Колумнисты

Антигона в «Ведомостях»

Что уход Татьяны Лысовой означает для медиарынка

Этот материал вышел в № 121 от 28 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

5
 

Следующими после РБК стали «Ведомости» — издание, во-первых, столь же безупречное в профессиональном плане, а во-вторых, до последнего момента умевшее находить компромиссы с властями и текущей политической реальностью. «Ведомости» продолжат свое существование, но с поста главного редактора уходит Татьяна Лысова — человек, который создал нынешнюю репутацию газеты и заодно определивший набор четких правил, по которым качественная, холодная бизнес-журналистика делается в России.

Заявление об уходе Лысовой последовало на следующий день после публикации «Ведомостей» о просьбе Мединского и Сечина отдать бывший дворец Романовых «Роснефти». Речь о Ропшинском дворцово-парковом комплексе, включенном в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, в нем в 1762 году при невыясненных обстоятельствах скончался Петр III. Теперь он может стать собственностью компании, которая намерена использовать его в представительских целях. Лысова уходит, после того как ее газета проиграла иск Сечину о доме в Барвихе — суд признал, что внимание журналистов к этому объекту не было связано с общественным интересом. Сама Лысова подчеркивает при этом, что искать в ее уходе политики не стоит. Просто она хочет больше времени проводить с детьми. Мы можем интерпретировать это так: изменение редакционной политики издания будет проведено как техническое решение, а сама Лысова считает правильным с этим публично согласиться.

Проблема заключается в том, что перед нами не только история о судьбе «Ведомостей». Уход Лысовой означает, что профессиональная журналистика в России отныне считается антигосударственной деятельностью без всяких оговорок.

Все, чему учила своих сотрудников Лысова, — это добывать достоверную информацию. Этот лаконичный профессионализм до последнего времени был неплохой защитой от обвинений в политической неблагонадежности. «Ведомости» не были ни кремлевской, ни оппозиционной газетой — у них не было политической миссии, они лишь делали свою работу. Поставляли на рынок информацию, стараясь делать это быстро и качественно.

Так вот, особенность нынешнего момента в том, что профессионализм становится теперь несовместимым с идеологией. Если ты делаешь свою работу, то становишься врагом — вот в чем состоит месседж ухода Лысовой для рынка. Смена редакции в РБК, а затем в «Ведомостях» — это не обычные управленческие решения, принятые собственником в экономических интересах (к работе Лысовой никто не может сформулировать претензии в профессиональной или финансовой неэффективности). Но последовательное уничтожение российского медиарынка в России — это отказ от профессии под внешним давлением.

Пресловутой «двойной сплошной» больше нет, все устроено намного хуже. Если не произносишь ритуальных фраз, то должен быть уничтожен. Прежде в таком положении мог оказаться провинциальный журналист, беззащитный перед местными властями. Теперь даже самые крупные и ценные игроки рынка падают друг за другом под ударами уважаемых людей.

Мы можем предположить, что Лысова уходит, чтобы попытаться спасти «Ведомости» как институт, — дело, которому она отдала много лет. Возможно, именно по этой причине нам преподносят ее решение как принятое в результате «личных обстоятельств». Они действительно глубоко личные.

Фото: РИА Новости

Досье «Новой»

Главным редактором газеты «Ведомости» Татьяна Лысова стала в марте 2010 года. Официально свой уход с этого поста Татьяна Лысова объяснила личными обстоятельствами.

«У меня дети школьники, и большую часть их жизни они видели маму только по утрам и по выходным. Давно пора уделять им больше внимания, пока оно им еще нужно», — сказала она, заверив, что это исключительно ее инициатива.

Лысова была редактором газеты в период с 2002 по 2007 год. После этого она заняла должность редакционного директора издательской компании «Бизнес ньюс медиа», выпускающей «Ведомости» и журнал SmartMoney. Главным редактором в это время была Елизавета Осетинская.

Сама Лысова при этом продолжала курировать издание.

«Ведомости» принадлежали трем западным собственникам: Sanoma Indemendent Media, британской газете Financial Times и американской The Wall Street Journal — каждый акционер держал по 33%.

В октябре 2014 года Владимир Путин подписал закон о том, что иностранные акционеры не могут владеть более чем 20% акций российских СМИ.

Через год все совладельцы «Ведомостей» продали свои доли бывшему генеральному директору «Коммерсанта» Демьяну Кудрявцеву.

Тогда главный редактор Татьяна Лысова осторожно высказалась о своей дальнейшей работе в редакции: «Мое желание продолжать работать в газете будет зависеть от того, как будет складываться взаимодействие с новым акционером и его представителями».

6 сентября Игорь Сечин выиграл иск у «Ведомостей»: глава «Роснефти» требовал удалить с сайта газеты расследование о его участке и доме в Барвихе, а также уничтожить оставшийся у редакции тираж печатных номеров с этим текстом.

Комментарии

Леонид Бершидский, колумнист Bloomberg, в 1999–2002 годах был первым главным редактором газеты «Ведомости»:

— Таня, согласно статье в «Ведомостях», уходит по семейным, а не по политическим причинам. Я не в курсе ее семейной жизни, поэтому комментировать тут мне нечего. Что касается исхода, его возможность зависит от преемника. Если это будет кто-то изнутри газеты, думаю, что исхода не будет.

Василий Гатов, медиааналитик, научный сотрудник Центра по изучению коммуникационного лидерства и политики Университета Южной Калифорнии:

— Если СМИ в обществе являются институтом, в отношении которого есть законодательный и политический консенсус, а их владельцы и руководители это понимают и ценят, — то тогда они независимые, при этом могут поддерживать повестку хоть власти, хоть революции. Потому что собственники не видят в независимости институциональной ценности, и государство не видит, всеми своими органами желая ровно обратного.

Конкретная судьба конкретных «Ведомостей» тут скорее исключение, потому что, во-первых, это институциональное медиа в полностью деинституционализированной стране, а во-вторых, потому что «Ведомости» — это не только Лысова, но и коллектив.

Елизавета Осетинская, экс-главред РБК и газеты «Ведомости»:

— Выглядит все цивилизованно. И потом, Татьяна и раньше уставала. Это тяжелая работа. Я как никто это знаю, потому что в свое время так стала главным редактором «Ведомостей». Потом тоже устала и попросилась обратно. И никто не верил, все считали, что за этим стоит какая-то интрига.

Вообще я не слышала, чтобы Татьяна жаловалась на Демьяна (Кудрявцева. — Ред.).

Борис Грозовский, экономический обозреватель:

— Роль Татьяны Лысовой в сохранении «Ведомостей» в качестве ведущего экономического и делового медиа бесконечно велика. В условиях постепенно, но совершенно неуклонно ухудшающейся ситуации с цензурой «Ведомостям» удается, с одной стороны, не вызывать явного раздражения Кремля, а с другой — делать честную журналистику. Это тонкий путь между Сциллой и Харибдой, который все последние годы требовал от руководства издания большого личного мужества. Ключевая черта Лысовой как медиаменеджера — честность: она умеет так разговаривать с «большими начальниками», что, если они говорят явную лажу, после реплик Татьяны им становится стыдно.

В то же время сохранение газеты в условиях сжимающегося цензурного пространства требовало некоторых компромиссов. На мой взгляд, в числе компромиссов, на которые пошли «Ведомости», — довольно беззубый (особенно в последние годы) политический раздел (в том числе в части освещения ситуации между Россией и Украиной) и отсутствие громких расследований, затрагивающих личные связи и друзей Путина (за которые, кроме прочего, поплатился РБК). Это плата за возможность сохранять очень сильные разделы экономики и комментарии. По всей видимости, с дальнейшим ухудшением ситуации будет требоваться все больше компромиссов. И думаю, не последнюю роль в уходе Татьяны могла сыграть постепенная утрата ею оптимизма в отношении ближайшего социально-экономического развития страны.

В ближайшее время ничего дурного с «Ведомостями», скорее всего, не произойдет. На примере реформы в The Moscow Times можно видеть, что приход Демьяна Кудрявцева в качестве акционера не испортил издание — скорее, наоборот, усилил. А вот каким окажется устойчивость издания к работе в условиях недружелюбной, перманентно ужесточающейся среды — покажут 2017–2018 годы.

Анна Байдакова,
Юлия Репринцева,

«Новая»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera