух будут подняты истребители». Шишло обратил внимание на то, что все переговоры летчиков с диспетчерами ведутся на английском языке, но угрозу поднять истребители тот произнес по-русски. Кстати, перехваты самолетов регулируются Чикагской конвенцией. И никаких оснований для перехвата белорусского самолета не было. Пилоты не пытались улететь в Белоруссию после требования вернуться (ну да, 50 километров до отечественного воздушного пространства — это пара минут максимум, истребители бы все равно не успели, но авиасообщение с Белоруссией Украина имела бы полное право прекратить), они тут же развернули самолет и приземлились в «Жулянах».

Заместитель генерального директора «Белавиа» Игорь Чергинец утверждает, что все разговоры пилотов с наземными службами записываются и могут быть в любой момент предоставлены украинской стороне. Но — не прямо сейчас, поскольку самописец снят с борта и отдан на расшифровку. Кроме того, «Белавиа» собирается запросить аналогичную запись у украинской стороны: наземные службы тоже фиксируют все переговоры.

Вопрос, была ли угроза поднять истребители, — главный в этой истории. Мартиросян будет судиться не только в Украине — он намерен обратиться и в ЕСПЧ, имеет полное право. СБУ, в свою очередь, имела право потребовать вернуть белорусский самолет, получив информацию (пусть неподтвердившуюся) об угрозе национальной безопасности. Но если украинский диспетчер угрожал поднять истребители — это серьезное нарушение Конвенции о международной гражданской авиации. Отрицать или утверждать что бы то ни было в этом случае бессмысленно: бортовые самописцы фиксируют всё. Только они и дадут ответ на вопрос об истребителях. Но когда выяснится, что одна из двух сторон врёт, сразу возникнет много новых вопросов.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera