Сюжеты

Тело, террор, травма, театр

Сегодняшние и завтрашние «проклятые вопросы» поставлены на «Территории»-2016

Фото: пресс-служба «Территории»-2016

Этот материал вышел в № 120 от 26 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

 

— … В городе не было света: один из трупов затянуло в турбину электростанции.
— … Миллион беженцев за неделю перешли границу Руанда—Конго. В их лагерь сбежались все: там работала тысяча НКО. «Именем Божиим», «Патруль надежды», «Друзья примитивных народов» — они так себя и назвали, я не шучу.
— … Я хочу — как Шошанна в «Бесславных ублюдках» Тарантино — смотреть с экрана в запертый зал, где заживо горят виновники. Все, кому были позарез нужны золото и колумбит Африки.
Документальный спектакль швейцарца Мило Рау «Сострадание. История одного оружия» — стал смысловым пиком фестиваля «Территория»-2016.

«Территория»-2016 осваивала «Новое пространство» Театра наций — открывшийся в канун фестиваля «междисциплинарный флигель» на Страстном бульваре, 12/2. Бывший сквот, доведенный до корабельной чистоты, стал площадкой мастер-классов. Ведь «Территория» — фестиваль-школа. На две недели в Москву съезжаются отобранные по конкурсу студенты творческих вузов — 45 человек. Разброс городов, из которых приехали студенты на «Территорию»-2016, — от Таганрога до Улан-Удэ, от Вены до Шанхая, и даже — от Севастополя до Львова. Мастер-классы для них вели Ингеборга Дапкунайте, Ян Фабр, Евгений Писарев, режиссер Rimini Protokoll Штефан Кэги, хореограф Сергей Землянский, британский режиссер Иан Вулдридж.

«Территория» сегодня — самый междисциплинарный фестиваль (театральная программа всегда сращена с современным искусством и новой музыкой). Состав арт-дирекции (в нее входят Евгений Миронов, Кирилл Серебренников, Чулпан Хаматова, Роман Должанский, Теодор Курентзис, директор Московского музея современного искусства Василий Церетели), список постоянных площадок фестиваля (Театр наций, Центр Мейерхольда, «Гоголь-центр», Электротеатр «Станиславский»), многолетнее сотрудничество «Территории» с фондом Михаила Прохорова — всё говорит о поисковой эстетике.

В эту поисковую эстетику отлично вписываются уникальные для российских фестивалей социальные проекты. Первым был в 2013 году документальный спектакль Руслана Маликова «Бросить легко» — где играли люди, сумевшие завязать с наркотиками. Затем — «Прикасаемые» (с участием слепоглухих актеров), «Беспамятные» — о людях, потерявших память. В 2016-м шел проект Мастерской Дмитрия Брусникина «До и после» — с участием студентов и пожилых актеров. Театр как социальная практика, театр как форма терапии — идея европейская. В России самой последовательной школой социальных проектов в театре стала «Территория».

…Тут мы возвращаемся к спектаклю Мило Рау «Сострадание. История». «Сострадание» — тоже, по сути, мастер-класс, свидетельствующий, что истинный документальный театр — перерабатывает и проживает свой документ. И обретает силу там, где факт становится артефактом.

Мило Рау в России тоже, увы, был персонажем скандала (как и Фабр, и Кулябин): в 2013 году на репетицию его спектакля «Московские процессы» в Сахаровском центре вломилась общественность в лице казаков и Дмитрия Энтео. А также держава в лице сотрудников ФМС. ФМС требовала от Рау разрешения работать в России (чего репетиции спектакля о деле Pussy Riot не предполагали). Энтео и казаки выступали в привычных жанрах… Больше режиссер в Россию не приезжал: гастроли «Сострадания» в Центре Мейерхольда прошли без него. И это потеря: Рау делает в театре вещи предельно важные. Уникальные по глубине и политическому бесстрашию.

Рау — автор документальных спектаклей об убийстве Чаушеску и деле Брейвика, мощной постановки «Радио «Ненависть» — о геноциде в Руанде 1994 года, о том, как станция «Радио Тысячи холмов» подливала масло в огонь межплеменного геноцида между спортивной хроникой и шутками диджея, и жертвами трепа в эфире стали около миллиона человек.C 2014 года по главным фестивалям Европы прошли две части документальной трилогии Мило Рау — об огне межрасовой и межрелигиозной розни, тлеющем в Европе, о людях, воспитанных в Европе и уезжающих воевать на Ближний Восток, — «The Civil Wars» и «The Dark Ages».

Рау работает с самыми свежими ранами, самыми воспаленными нервами XXI века. «Сострадание» связано с той же темой. Хотя речь — вновь о геноциде в Руанде-1994.

На сцене две актрисы. Консолат Сипериус родилась в Бурунди. В области, охваченной тем же геноцидом: хуту истребляли тутси, а уцелевшие тутси — хуту. Семилетняя девочка-хуту, единственная выжившая в семье, была удочерена бельгийцами. Она актриса: играла в Брюсселе Джульетту и Антигону (действие трагедии Софокла постановщик перенес в современную Африку).

Консолат говорит о своей судьбе. Худощавая породистая швейцарка Урсина Ларди, генеральская дочь, — тоже говорит от первого лица. Опыт 20-летней учительницы начальных классов, уехавшей в 1993-м волонтером НКО в Конго, — ошеломляет зал. И посылом: «У меня были амбиции. Конго, Руанда — это отлично для резюме. Ну и на вечеринках производило впечатление…» И подготовкой волонтеров: «С нами занимались методикой уроков, оказанием первой помощи. Об истории и политике Африки не говорили — это и сейчас так в НКО. Нам объясняли: если в Конго будет социальный взрыв, уходите через границу, в Руанду. Но не сказали, что в Руанде взрыв зреет уже годы». И реальным опытом: по пограничному озеру плывут сотни трупов, крик убиваемых идет с того берега часами, сутками, учительница пытается глушить его записями Бетховена…

Профессиональные зрители спрашивали потом друг друга: «Она вправду все это пережила?»

Нет — в отличие от Консолат — не пережила. Но монолог — документальный. Основанный на многих интервью Мило Рау с волонтерами, работавшими в Африке 1994 года.

Мощный текст. Чудовищный текст. С переходом через границу миллиона хуту (теперь они спасаются от мстителей-тутси). С истреблением и этих людей (а заодно — мирных хуту, друзей и коллег рассказчиц) почти на глазах волонтерок. С бегством сотрудников ООН первыми. С полной бестолковостью распоряжений гуманитарного начальства. От гибели девчонок из НКО спасло только чувство неприкосновенности «белых», еще сильное в Африке-1994. Но не сегодня: часть свидетельств Ларди записывала в наши дни вместе с Мило Рау. Рассказ престарелого миссионера о том, как в Африке-2014 пытали и убивали его братьев по ордену, — свидетельство тому.

«Сострадание» Мило Рау точно прорубает окно в мир-2016. В большой мир, частью которого Россия не умеет, не учится себя чувствовать. За окном — дым вблизи, огонь вдалеке. За окном — последние слова спектакля, слова Консолат Сипериус о не замеченных миром Холокостах в Африке. О ненависти, которая копится по каплям. О детях, которые растут, — и их всё больше. Геополитическая трагедия сыграна двумя женщинами на разрыв аорты. Десятки нервных окончаний текста ведут к сегодняшним и завтрашним «проклятым вопросам»: беспечность, лицемерие, ложь, слепота филантропии и алчность бизнеса… И расплата.

«Невъездной» режиссер и авангардный фестиваль дали нам поразительное свидетельство того, что «большой» мир есть, что покоя в нем нет, что «конец истории» — полный бред. И что слепота тех, кто ограничен страстями «одной шестой», — немыслима сегодня в едином мире.

Видели это мощное свидетельство — 600 человек. На двух фестивальных показах…

Кто еще был в афише? Вдумчивый бунтарь Гжегож Яжина с премьерой «Ивонны, принцессы Бургундской» в Театре наций… Фламандский режиссер, художник, хореограф Ян Фабр (стоит вспомнить лишь его радикальную «Оргию толерантности», ошарашившую Москву на фестивале NET-2009).

Тимофей Кулябин памятен нетеатральной публике по сюжету с новосибирским «Тангейзером». Театральной — по сильному, полному энергией близкой беды спектаклю «Три сестры», поставленному на языке жестов. Кулябин приехал на «Территорию»-2016 со спектаклем «Процесс». (Кафка театра «Красный факел» уступал Чехову-2015 в энергии, но еще раз подтвердил: профессия Тимофея Кулябина — не эпатаж, а режиссура.)

Энигматический петербургский режиссер Дмитрий Волкострелов участвовал в «Территории» со спектаклем «Поле» по пьесе Павла Пряжко. На фестивале прошла и премьера спектакля Антона Адасинского в «Гоголь-центре» — «Мне на плечи кидается век-волкодав». Был показан новый проект германской театральной группы Rimini Protokoll «В гостях. Европа».

В октябре 2014 года о том, что сегодня дело художников — хранить связи стран, разорванные политиками, говорил «Новой газете» знаменитый немец, интендант берлинской «Schaubuehne» Томас Остермайер. Тогда Остермайер привез на «Территорию»-2014 объехавшего весь мир «Врага народа» по Ибсену. В 2016-м о том, что ему кажется важным работать в России именно сейчас, «Новой газете» говорил польский режиссер Гжегож Яжина.

Сквозная идея этого фестиваля — скрепление, связывание единого культурного пространства во времена, когда оно распадается в клочья на глазах.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera