Репортажи

Савченко вернулась в российский суд

Нардеп прилетела в Москву на оглашение приговора украинским гражданам Карпюку и Клыху. Других сенсаций на заседании не было

Фото: Антон Наумлюк, специально для «Новой газеты»

Этот материал вышел в № 121 от 28 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Антон Наумлюкжурналист

17

В Верховном суде завершился процесс по делу Николая Карпюка и Станислава Клыха. Судейская коллегия утвердила приговор Верховного суда Чечни, который признал украинцев виновными в гибели нескольких десятков российских военнослужащих во время новогодних боев за Грозный зимой 1994-1995 годов. По версии следствия, Карпюк и Клых вместе с соотечественниками из националистической партии УНА-УНСО (запрещена в России) прибыли в Чечню через Грузию, создали подразделение «Викинг» и принимали участие в боях в районе площади Минутка, железнодорожного вокзала и президентского дворца. Коллегия присяжных, которая рассматривала дело в Грозном, признала украинцев виновными, а судья Вахит Исмаилов назначил Клыху 20 лет тюрьмы, а Карпюку — 22,5 — самый большой срок для украинских политзаключенных в России.

Рассмотрение Верховного суда Чечни дела Карпюка и Клыха завершилось не только обвинительными приговорами подсудимым, но и частным определением их адвокатам — Марине Дубровиной и Доке Ицлаеву. «Я понимаю, за что осудили меня — это месть за то, что я украинец и патриот. А им мстят, чтобы другим неповадно было защищать людей», — отметил тогда в последнем слове Николай Карпюк. В итоге на апелляционном заседании в среду Верховный суд России частное определение отменил полностью, не найдя в действиях адвокатов ничего предосудительного.

Чистая процедура

Вообще сложилось впечатление, что коллегия ВС постаралась провести это заседание так, чтобы к нему не было никаких претензий: в зале, кроме украинских консулов, присутствовали представители дипломатических служб, по меньшей мере, восьми стран. Суд удовлетворил практически все ходатайства защиты, приобщил к материалам дела все документы, которые, по мнению адвокатов, подтверждали алиби подсудимых. Но фактически это никак не повлияло на результат: отмена частного определения адвокатам стала единственной победой стороны защиты.

Илья Новиков в зале чеченского суда. В клетке — его подзащитный Карпюк. Фото: Антон Наумлюк, специально для «Новой газеты»

«Мы хотим представить все те же доводы, что звучали на всем протяжении процесса, — говорил перед заседанием адвокат Илья Новиков. Он представлял интересы Николая Карпюка, но в Грозном появился лишь к завершению процесса, после окончания судебной эпопеи Надежды Савченко в российском городе Донецке (Ростовская область). — Дело с самого начала фальшивое, ни Карпюк, ни Клых никогда не были в Чечне. Они не воевали ни в 1994 году, ни позже, не было никакого батальона «Викинг», который якобы воевал на стороне сепаратистов. Ничего этого не было. К старой истории гибели около тридцати российских военнослужащих во время новогодних боев в Грозном просто добавили показания единственного свидетеля и привязали две фамилии — Карпюк и Клых».

Кроме них в деле фигурируют Дмитрий Ярош, Дмитрий Корчинский, братья Тягнибок и экс-премьер Украины Арсений Яценюк.

«Нас с вами, граждан России, считают идиотами или трусами по той причине, что мы верим или делаем вид, что верим в эти вещи»

«Человек, который стоит за этим делом, это начальник Следственного комитета России Александр Бастрыкин, — говорил Новиков. — Это дело за пределами России гораздо больше известно не как «дело Карпюка-Клыха», а как «дело Арсения Яценюка». Бастрыкин в интервью «Российской газете» еще до начала суда заявил, что вина Карпюка и Клыха полностью доказана и что будто бы вместе с ними в составе украинской банды «Викинг» в 1994-1995 годах воевал будущий премьер Украины Арсений Яценюк. Надо понимать, что за пределами России в этот тезис не поверил никто. Репутационные последствия, если нам вообще есть что терять в этом смысле, и чисто правовые, с которыми России придется столкнуться по итогам этого дела, во многом связаны именно с этим».

Сюрприз для пропаганды

Клых и Карпюк по видеосвязи из грозненского СИЗО. Фото: Антон Наумлюк, специально для «Новой газеты»

Сам экс-премьер Украины неожиданно утром отреагировал на процесс в Москве, опубликовав в фейсбуке текст с поддержкой Карпюка и Клыха.

И он стал не единственным украинским политиком, выступившим в поддержку соотечественников. Неожиданно почти для всех возле здания Верховного суда в среду утром оказалась Надежда Савченко.

Она прилетела в Минск, а оттуда попыталась приехать в Россию на автомобиле. Ее остановили на границе, продержали три часа, отобрали документы, потом отпустили обратно в Минск, откуда она прилетела в Москву. В Шереметьево ее снова остановили сотрудники погранслужбы. Тем не менее, к началу заседания она была в Верховном суде и вызвала необыкновенный ажиотаж. К обеду в суд прибыли съемочные группы, наверное, всех российских телеканалов, которые старательно записывали, как Савченко забрасывали вопросами: «Зачем вы приехали в Москву? А почему вы оставили украинцев с их проблемами? А что вы можете сказать по поводу бизнеса Порошенко в России? А вы не хотите завести свой бизнес здесь?». К концу «интервью» вопросы журналистов стали откровенно хамскими.

Савченко не выдержала и ушла общаться с адвокатами и родственницей Клыха, успев сказать  телекамерам: «Несправедливое решение. Я приехала в Россию с одной надеждой — поддержать Карпюка и Клыха. Потому что прошла сама эту дорогу. Только ради Николая и Стаса, чтобы сказать им несколько теплых слов, а не говорить с прессой. Комментарий закончен. До свидания».

Что удивило? Верховный суд приобщил к делу документы, полученные защитой от украинской прокуратуры. Ранее их полностью проигнорировал суд в Чечне. Это были несколько десятков свидетельских показаний людей, с которыми Карпюк как заместитель председателя УНА-УНСО контактировал в Украине в 1994 и 1995 годах, когда, по версии следствия, воевал в Чечне. Для Клыха Национальный университет имени Шевченко предоставил оригинал зачетной книжки. Последний зачет 1994 года был сдан студентом истфака Клыхом 30 декабря, первый экзамен нового года — 4 января. Очевидно, утверждает защита, принимать участие в боях в Грозном он в этом время не мог.

В материалах дела, кроме вновь приобщенных документов, находятся и признательные показания Карпюка и Клыха. В суде они оба заявили, что их пытали электрическим током, чтобы выбить признания.

Станислав Клых, по данным независимой экспертизы, за время следствия «утратил связь с реальностью». Фото: Антон Наумлюк, специально для «Новой газеты»

По результатам независимой психиатрической экспертизы, из-за пыток Клых утратил связь с действительностью. На последнем заседании он отказался от услуг адвоката Дубровиной и заявил, что хочет видеть в качестве своего защитника певца Стаса Михайлова. Впрочем, сегодня Клых держался сдержанно и определенно заявил, что в Чечне никогда не был, но надеется лишь на обмен.

«Могу сказать, что я жертва курортного сезона в Крыму. Я не был в Чечне, но как я могу это доказать телевизору? Нас здесь держат с помощью ФСБ, ГРУ, Минобороны с целью получения выкупа, не знаю, кому это понадобилось, может, это какие-то отношения между Россией и Украиной. Мы все будем потом смеяться с этого суда. Но сейчас уже никаких перспектив нет, возможно, будет обмен. Поэтому уповаю на Господа Бога», — заявил Клых во время прений.

И Карпюк был немногословен.

«Присяжных сразу спросили — вы за кого, за Украину или за Россию? Их не спросили, вы за правду или за ложь?»

Николай Карпюк. Фото: Антон Наумлюк, специально для «Новой газеты»

«Как я говорил, меня судили без меня. Я был лишен возможности принимать в этом участие. <…>. Здесь как офицер ФСБ рассказывает, так закон и трактуют. А что касается присяжных, их сразу спросили — вы за кого, за Украину или за Россию? Их не спросили, вы за правду или за ложь?», — настаивал он на своей невиновности.

«Мне тоже вынесли 20!»

Когда судья объявил перерыв и коллегия удалилась в совещательную комнату, в зале суда началось то, зачем собрались съемочные группы телеканалов. «Слава Украине! Хлопцы, тримайтесь! Микола, ты выдержишь. Мне тоже вынесли двадцать, а ни хрена не двадцать. Слава Украине, героям Слава!», — закричала Савченко в экран, где из клетки грозненского СИЗО в зал заседания смотрели Карпюк и Клых. Родственница Клыха, пожилая женщина в цветастом платке, накинутом на плечи, встала за кафедру и, смотря в экран, причитала: «Голубчик мой, я верю, что ты честный парень. Мы очень любим тебя и ждем, голубушек, рыбонька. Ты что курить начал...». «Я до сих пор не понимаю, что со мной происходит», — смущенно улыбаясь, говорит Клых.

«Всем встать, суд идет», — останавливает их пристав.

«Приговор Верховного суда Чеченской республики от 26 мая 2016 года в отношении Карпюка Николая и Клыха Станислава оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения», — кратко зачитал решение судья. Подсудимые не отреагировали никак.

Еще до заседания адвокаты заявляли, что сегодняшнее решение суда хорошо только тем, что открывает возможность иска в Европейский суд по правам человека и к инициированию обменных процессов. «Россия получит позор в виде постановления ЕСПЧ. Никаких шансов у Российской Федерации выиграть это дело в Европейском суде нет», — обозначил стратегию дальнейших действий защиты адвокат Дока Ицлаев.

Пресс-секретарь МИД Украины Марьяны Беца решение ВС РФ назвала «очередным судилищем» и «преступлением». Беца от имени ведомства призвала к немедленному освобождению обоих политзаключенных.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera