Сюжеты

Воздушные бои

Они продолжаются над подмосковным Монино

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Этот материал вышел в № 120 от 26 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Олег Хлебниковредактор отдела современной истории

1

Мы благодарим Министерство обороны и лично начальника Управления пресс-службы и информации МО РФ И. Конашенкова за подробный ответ на наш запрос. Однако, на наш взгляд, в нем есть некоторые несостыковки с предписаниями, разосланными еще летом за подписью главнокомандующего
Воздушно-космическими силами В. Бондарева, а также — с некоторыми известными нам фактами.

Кроме того, существует противоречие между утверждениями Минобороны и Минкультуры о том, кто из них должен решать судьбу Центрального музея ВВС в Монине.

Не все летательные аппараты, находящиеся здесь, в прекрасном состоянии. Требуется независимая экспертиза. Но неужели от перевозки в Кубинку их состояние улучшится? Или целесообразнее потратить куда меньшие средства (чем на «передислокацию») на их реставрацию и строительство новых ангаров?

Страсти вокруг монинского музея не утихли, и это подтверждает глава городского поселения И. Найденов.

Если ехать в Монино электричкой, перед конечной станцией мелькают Гагаринская, Чкаловская, Циолковская. Все названия — в честь покорителей неба. А уж само Монино вообще неотделимо от истории нашей авиации начиная с 1929 года. Поэтому совершенно естественно и логично, что Центральный музей Военно-воздушных сил располагается именно здесь. И монинцы им гордятся. Но и не перестают тревожиться, что уникальный музей отнимут. Есть ли у них для этого основания?

Большой патриот музея, глава администрации городского поселения «Монино» генерал-лейтенант Иван Николаевич Найденов недавно получил ответ на свой запрос в Минкультуры России.

Вот что там сказано.

«Музейная коллекция Центрального музея ВВС в соответствии с действующим законодательством является федеральной собственностью и включена в государственную часть Музейного фонда Российской Федерации.

<…> государственный контроль в отношении музейных предметов и музейных коллекций, включенных в состав Музейного фонда Российской Федерации, осуществляет Министерство культуры Российской Федерации.

В связи с вышеизложенным, вопрос о перемещении коллекции летательных аппаратов из Центрального музея ВВС в парк «Патриот» взят на контроль Минкультуры России».

Значит, все зависит от Минкультуры?

Но вот «Новая газета» получила ответ на свой запрос из Министерства обороны. И первая фраза там такая: «Минобороны России уделяет постоянное и серьезное внимание развитию музеев, находящихся в ведении Вооруженных сил, в том числе музея Военно-воздушных сил».

Так все-таки: которое из двух министерств в ответе за судьбу музея?

Пока Минобороны куда активнее. В частности, вот что пишет нам начальник Управления пресс-службы и информации МО РФ И. Конашенков:

«…с учетом необходимости создания комфортной, современной и благоустроенной среды для посетителей и экспонатов даны поручения о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности музейных фондов».

— Какие поручения даны?! — восклицает Найденов. — Они два документа запустили, меньше всего способствующих охране музейных фондов.

Процитирую фрагменты из них.

14 июля за подписью главнокомандующего Воздушно-космическими силами В. Бондарева всем заинтересованным лицам за исключением руководства Центрального музее ВВС и, возможно, парка «Патриот» было разослано предписание «О создании комиссии для решения задач по перемещению авиационной техники», где черным по белому написано: «ТРЕБУЮ: 1. Создать комиссию для решения задач по перемещению в 2016—2017 годах авиационной техники из Центрального музея ВВС в Военно-патриотический парк культуры и отдыха Министерства обороны Российской Федерации…».

А 20 июля за той же подписью появилась на свет бумага «О создании внештатной научной лаборатории по восстановлению авиационной техники, перемещаемой в 2016—2017 годах из Центрального музея ВВС» (копии имеются в редакции).

Эти документы Конашенков никак не комментирует, зато утверждает:

«Музея Военно-воздушных сил это касается особенно (речь о необходимости сохранения фондов. — О. Х.), так как возраст значительной части выставленных образцов авиатехники достигает полувека, а вся экспозиция круглогодично находится под открытым небом, подвергаясь неблагоприятному воздействию погодно-климатических факторов».

— Это неправда! — говорит Найденов. — Все уникальные экспонаты стоят у нас в ангарах. И мы прилагаем усилия в поиске спонсоров для строительства новых. На это нужны копейки в сравнении с разбором, перевозом в Кубинку и последующим (не факт, что возможным) восстановлением уникальных экспонатов.

Могу подтвердить слова Найденова: я прошел все эти вместительные ангары, где видел и самолеты Великой Отечественной, и махолет Татлина, и истребитель, на котором тренировался Гагарин… Под открытым небом стоят только более или менее современные самолеты.

Ниже Конашенков пишет о том, что уже совсем возмущает главу Монина:

«Музей ВВС, по праву являясь национальным достоянием, сегодня де-факто превратился в местную достопримечательность районного масштаба.

Дальнейшее сохранение его в нынешнем состоянии неизбежно превратит его в, попросту говоря, «кладбище» отечественной авиатехники».

— Прочитав ответ Конашенкова, я считаю, что его подставили очень крупно, — комментирует Найденов. — Делегации 85 стран мира посетили наш музей. Вы хотя бы представляете, уважаемый господин Конашенков, чтобы краеведческий музей районного масштаба регулярно посещали иностранцы, москвичи и приезжие из других городов даже не в таком количестве (свыше 200 тысяч человек в год) — а на порядок меньше? Весь мир знает наш музей, а вы говорите: «кладбище» отечественной авиатехники. Это оскорбление. Да разберитесь, кто вам подсунул такую дезинформацию. Тем более, я уверен, сами вы в музее никогда не были. Иначе бы видели, например, волонтеров, которые здесь постоянно работают. Всего и надо для нашего музея, чтобы защитить некоторые экспонаты от воздействия неблагоприятных погодных факторов, это закрыть открытую стоянку. Я и своими силами могу это сделать. И у администрации Монина есть концептуальные предложения по модернизации музея.

И Найденов показывает мне огромную папку с проектами и их техническим и архитектурным обоснованием. Все это направлялось Шойгу, и он, по словам Найденова, сказал: «Ну давайте все это сделайте в «Патриоте».

Также в сентябре на запрос министра культуры Московской области О. Косаревой поступил ответ от начальника Управления культуры Минобороны РФ А. Губанкова. В нем, в частности, говорится:

«Целесообразность и возможность перемещения экспонатов Музея на территорию парка будет определяться с учетом их текущего физического состояния, мнения специалистов, а также требований музейного законодательства Российской Федерации».

Так что, понятно: вопрос до сих пор не решен, и тревоги монинцев небезосновательны. Вот они и собрали 10 239 подписей в защиту музея. То есть подписался каждый второй житель этого городского поселения. В котором, между прочим, живут еще «неподписанты»: дети и больные старики.

Ответы на запросы о судьбе монинского музея

P.S.

У большинства монинских жителей, с которыми я разговаривал, — настроение депрессивное. Они слишком хорошо помнят, как у них «при Сердюкове» отобрали Академию ВВС, и сейчас не очень верят, что удастся отстоять музей.

За что такие нападки на Монино, которое некогда было одним из самых процветающих городков Подмосковья?

К тому же практически все инфраструктурные проблемы Монина нынешнему главе администрации удалось решить.

Казалось бы: продолжайте модернизировать музей, включайте это подмосковное местечко в какую-нибудь глобальную туристическую программу… Почему нет? Но нет ответа. И здесь не И. Конашенков виноват…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera