Сюжеты

«Алматинского стрелка» приговорили к расстрелу

В Казахстане вынесли первый смертный приговор за 10 лет

Скриншот видео из зала суда

Общество

11

Несмотря на действующий мораторий, осужденного действительно могут казнить.

2 ноября суд в Алма-Ате вынес первый за последние десять лет смертный приговор в Казахстане. К смертной казни был приговорен Руслан Кулекбаев, который был признан виновным в убийстве десятерых человек, среди которых восемь полицейских, в Алма-Ате 18 июля этого года. Вместе с Кулекбаевым были осуждены несколько его сообщников: всех их приговорили к длительным тюремным срокам. Тогда, напомним, в городе произошло несколько перестрелок с участием Кулекбаева: по версии следствия, он захватил оружие в Алмалинском РУВД, а затем в течение получаса ходил по городу и стрелял то в полицейских, пытавшихся его задержать, то в обычных людей. Примечательно, что первоначально даже органы МВД говорили о том, что Кулекбаев делал это из чувства личной мести, поэтому это обычный криминал. Но за обычный криминал смертную казнь в Казахстане не дают: в окончательном приговоре действия Кулекбаева были названы терактом, целью которого в том числе было «запугивание населения».

Формально на исполнение смертной казни в стране наложен мораторий с 2004 года. После его объявления подобный приговор выносился лишь однажды — убийце оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева в 2006 году. Однако нынешний приговор вызвал куда больший резонанс в обществе, поскольку он пришелся на совсем другие настроения: в Казахстане обсуждают возвращение смертной казни уже почти полгода — с момента атаки на Актобе 5 июня. За смертную казнь высказалась даже дочь президента Дарига Назарбаева: в конце лета в СМИ пошел настоящий вал сообщений о случаях педофилии в стране, и Назарбаева высказалась в духе «как мать, я за смертную казнь, но как политик — против». В отношении Кулекбаева тоже нет единства даже среди депутатского корпуса. Значительная часть депутатов сказала, что раз есть мораторий, то Кулекбаев просто будет сидеть пожизненно. Но, к примеру, бывший министр юстиции Загипа Балиева сказала, что возможность обойти этот запрет есть.

«Смертная казнь есть в 17 статьях Уголовного кодекса, мораторий объявлен, — цитирует Балиеву сайт vlast.kz. — Но Конституция четко говорит, что в двух случаях у нас может быть смертная казнь применена, несмотря на то, что есть мораторий». Речь идет о втором пункте 15-й статьи Конституции, где говорится, что смертная казнь устанавливается законом за террористические преступления, а также за тяжкие преступления, совершенные в военное время. Вот только юристы с экс-министром не согласны категорически. «У нас могут выноситься такие приговоры, но не исполняться. Конституция говорит, что смертную казнь можно назначать. Но не применять», — говорит «Новой» директор Казахстанского Международного бюро по правам человека Евгений Жовтис.

Тем не менее, окончательная судьба «алматинского стрелка» пока не очевидна. Сам он в своем последнем слове сказал, что смертную казнь принять готов. Однако основной вопрос связан с тем, в какой момент и на основании чего криминальное дело было переведено в разряд террористических, в связи с чем смертная казнь как вид наказания стала доступна. «Хотелось бы развёрнутых пояснений суда, полиции и прокуратуры, не попрали ли они Основной закон. Как они пришли к выводу, что Кулекбаев совершил именно теракт, желая устрашения общества, а не убийство сотрудников полиции из мести ей?» — спрашивает в своем Facebook известный казахстанский юрист Джохар Утебеков. Он же, как и большинство других независимых юристов в стране, называет произошедшее «огромным шагом назад». «Этим утром мы вслед за Беларусью стали второй страной в Европе, где суд на практике приговаривает к смертной казни», — заявил Утебеков.

В целом, нынешний приговор больше похож на показательный сигнал всем, кто так или иначе решит поднять руку на представителей власти, считает Евгений Жовтис. «Этот приговор имеет совершенно очевидный политический оттенок, — говорит он. — Это демонстрация государством через судебную власть того, что мы будем защищать представителей правоохранительных органов самыми жесткими мерами наказания тем, кто попытается посягнуть на их жизнь. Это прямое запугивание: всех, кто тронет силовиков и других должностных лиц, ждет смертная казнь». В отношении Кулекбаева, к тому же, была проведена определенная информационная кампания, призванная подчеркнуть его особую опасность: суд проходил в том же СИЗО, где содержался Кулекбаев, поскольку он был «буйный» и даже «бросил стол в следователя».

Но, помимо прочего, приговор Кулекбаеву — это не только сигнал обществу. Это еще похоже и на месть со стороны правоохранительных органов: своими действиями в июле этого года «алматинский стрелок» показал их полную неподготовленность к чрезвычайным ситуациям, и МВД тогда досталось от журналистов по полной. При этом нападение произошло в тот момент, когда по всей стране был продлен «желтый» уровень террористической опасности, что делает это нападение еще более обидным для самих полицейских. Сделаны ли были после этого выводы? Безусловно: все РУВД в Алма-Ате теперь обнесены каменными заборами. Колючую проволоку под током и рвы с водой делать пока не стали.

Отметим, что параллельно в Актобе идет рассмотрение дела о нападении на город и попытке захвата воинской части 5 июня этого года. На скамье подсудимых — 29 человек: выжившие нападавшие, а также те, кто не донес о готовящемся преступлении либо укрывал предположительных преступников. Судебный процесс идет стахановскими темпами: журналисты газеты «Диапазон» выяснили, что дело планируется рассмотреть за 2-3 недели, а все ходатайства защиты отклоняются. Больше узнать об этом процессе почти ничего нельзя: его сделали закрытым через 10 минут после начала. Но почему-то в том, что приговор в Алма-Ате может стать примером для подражания и в этом случае, сомнений не очень много.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera