Репортажи

Факт слежки установлен

Обвинение представило доказательства того, что подсудимые следили за политиком с ноября 2014 года

Фото: РИА Новости

Общество

5

Утром 25 октября еще до выхода присяжных из комнаты судья Юрий Житков сообщили присутствующим, что направил в адрес Анны Дурицкой (единственного свидетеля убийства), в Киеве повестку о вызове на допрос.

«Но о Дурицкой никаких сведений нет, даже неизвестно, вручена телеграмма или нет. Направили письмо, о нем тоже сведений нет. Ну, она на территории Украины…», — проговорил судья

По информации «Новой», свидетельница с большой долей вероятности на допрос в Москву не приедет, присяжным будут зачитаны ее письменные показания.

Далее прокуроры анонсировали допрос личного водителя Немцова. При этом попросили разрешения использовать копии карты местности у Большого Каменного моста, а также окрестностей улиц Новый Арбат и Поварская. Судья разрешил и приобщил карты к материалам дела.

Дмитрий Петухов, работавший личным водителем политика с 2003 года и вплоть до 27 февраля 2015 года, рассказал, как выглядел распорядок дня Немцова непосредственно в день убийства. Утром он забрал автомобиль политика Range Rover Sport от его дома на Малой Ордынке и поехал забирать Немцова из коттеджного поселка «Бенилюкс», в районе 20 км от МКАДа на Новорижском шоссе, где тот часто проживал. Забрав Немцова, они вместе поехали в аэропорт «Шереметьево» встречать Анну Дурицкую, которая прилетала из Киева. По воспоминаниям водителя, встречались Анна и Немцов уже около двух лет, «либо она летала к нему в Москву, либо он к ней в Киев», иногда они вместе отдыхали за границей. «Взаимоотношения, ну, как у мужчины и женщины были», — отвечал свидетель на уточняющие вопросы прокурора Семененко.

Встретив Дурицкую в аэропорту, по пути домой, на Малую Ордынку, Немцов попросил остановиться у банка на Большой Ордынке, вышел на 10 минут. Где-то в 14.20 они подъехали к дому. Водитель остался ждать в машине, а Немцов и Дурицкая поднялись наверх. В 19:15 они вышли. Немцов сказал, что пойдет пешком на Новый Арбат на «Эхо Москвы», где у него прямой эфир. А Дурицкую он попросил отвезти на Пятницкую улицу, в спа-салон. Когда у Немцова закончился эфир, водитель встретил его в 21.15 на парковке напротив офиса радиостанции и отвез на Малую Ордынку. Немцов набрал Дурицкую. Девушка сообщила, что находится в ГУМе. Они поехали туда. При этом Немцов попросил отвезти его туда через Большой Москворецкий мост. В 21:45 они доехали до моста, где водитель его и высадил.

— На этом он меня отпустил, сказал, что назад они пойдут пешком, — рассказывал Петухов. Затем, по его словам, он отогнал машину к дому Немцова и уехал к себе домой на метро. Никакого беспокойства в поведении своего шефа он в тот день не заметил: «Он вообще был такой позитивный человек».

Больше Немцова он не видел. Где-то в 23 с чем-то ему позвонила Анна, она была в состоянии истерики, плакала, говорила: «Борю убили на мосту… Забери меня». «Это было где-то в 23:30, или в 23:50. Около 00.00», — вспоминал Петухов.

Петухов ринулся в интернет: информация подтверждалась, и позвонил своему напарнику — второму водителю Немцова Сергею Агееву, который работал у политика уже 17 лет. Тот уже знал о случившемся и уже выезжал на место. Договорились, что Дмитрий тоже туда поедет. Однако вскоре Агеев, первым добравшийся до места, перезвонил, сказал, что на мосту уже делать нечего и Дмитрию следует ехать в прокуратуру давать показания.

Прокурор Мария Семененко интересовалась у водителя, замечал ли он какие-то подозрительные машины возле дома политика или слежку в период с осени 2014 года и по январь-февраль 2015 года. Петухов говорил, что ничего такого не замечал, в том числе и накануне убийства, да и не обращал специально внимания.

Что касается мест, в которых обычно бывал Немцов, то по словам водителя, четких маршрутов не было, все было несколько «хаотично в течение дня». Но наиболее частым маршрутом был из загорода в Москву через Новый Арбат.

Перешли непосредственно к дому на Малой Ордынке. Петухов четко описал планировку двора и парковки, сказав, что войти во двор можно было через калитку от метро Третьяковская, а также с Голиковского переулка. А въехать только с Голиковского, въезжали они с помощью пульта от ворот.

На уточняющий вопрос, были ли угрозы или нападения на Немцова, Петухов ответил, что было много провокаций со стороны молодежных движений, и по ним политик всегда обращался в правоохранительные органы. Еще свидетель вспомнил, что в 2010 году заметил прикрепленный ко дну автомобиля телефон, вызвал полицию и кинологов, но это оказалась не бомба.

Защита подсудимых в свою очередь то и дело спрашивала у свидетеля, видел ли тот рядом с домом Немцова когда либо из тех, кто сидит сейчас на скамье подсудимых:

 — Вот вы посмотрели на лиц в «аквариуме». Некоторые из них были с длинными бородами. Таких видели?

— Нет, не помню, — отвечал водитель не видел. От консьержек тоже не слышал жалоб на то, что возле дома ошиваются подозрительные лица. 

В поисках версий убийства, защитники подсудимых интересовались, говорил ли Немцов о том, что у него были конфликты с депутатами Ярославской думы, куда он был избран незадолго до убийства. Водителю Немцов об этом не говорил.

— А угрозы на Украине ему кто-то высказывал?

— Нет, я ничего об этом не знаю.

— А слышали Вы о высказываниях Бориса Ефимовича о Шарли Эбдо (в котором опубликовали карикатуры на Пророка Мухамеда — прим.ред.)?

— Не слышал.

— Немцов был оппозиционный политик?

— Да, оппозиционный.

— С чем он был не согласен?

— С курсом нашей страны, не знаю, как это назвать. Я водитель, который везет его по маршруту, все, точка, — уже раздражался свидетель. — Со мной он ничего такого не обсуждал.

— Обсуждал ли он при Вас с кем-либо руководство Чечни?

— Не обсуждал.

— Он допускал критику лиц, которые находились во власти?

— Бывало, да.

— Вам известны факты разоблачения Немцовым противоправных действий лиц, находящихся у власти?

— Он проводил какую-то работу в Думе ярославской, может, какая-то его деятельность и привела к отставке какого-то чиновника.

И наконец защиту интересовало, «не злоупотреблял ли Немцов алкоголем?» и «какой у него был характер?».

— Не злоупотреблял. Характер дружелюбный, — ее сдерживался Петухов. Адвокаты наступали дальше, прощупываю версию возможной женской мести.

— Были ли у него встречи с другими женщинами помимо Дурицкой? — спросил адвокат Губашева Артем Сарбашев.

— Встречи были, — отвечал водитель. Защитник требовал пароли, явки, адреса. «Фамилии помните?». Фамилий тот не помнил. 

— Если бы кто-то следил за машиной, вы бы заметили?

— Я не замечал, потому что не обращал внимания, — отвечал тот, подчеркивая, что не был охранником, а всего лишь водителем.

 Прокурор Семененко решила внести ясности, уточнив: «Вы не замечали слежку, потому что ее не было, или потому, что вы не видели?»

— Я не видел. Если бы я заметил что-то подозрительное, то бы сказал об этом.

Защита спрашивала, не замечал ли шофер слежки за Немцовым на BMW или «Ладе Приора». Тот не замечал.

— В тот день когда вы встретили его и поехали к ГУМу, он говорил, что видел каких-то людей, которые за ним шли и ему не понравились? Что-то, что вызвало бы его тревогу и беспокойство? — интересовался адвокат Каверзин.

— Нет, он ничего не говорил, делал что-то в телефоне.

— Когда вы расстались с Немцовым, вы обратили внимание, что какая-то машина резко включила свет и поехала за вами?

— Нет.

— А в другой момент в тот день?

— Нет.

Далее началось самое интересное за все время процесса. Прокуратура стала транслировать присяжным видео с камер наблюдения как у дома Немцова на Малой Ордынке, так и от Гума и от катка на Красной площади.

На флешках, которые прокурор Алексей Львович вставлял в ноутбук, были записи с нескольких ракурсов у дома Немцова, на них видна улица, парковка, ворота. На каждой записи — дата и время. Так, на записи от 19:52 (на улице уже темно) на седьмой камере видно каких-то людей в шапках, они подходят близко к камере, затем два человека заходят в подъезд, после мимо камеры проходит одиночный пешеход. Лиц людей не видно.

— Вам они известны? — спрашивает прокурор свидетеля.

— Нет, не известны.

Один из подсудимых «в аквариуме» в этот момент привстал со скамьи.

Вопрос защиты: Может ли Вы узнать данных лиц среди сидящих в зале? 

— Нет, не могу.

Далее обвинение показывает присяжным данные из полицейской системы «Поток» о передвижении автомобиля Немцова. Показывая на столбцы цифр в таблице, комментирует прокурор Семененко: «Тут с 1 октября 2014 года все перемещения, в данном случае нас интересует 27 февраля 2015 года. Период времени 21 час 42 минуты, когда, по словам свидетеля, он высадил Немцова на Большом Москворецком мосту». Семененко обращает внимание присяжных, что система «Поток» зафиксировала, что через 6 секунд на том же месте на мосту, где была машина Немцова, появляется автомобиль ZAZ Сhance с номером 649, 190 регион, на котором по мнению следствия передвигались убийцы.

В «аквариуме» подсудимые несколько приуныли.

Прокурор же обратилась к данным «Потока» за 26 февраля. Накануне убийства автомобиль Немцова в 11:37:11 находился на Новом Арбате. ZAZ Chance зафиксирован на том же месте спустя 15 секунд. 

Следом обвинение переносится в данные «Потока» за ноябрь 2014 года. Так, 17 ноября 2014 года в 8 утра ZAZ Chance был зарегистрирован в системе учета неправильной парковки в Голиковском переулке, дом 8, рядом с домом Немцова. Семененко спрашивает, не заметил ли Петухов тогда ZAZ. Он не заметил.

Следом присяжным демонстрируют такую же карточку учета неправильной парковки от 12 декабря 2014 года. В 13:12:46 ZAZ стоит по адресу Малая Ордынка, дом 5/6, строение 1. То есть возле соседнего с Немцовым дома.

Демонстрируются карточки учета контрольной проверки патруля от 27 января 2015 года (в 11: 20 ZAZ появляется по адресу Голиковский переулок, дом 8), от 30 января 2015 года (в 19:06 и 20:50 ZAZ на Голиковском переулке, 8). Затем после 20.50 машина перемещается в Клементовский переулок, дом 9/1. Это тоже рядом с домом Немцова, там стоит храм и палатки с выпечкой и водой. По версии следствия, там они покупали продукты, когда «пасли» Немцова. Та же машина замечена патрульным учетом 3 февраля, в 10.06 и 13:25 в Голиковском переулке. Там же машина стоит и 11 февраля, в 19:44.

Один из подсудимых начал молиться, шевеля губами и положив ладно перед собой, словно держит Коран. 

Наконец, обвинение переходит к демонстрации видеозаписей ГУМа, 9 подъезда. 21:53. Немцов входит в стеклянные вертящиеся двери. 22.39. У дверей 9-го подъезда появляется мужчина в черной кепке, синих джинсах. Он подбегает к двери и разворачивается.

Камеры катка на Красной площади, рядом с кафе «Боско». Время 22:51:53. Вдоль ГУМа не спеша прогуливаются двое мужчин. В кадр лицами не попадают. Поднимаются по лестнице в «Боско». 22:54 — два человека, в черных куртках, один в шапке, другой в кепке. Идут друг за другом. Лица в кадры не попадают. Адвокат Каверзин при этом спрашивает свидетеля:

— Видите ли вы на этих кадрах физиономические особенности, форму ушей, лица? Можете ли вы сказать, какой они национальности?

— Нет, не могу.

23:25. Под ручку проходят Немцов и Дурицкая. Судя по времени, они направляются домой.

Водителя отпускают. А адвокаты просят запросить видеозапись из аэропорта, чтобы подтвердить, что подсудимый Шадид Губашев встречал родственников 25 и 26 февраля. Судья не понимает, какое отношение эти числа имеют к убийству.

— Это говорит о том, что у человека никакого умысла не было. Если был бы, он бы не поехал на своем личном транспорте никуда, — говорит адвокат Хадисов. Шадид Губашев встает со своего места:

— То, что я провожал человека, своего земляка, 25 числа, это видео просим. И я встречал потом человека, который подорвался. И заметьте, человек за денежное согласился совершить преступление, чтобы подорваться на лимонке, на гранате.

— Это вы о ком говорите? — не понял судья.

— Ну, Беслана Шаванова. Он же проходит тоже как обвиняемый. А в данный момент уже нету этого человека. И я еду встречать его на своей машине? Понимаете? И я якобы еду встретить человека, который приехал, чтобы совершить преступление, убить известного политика? Вот именно этот момент следствию и не нужен был. Я прошу вас, я вообще понятия не имел зачем он едет, так как я его вообще не знаю. Мне надо это, чтобы я мог доказывать, что я непричастен к этому.

— Не нахожу, каким образом может быть составлено алиби подсудимого, каким образом оно опровергнет или подтвердит какие-то факты», — подытоживает судья.

На следующий день заседание началось с повторного вызова на допрос Анны Дурицкой. Прокуроры просили направить ей повторный вызов. Впрочем, стороны уже публично сомневаются, что Дурицкая явится. Как гражданка другого государства, она не может давать показания по скайпу, ей нужно явиться лично. Но связи с ней нет, и в Москве она по окончании всех следственных действий больше не появлялась, сказал адвокат потерпевших Вадим Прохоров.

До прихода присяжных стороны обсуждают карты, изученные накануне. Защиты требовала предоставить лицензию от компании-производителя, позволяющая использовать эти карты в суде. Письмо из организации зачитал прокурор Львович.

— Да нам она вообще не нужна, эта карта, пусть прокурор домой себе заберет! — возмущался непонятно чему Шадид Губашев.
— Это фабрикация, как и все дело, я против! — вскочил с места Анзор Губашев.
— Что там сфабриковано? Дома? — спросил судья и разрешение на использование карт приобщил к материалам дела.

Затем вместе с присяжными снова продолжили допрашивать водителя Немцова. Показали запись видео погодной камеры ТВЦ — единственную, где есть момент убийства, но обзор закрыт снегоуборочной машиной. Семененко попросила пристава выключить в зале свет — «экран бликует». Но пристав спал, сидя на скамейке. Подсудимые в аквариуме засмеялись. Пристава растолкали, он все сделал как надо и продолжил бороться со сном.

Затем прокуроры вынесли кусок фанеры метр на метр, поставили ее на скамейку. К фанере была прибита карта. На ней свидетель показывал места, где стояла, судя по видео системы «Поток», машина ZAZ. Подсудимым карту было не видно, они откровенно скучали. Эскерханов снова молился. Дадаев что-то записывал в тетрадь.

Прокурор Семененко зачитала протокол осмотра автомобиля ZAZ— Chance 649 — его нашли в Трубниковском переулке у дома 23 1 марта 2015 года. Фото показали присяжным. В машине найдены отпечатки пальцев и смывы с рукояток и кнопок, волосы и микрочастицы и еще 123 предмета. Среди них — бутылка из-под клюквенного киселя, купленная 27 февраля в лавке у церкви в Климентовском переулке неподалеку от дома Немцова за 44 рубля. Согласно экспертизе, биологические материалы на бутылке киселя принадлежат Губашеву Анзору.


Затем посмотрели видео с Трубниковского переулка от 27 февраля 2015 года, на котором хорошо виден серебристый ZAZ 649 с тонированными задними стеклами.
На другом видео — два человека в темных куртках и синих джинсах идут по Трубниковскому переулку. На одном черная кепка, на другом — серая кепка, он повыше ростом. В 23.46 эти же двое проходят мимо другой камеры — на Большой Молчановской улице, у одного в руках пакет. Очень похожие на тех, что были на видео с камер ГУМа. Следствие считает, что эти двое — непосредственные участники убийства Немцова. Свидетель Петухов пояснил, что не знает, кто эти люди, но они похоже на людей с записи из ГУМа. Защита не выдержала:

— Почему вы уверенно говорите, что головные уборы черного и серого цвета на людях!? Вы можете с уверенностью сказать, что это мужчины, а не женщины? А у вас есть образование по идентификации людей и расстоянию на карте и в жизни?

 — Нет.
У подсудимых вопросов не было. Петухова наконец отпустили окончательно.

Продолжение — в четверг, в 11:00.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera