Сюжеты

Избиение Ильдара Дадина. Что известно на данный момент

Комментарии ФСИН, адвокатов, политиков и правозащитников

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Общество

12

Что произошло?

Находящийся в колонии Ильдар Дадин — первый осужденный по статье о «неправильных митингах» — надиктовал своему адвокату письмо, адресованное жене, Анастасии Зотовой.

«Я чувствовала что-то неладное: Ильдару не давали связаться со мной по телефону, не пускали и с ним на свидание. Чутье меня не обмануло, только вот оказалось все намного хуже, чем я могла подумать», — сказала Зотова после получения письма.

1 ноября «Медуза» опубликовала письмо. В послании Дадин, который отбывает наказание в Сегежской колонии №7 за неоднократное участие в несогласованных пикетах (212.1 УК), рассказал, что в исправительном учреждении к нему применяли пытки и избивали.

Со слов активиста, сразу после этапирования в колонию у активиста забрали все личные вещи и подкинули ему два лезвия, которые потом «нашли» при обыске — это стало поводом для перевода в ШИЗО. В ответ Дадин объявил голодовку.

По словам Дадина, 11 сентября, через день после прибытия в ИК-7, его избили трое сотрудников, в том числе начальник колонии Сергей Коссиев. За этот день Дадина избивали четыре раза, по 10–12 человек одновременно.

«После третьего избиения опустили голову в унитаз прямо в камере ШИЗО», — пишет активист в письме.

На следующий день осужденному сковали руки за спиной и подвесили за наручники.

«Потом сняли с меня трусы и сказали, что сейчас приведут другого заключенного и он меня изнасилует, если я не соглашусь прекратить голодовку», — рассказал Дадин, добавив, что избиения и унижение заключенных — обычная практика в этой колонии.

Он также рассказал, что руководство колонии организовывало постановочные видеозаписи, предварительно объясняя, как себя вести и что делать. На основании этих записей ему объявляли взыскания.

Реакция ФСИН

  • Сразу после публикации письма «Новой газете» удалось дозвониться в управление ФСИН по Карелии. Сотрудник дежурной части зачитал текст документа, в котором говорилось, что 11 сентября «Дадин в грубой форме отказался выходить из камеры, принимать положение для обыска, стал хватать руками сотрудников за форменную одежду, в результате чего к нему была применена физическая сила и спецсердства» (аудиозапись разговора есть в распоряжении редакции).
  • Долгое время после этого представители ФСИН хранили молчание.
  • Только ближе к вечеру 1 ноября замдиректора Федеральной службы исполнения наказаний Валерий Максименко заявил, что применение насилия к Дадину в ходе предварительной проверки не подтвердилось. По его словам, на теле активиста не обнаружили ни единого повреждения. Эту же информацию, по словам Максименко, сам Дадин подтвердил на видео, записанном сотрудниками колонии.

Реакция общества и чиновников

  • Жена Дадина Анастасия Зотова позвонила уполномоченной по правам человека в России Татьяне Москальковой, которая обратилась в прокуратуру с просьбой провести проверку, а также распорядилась направить в колонию представителя уполномоченного по правам человека в Карелии и Общественную наблюдательную комиссию.
  • Глава Совета по правам человека при президенте России Михаил Федотов обратился в ФСИН с просьбой допустить делегацию СПЧ – Игоря Каляпина и Павла Чикова – в колонию, где содержится Дадин.
  • В пресс-службе республиканского управления Следственного комитета сообщили, что тоже выясняют достоверность заявления Дадина о применении к нему пыток в сегежской колонии.
  • Зампредседатель столичной Общественной наблюдательной комиссии Ева Меркачева пообещала, что Ильдара Дадина посетят независимые врачи и обследуют активиста на предмет побоев. Она отметила, что «ради максимальной объективности проверки» ФСИН предложила выбрать правозащитникам именно тех врачей, которым доверяют правозащитники. Однако, по словам Меркачевой, пока никто из опрошенных медиков не согласился обследовать активиста в колонии. Осмотр выполнили врачи «Сегежской центральной районной больницы», которые не обнаружили следов побоев.
  • Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что «безусловно, это случай, который заслуживает самого пристального внимания», а об инциденте обязательно доложат Владимиру Путину.
Анастасия Зотова
жена Ильдара Дадина, о визите независимых врачей:

— Мне никто ничего про это не говорил. Сегодня разговаривала со ФСИН, они тоже про врачей не знают. Следственный комитет начал проверку, они пообещали, что заведут уголовные дела и накажут виновных, если факт избиения подтвердится.

Знакомый журналист, который находится на месте, сообщил мне, что на данный момент колонию окружает полиция, туда никого не пускают. Вероятно, туда приехали либо члены ОНК, либо глава местного ФСИН.

После того шума, который поднялся вчера, со мной и адвокатом Ильдара начали связываться родственники других заключенных. Их тоже  избивали, при этом те находились в штрафном изоляторе без особых причин. Они написали жалобы.

Алексей Липцер
адвокат Ильдара Дадина (разговор состоялся до обнародования итогов визита врачей):

— Сегодня должна быть комиссия ФСИН с привлечением врачей. Они должны обследовать самого Ильдара и взять у него комментарии. Врачей правозащитники сами выбрали. Следственный комитет тоже обещал провести проверку. Вполне возможно, что будет такая же ситуация, как вчера, и факт избиения так и не будет доказан.

Угроза для жизни Ильдара существует. Он был уверен в этом, а у меня нет оснований ему не доверять. Допускаю даже, что после моего ухода к нему могли применить силу. Потому что общение происходило в переписке, и сотрудники колонии по камерам могли догадаться, о чем идет речь. Сейчас это им известно наверняка. Остается надеяться, что после шумихи, которая поднялась, усугублять ситуацию не будут.

После публикации письма мне написала мама одного осужденного и брат. Брат предоставил информацию о нескольких заключенных, которые находятся в ШИЗО по несколько месяцев и даже по полгода. Один из них подвергается избиениям утром и вечером в коридоре, где нет камер. Лев Пономарев обещал эту информацию передать уполномоченной по правам человека Татьяне Москальковой. Так мы сможем привлечь к ситуации еще больше внимания.

Лев Пономарев
исполнительный директор общероссийского движения «За права человека»:

— Правозащитникам известны десятки случаев пыток и даже убийств в колониях, и мы давно бьемся над тем, чтобы обратить внимание общества в данному факту. И то, что произошло с Дадиным, наконец-то привлекло общественное внимание к проблеме. Это показало, что в России существует настоящий ГУЛАГ, который даже страшнее ГУЛАГа позднего советского времени.

По Дадину уже начались проверки, но концы прячут в воду. Мне известно, что к нему в колонию собирается лично лететь Москалькова. Но это совсем не значит, что мы докажем, что его пытали. Зачастую заключенные отказываются говорить, и проверки проходят бесмыссленно. В колонии также уже выехали двое представителей Совета по правам человека.

Считаю, что Дадина необходимо вывести в другую колонию, тогда он будет свободнее говорить. Я его знаю, он доверяет только своим адвокатам, будет ли он доверять Москальковой — непонятно. Но я бы посоветовал доверять. На него оказывается давление с двух сторон: это делает и администрация колонии, и сами заключенные, так называемый «актив» (те, кто взаимодействует с руководством за послабления). Этим уголовникам нечего терять, они как раз и могут изнасиловать. Дадина необходимо убедить, что если он будет говорить, то поможет другим заключенным этой колонии.

Дмитрий Гудков
депутат Госдумы шестого созыва:

— Полномочий депутатских у меня уже нет, чтобы как-то помочь Ильдару Дадину, поэтому все, что я могу сделать – поднять шум в соцсетях. Позвонил в «Яблоко», попросил местных депутатов съездить в колонию, но их туда то ли не пустили, то ли сказали, что у них нет полномочий, сейчас к ним едет адвокат.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera