Репортажи

«Не могу больше говорить, меня генерал вызывает!»

Как «сотрудник Сбербанка», «бандит» и «участковый» лишают стариков сбережений и квартир

Фото: ТАСС

Этот материал вышел в № 121 от 28 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

10

В пятницу, 28 октября, Мосгорсуд рассмотрит сразу два иска, касающихся судьбы ветерана Великой Отечественной войны Анны Ряховской. Ее могут выселить из квартиры, в которой она прожила большую часть жизни. Мошенники с помощью манипуляций вынудили четырех пожилых одиноких москвичек продать свои квартиры. Женщины, лишившись жилплощади, не получили и денег. Они не знакомы друг с другом, живут в разных концах Москвы, но похоже, что все стали жертвами одной и той же группы мародеров. Дела не объединены, по каждому случаю районные суды Москвы принимают разные решения.

С 22 мая 2015 года москвичка Анна Семеновна Ряховская живет в ужасе и страхе. Она боится подходить к окнам, испуганно вздрагивает, если звонят в дверь. Она живет в центре Москвы, в нескольких минутах ходьбы от метро «Тверская».

В следующем году Ряховской исполнится 90 лет, но ее тревожное состояние не связано с возрастом — оно совершенно адекватно обстоятельствам. Мошенники-манипуляторы ввели ее в простейший сценарий, придумав роль, из которой человек советский, переживший Великую Отечественную войну, выйти просто не мог. От нее, по их легенде, напрямую зависела поимка бандитской группировки.

Анна Семеновна Ряховская, одна из жертв мошенников. Фото автора

Схема следующая: сначала резкий злой голос пугает по телефону пожилую женщину, требует денег, угрожает в случае неповиновения отвезти в лес и ее, и любого, кому она что-то об этом расскажет. Затем звонит добрейший голос и говорит, будто убаюкивает перепуганную насмерть одинокую женщину: «Миленькая моя! Я знаю, как это плохо, страшно и тяжело, сколько пришлось пережить. Мошенники следят за вами, а мы за ними. Вы под нашей охраной, я ваш участковый Лебедев».

Участковый с такой фамилией и в самом деле прикреплен к участку, на котором живет Анна Семеновна. Только она его «живьем», лично, никогда не видела, поэтому и поверила звонившему. Во-первых, потому, что она была расстроена и запугана, а тут вдруг защитник-заступник! Во-вторых, потому, что «он все знал о том, что случилось, а это значит, и правда он из правоохранительных органов…»

Что же случилось и для чего звонил «участковый»? Он и правда все знал. Знал, например, что эта история началась с мирного и будничного похода Анны Семеновны в Сбербанк — у нее заканчивался срок вклада, его переоформили. Это было во второй половине дня 22 мая 2015 года, а уже наутро ей позвонили на домашний телефон. Мужчина представился сотрудником Сбербанка. Сказал, что произошел сбой в системе, и он не может произвести переоформление, при этом сумму ее вклада назвал точно — до копейки. Поинтересовался, есть ли еще у Анны Семеновны накопления. Она ответила, что есть еще на пенсионном вкладе.

Позже выяснилось, что никто из Сбербанка пенсионерке не звонил.

А потом началось прямое запугивание. Позвонил человек, который разговаривал с Ряховской грубо, потребовал, чтобы все свои сбережения Анна Семеновна перевела на определенный банковский счет, и продиктовал номер этого счета из 11 цифр. Он назвал в точности настоящую сумму ее вклада, сообщил подробности, как за ней приедут, вывезут в лес и закопают, если она этого не сделает. Анна Семеновна деньги перевела. «Участковый» позвонил в этот же день, утешил и приступил к делу: органам нужна помощь. От Анны Семеновны в данном случае очень многое зависит. Если она согласится сделать вид, что продает квартиру, они, органы, бандитов, действующих организованно в Москве, сразу арестуют. Это будет для пенсионерки формальная сделка купли-продажи, ни ей, ни ее квартире ничто не угрожает, но нужно подписать необходимые бумаги и передать органам деньги, чтобы взять преступников с поличным…

— Я же старая, больная, не смогу вам помочь, может быть, кто другой — помоложе? Так я ему сказала, — говорит Анна Семеновна. — А он снова: «У полиции все под контролем, никакого риска, вам опасность не угрожает. Просто подыграйте нам…» Даже пароль мне сказал: «Мир». Теперь, мол, кто вам будет звонить, никому не верьте, если не будет нашего кодового слова… Говорит и вдруг вскрикивает: «Ой, все, не могу больше говорить — генерал меня вызывает. Я на Петровке, потом перезвоню». А в следующий раз позвонил, рассказал, что всю ночь находился на опасном задержании, ошпарился кипятком. И спрашивает: «Сколько вы денег бандитам дали? Я сейчас на допросе нахожусь, допрашиваю…» Я, конечно, верила, переживала даже за него…

«Участковый» при этом не забывал всякий раз повторять Анне Семеновне, что об их договоренности не должна знать ни одна живая душа. Она никому и не говорила. Сидела дома и ждала, чем закончится спецоперация по поимке особо опасных преступников. Боялась, тряслась, но вела себя правильно, даже отважно. Пустила в дом первых покупателей квартиры вместе с риелтором. «Участковый» предупредил ее, что он связался с агентством недвижимости. В агентстве представился племянником хозяйки квартиры, сказал, что работает дальнобойщиком. Поэтому сам присутствовать не может. Но квартира продается срочно.

— Когда пришел первый покупатель и агент, они осмотрели квартиру, и им что-то не понравилось. Отказались, — рассказывает Анна Семеновна. — Ну я и подумала, что подвожу органы наши, и решила держаться потверже.

Но и следующие покупатели в чем-то усомнились. Они попросили Анну Семеновну проехать с ними в офис Москредитбанка на Цветном бульваре и вызвали туда специалиста по судебно-психиатрической экспертизе, врача-психиатра, кандидата медицинских наук Константина Лапина.

У адвоката Московской городской коллегии адвокатов, работающей в адвокатской конторе «Приоритет» Елены Тарковой есть его заключение с подписью и печатью, которое вошло в уголовное дело.

психиатрическое заключение

«При осмотре А.Н. Ряховская выглядела вполне опрятно: аккуратная прическа, живой взгляд, спокойное выражение лица… Поняла задачу освидетельствования и согласилась на беседу. Правильно назвала свой возраст, текущую дату и адрес продаваемой квартиры. Предъявила справки из НД и ПНД с информацией о том, что в указанных учреждениях никогда не наблюдалась. В начале встречи беседовала охотно. Речь внятная, четкая, модулированная в среднем темпе. Словарный запас достаточный. Построение фраз правильное. Ответы без элементов застревания на подробностях и соскальзывания с темы вопроса, лаконичные. Держится немного настороженно. Ответила, что детей и близких родственников не имеет и после смерти мужа 10 лет проживает одна. О мотивах продажи квартиры говорит неохотно, уходит от объяснения реальных причин…

При попытках более полного выяснения обстоятельств продажи квартиры отказалась отвечать и замкнулась. Сказала, что ей необходимо поговорить по телефону с человеком, которому она доверяет, и удалилась для разговора. По возвращении заявила, что отказывается отвечать на вопросы, не касающиеся напрямую продаваемой квартиры. Сказала: «Или покупайте у меня квартиру, или я ухожу». Отказалась от продолжения беседы.

Выводы. Мною не выявлено у Ряховской А.С. нарушений памяти, нарушений эмоциональной сферы личности, расстройств мышления, других явных признаков душевного заболевания, алкогольного либо наркотического опьянения. Однако выявляются закрытость, настороженность, наводящие на подозрения о скрытых мотивах совершения сделки по продаже квартиры, которые могут оказаться существенным заблуждением, влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств, которые влекут за собой признание сделки недействительной, особенно усиливающейся тем, что квартира продается по цене ниже средне­рыночной за аналогичные квартиры…»

И вторые покупатели отказались от квартиры в престижном Тверском районе на Тихвинской улице, продававшейся по цене «однушки» за пределами МКАД.

Квартиру купили третьи покупатели.

— Риелторы и клиенты приценивались вплоть до 8 июня. В этот день в присутствии нотариуса Анна Семеновна продала свою квартиру, — рассказывает юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений Александр Кошкин. — Продала, как доваривались с «участковым по легенде», но сделка, увы, не была формальной. Мерзавцы лишили ветерана войны и труда единственного жилья. 15 июня Анне Семеновне вновь позвонил «участковый» и сообщил, что ей необходимо взять из ячейки деньги, полученные от продажи квартиры, отвезти их на станцию метро «Кантемировская» и передать пожилой женщине, одетой в светлую кофту и черную юбку. Анна Семеновна в очередной раз выполнила все, что от нее требовали. Так она лишилась и квартиры, и денег, полученных от ее продажи.

В России ежедневно возбуждаются тысячи уголовных дел. Но количество дел, потерпевшими по которым являются ветераны Великой Отечественной войны, фронтовики, — единицы. Что сделала полиция, настоящие опера, чьим именем прикрывались преступники, чтобы найти и наказать обидчиков Анны Семеновны? Ничего. На сегодняшний день следствие по уголовному делу приостановлено по причине неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Если бы следствие изъяло записи с камер наружного наблюдения, то сегодня эти неизвестные лица были бы объявлены в розыск, поскольку мошенники практически везде сопровождали Анну Семеновну, в том числе в Сбербанке при передаче денежных средств. Удивительно, но у следствия не возникло вопросов и к сотрудникам отделения Сбербанка, после посещения которого Анне Семеновне позвонили мошенники, знавшие до копейки точную сумму ее вклада. У следствия также нет вопросов ни к риелторам, ни к нотариусу.

Сейчас расследуются еще три аналогичных дела по мошенничествам с квартирами пожилых москвичек. Каждая история начиналась с посещения Сбербанка и заканчивалась сотрудничеством бабушек с «участковым». В трех случаях из четырех сделки заверял один и тот же нотариус...

Сегодня Анна Семеновна живет в своей уже бывшей квартире «на птичьих правах». Новый хозяин еще в 2015 году пытался выставить ее на улицу. С трудом, но пожилой женщине удалось перевести спор в судебную плоскость. Однако уже 18 мая 2016 года Тверской районный суд удовлетворил исковые требования нового хозяина квартиры и признал, что Анна Семеновна утратила право пользования жилым помещением. Договор купли-продажи признан действительным. 10 июня адвокат пенсионерки, Елена Таркова, помогающая ей абсолютно бескорыстно, подала апелляционную жалобу, рассмотрение которой состоится 28 октября в Мосгорсуде. Решение суда сразу же вступит в силу, а это значит, что выбрасывать Анну Семеновну на улицу придут уже не крепкие ребята, приглашенные новым хозяином квартиры, а судебные приставы, представляющие интересы государства.

Сейчас в Москве расследуются еще три аналогичных уголовных дела по мошенничествам с квартирами пожилых одиноких москвичек. Каждая история начиналась с посещения Сбербанка и заканчивалась сотрудничеством бабушек с «участковым». В трех случаях из четырех сделки заверял один и тот же нотариус. Известно, что в рамках одного из уголовных дел уже почти год назад были пойманы два человека, подозреваемые в причастности к преступлению. В распоряжении редакции есть копия протокола дополнительного допроса одного из них, Александра Аляпина (содержится в СИЗО). Аляпин признался, что вместе с напарником действовал по указке некоего «Володи», и рассказал в деталях о продаже квартиры 80-летней Людмилы Артемьевой, которая тоже была уверена, что участвует в поимке преступников. И у нее был свой «участковый». Аляпин вспоминает, что однажды ему было поручено приехать на Тихвинскую улицу и забрать деньги у другой бабушки. Именно в этот день Анна Семеновна Ряховская по просьбе своего «участкового» передавала «его сослуживцу» 120 тысяч рублей. Но никто при этом не запрашивает Тверской райотдел полиции. Между тем, как уже было сказано, следствие по делу потерпевшей Ряховской приостановлено по причине неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого…

— Наш иск о признании сделки недействительной Тверской районный суд Москвы отклонил, а иск покупателя о выселении ветерана войны удовлетворил. Два иска теперь в одном производстве в Мосгорсуде… — констатирует адвокат Елена Таркова

— Я верила, — говорит Анна Семеновна, — что выполняю опасное задание. А дом же этот для меня больше, чем жизнь. Муж с войны пришел с ранениями. Мы с ним прожили здесь сорок лет…


Задержали мошенницу. Реакция на публикацию

Московская полиция задержала мошенницу, похитившую у пенсионерки полмиллиона рублей В сентябре «Новая газета» рассказала о том, как мошенники под видом денежных компенсаций за биологически активные добавки принуждают стариков переводить им крупные суммы денег.

Как правило, злоумышленники в таких случаях представляются сотрудниками государственных органов социального обеспечения или Центробанка.

Именно так и произошло с екатеринбургской пенсионеркой Марой Барловной, отдавшей мошенникам 475 000 рублей. Подобные преступления практически не раскрываются. Тем не менее недавно столичная полиция отчиталась о поимке одной из мошенниц, участвовавших в деле Мары Барловны. Имя вероятной преступницы было в распоряжении газеты уже в начале лета. Еще в мае родственники потерпевшей обратились за помощью к помощнику екатеринбургского мэра Степану Чиганцеву, который сумел не только «вычислить» преступницу, но и найти в социальных сетях профили ее мужа и одного из двух сыновей. Сама мошенница, как выяснилось, проживала в Московской области. Почему же задержали мошенников только в октябре?

«В Министерстве внутренних дел есть определенные проблемы с коммуникацией. Всю информацию, которую мы собрали, мы передали еще в июне тому следователю, который принимал дело. Он передал материалы другому сотруднику городского отдела, который спустил дело в районный отдел, — рассказывает Степан Чиганцев. — Там расследование погрязло в бюрократических процедурах. Я лично доставлял документы следователю, потому что у него не было машины. Когда же я понял, что ситуация тупиковая, мы начали требовать, чтобы дело передали обратно на городской уровень, но и там нам попался следователь бывшего Госнаркоконтроля, который тоже создавал видимость работы».

В то же время в Москве, еще до публикации материала, «Новая» обратилась к министру внутренних дел России Владимиру Колокольцеву с просьбой создать межрегиональную группу для расследования подобных мошеннических схем, что и было сделано. Дело из Екатеринбурга передали в Москву. «Через два дня после вашей публикации было принято решение о передаче материалов следствия в центр, а 5 октября задержали злоумышленницу и двух ее подельников», — констатирует Чиганцев. В московской полиции нам подтвердили эту информацию. Но пока ни фамилии преступницы, ни подробностей ее задержания следователи раскрыть не могут — еще не все члены банды задержаны, оперативная работа продолжается.

Дмитрий Ребров,
«Новая газета»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera