Репортажи

Скажите, как пройти в бомбоубежище?

Корреспондент «Новой» выяснял, готова ли Москва к тотальной войне

В бомбоубежище завода «Серп и Молот». Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Этот материал вышел в № 122 от 31 октября 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Анна Бессарабовакорреспондент

18

В октябре руководство ГУ МЧС России по столице заявило об инвентаризации подземных сооружений столицы, чтобы «спланировать укрытие 100% населения». Прошла масштабная тренировка по гражданской обороне, федеральные телеканалы показали серию репортажей о готовности Москвы к ядерному удару, после чего жители задумались: куда бежать, если завтра война.

— На волне военного психоза начались звонки: «А в нашем округе есть бомбоубежища? Как в них спят, что едят? С чем в них спускаются?» — рассказывает руководитель Центра подземных исследований «ОСТРОБ» Михаил Савкин. — В Кузьминках сам недавно видел на домах объявления: «В связи с ожидаемой ядерной агрессией со стороны недружественных стран в районе развернуто строительство подземного укрытия. В целях ускорения процесса просим сдать по 500 рублей». И указана площадка, где и так уже есть убежище: Волжский бульвар, бывший объект МВД, настоящий бункер, брошенный несколько лет назад. Разумеется, никто ничего там не строит».

Михаил Савкин, руководитель Центра подземных исследований «ОСТРОБ». Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Савкин сидит на корточках перед старой ржавой вентиляционной установкой. Луч от фонаря блуждает по стенам подземного укрытия. Соскальзывает на пол, похожий на рыбью чешую: время, вода, грязь вдавили в бетон груду консервных банок (в 1970—1980-е здесь был склад).

Мы в бомбоубежище бывшего завода «Серп и Молот», под развязкой Третьего транспортного кольца. Дышим пылью, глотаем пыль, кашляем пылью. Куртки, брюки, сумки в серых разводах — перелезали через дорожные ограждения.

Каждая комната укрытия, повороты, ответвления — как отдельный археологический пласт. Верхний уровень — лестницу — облюбовали алкоголики, на ступенях стоят бутылки из-под дешевой настойки. Ниже отвоевали пространство поклонники квестов, играющие в «Ночной дозор», — краской нарисованы метки для своих. В дальнем углу три деревянных ящика, скамья c подсвечниками, валяются шприцы и разбитые ампулы — здесь тусуются наркоманы.

«Наскальная живопись» от московских анархистов: «Свободу народам, смерть империям!» Резиновая лодка и весла от диггеров — оставили лет десять назад, когда убежище наполовину уходило под воду. Пара ботинок в углу от неизвестного бомжа.

Михаил Савкин часто находит различные оставленные в бомбоубежищах вещи. В этом — резиновую лодку и два весла. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Аккуратнее, впереди железный штырь, не заденьте. Не обращайте внимания на провода — не страшно, помещение обесточено… Это регенеративный патрон для поглощения углекислого газа. Это баки для запасов воды. Это двери, закрывающиеся с помощью рычагов, площадка между ними гасит взрывную волну, — Михаил голосом университетского лектора описывает все, что угадывается в темноте. — Бомбоубежище было рассчитано на 100 человек. Строилось в 1950-х. Сейчас оно не подлежит реконструкции. И так выглядит большинство столичных укрытий. Часть объектов ГУ МЧС обновило, оснастило их современными системами вентиляции и подачи воды, поставило койки. Я был на прошлой неделе на Ухтомской улице в крупном подземном помещении — отлично. Крупные площадки способны принять несколько тысяч человек. Но

основная масса бомбоубежищ либо сдана в аренду под фитнес-центры, лавки шиномонтажа и магазины автозапчастей, либо брошена.

Их в Москве сотни. Чрезвычайщики говорят, что провели инвентаризацию сооружений, но вы не найдете на официальном сайте МЧС карту с указаниями, где и что расположено. Схемы, списка нет. Люди не знают, что у них под ногами и под домами.

По словам Савкина, качественные убежища есть в Чертанове, в Юго-Западном районе — на проспекте Вернадского, в Раменках — «там, внизу, закрытый город, с улицами, переулками, лабиринтами и этажами, как в крымском запасном командном пункте Черноморского флота «Алсу». За Раменки отвечает ФСБ». На «Павелецкой» до сих пор сохранилось защитное сооружение, построенное в 1930-е годы. У метро «Аэропорт» сдается под склады бункер — около 3,3 тысячи квадратных метров.

В третьем отсеке бомбоубежища — оставленный продовольственный запас. Сегодня — это уже ржавые консервные банки. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Михаил, а почему именно сейчас Москва решила привести в порядок укрытия? Зачем федеральные телеканалы показывают репортажи о готовности города к нападениям?

— Тренировки, учения — ежегодные мероприятия. Банальная профилактика. А реконструируют бомбоубежища потому, что хотят максимально использовать имеющиеся объекты. И не обязательно под укрытия. Можно ведь сдавать их тем же коммерсантам, но точно знать, кто и за что отвечает, — полагает Савкин. — Парковки и охраняемые склады лучше, чем свалки и мусорки.

Руководство ГУ МЧС в октябре заявило о том, что инвентаризация подземных сооружений столицы поможет «спланировать укрытие 100% населения». По мнению генерального директора компании «Спецгеопроект» Данилы Андреева, даже если объединить все убежища Москвы, в них способны разместиться от 50 до 100 тысяч человек. Всего. Мало того, у города нет достаточного количества контролеров и охранников, чтобы следить за состоянием укрытий.

В луче фонаря — Михаил Савкин, открывающий тяжелую металлическую дверь одного из отсеков убежища. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Главный бункер Москвы — метро, — напоминает Михаил Савкин. — Мегаполис под мегаполисом. Огромная территория. Только знаете, что… В случае ядерного удара убежища никого не спасут. И во время неядерных бомбежек внизу можно провести максимум 2—3 дня. По-моему, людям не о подземном устройстве столицы надо волноваться. Совсем не об этом…

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera